16.03.2017
Глава Тункинского района может быть связан с теневым оборотом нефрита

Правление Ивана Альхеева в Тункинском районе дает первые плоды. Задержанный в Кырене джип с полутонной нефрита – тому подтверждение. Ведь, по информации из разных источников, за рулем сидел работник компании, принадлежащей жене главы района, а рядом – сын четы Альхеевых.

Удивительный «крузак»

Ночью 11 марта в селе Кырен сотрудники улан-удэнского батальона ДПС во время планового выезда по районам остановили два джипа. Внутри Toyota Land Cruiser 100 они с удивлением обнаружили 500 килограммов нефрита, происхождение которого до сих пор неизвестно. Впрочем, есть весьма правдоподобная версия, что камень приехал из Окинского района, где располагаются крупнейшие месторождения.

Конечно, у водителя не оказалось документов ни на нефрит, ни на автомобиль. Водителем, кстати, по данным ИА «Сибирь Лайф», оказался молодой человек, работающий в компании «Улар», принадлежащей жене главы Тункинского района Ивана Альхеева. Также в автомобиле, по сообщениям того же информагентства, находился сын Ивана и Азы Альхеевых. 

– На задержанном «Крузаке» с нефритом вместе с водителем сидел сын главы района. За рулем сидел работник «Улара», – сообщил корреспонденту ИА «Сибирь Лайф» источник в правоохранительных органах.

К слову, «крузак», как выяснилось, принадлежал автономному учреждению администрации Тункинского района «Нилова пустынь». По данным портала «Байкал Daily», на этой машине передвигается сам глава района Иван Альхеев.

Во второй машине за рулем находился прапорщик полиции из Улан-Удэ. После задержания эта машина смогла «сбежать» на высокой скорости. Известно также, что регион на номерах был обозначен 177-й. Впрочем, подтвердить факты задержания оказалось сложно. МВД уклоняется от официальных комментариев по этому делу.

Перевалочный пункт

Подобные нефритовые задержания в Тунке – не редкость. Правда, чаще всего в них фигурируют менее известные фамилии. В Окинском районе находятся крупные нефритовые месторождения, и Тунка – единственный транспортный коридор, который связывает их с «Большой землей».

Такое удачное расположение позволяет вывозить не только легальный камень, но и тот, что добыт незаконно. Поэтому здесь расположен пост ГИБДД, на котором не бывает постоянного личного состава, только командировочные. В этот раз задержание производили тоже не местные – батальон ГИБДД из Улан-Удэ. По версии интернет-журнала «Республика», у приезжих правоохранителей была ориентировка о том, что в эту ночь из Оки придет «товар».

Не исключено, что местные силовики не решились бы тормозить джип, на котором, предположительно, передвигается глава района. А тот факт, что именно в этой машине оказалось полтонны нефрита, назвать случайным трудно. Ведь Иван Альхеев в свое время был тесно связан с нефритовой индустрией.

Битва за добычу

Из его официальной биографии следует, что после восьми лет работы в администрации Тункинского района (последние три в качестве зама главы по инфраструктуре) Альхеев в начале 2015 года принимает приглашение стать заместителем директора по производству в ООО «ГП Сибирьгеология». Как сообщает «Республика», эта иркутская компания считается одним из трех крупных недропользователей в Оке, причем работает на самом большом месторождении нефрита в районе, а может быть и в России – Горлыкгольском.  Правда, не очень удачно. До 2015 года компания судилась во всевозможных инстанциях с Роснедрами, Росприроднадзором и прокуратурой за право добывать нефрит.

В 2004 году та самая «ГП Сибирьгеология» получила от Территориального управления Роснедр в Бурятии сразу несколько лицензий в обход аукциона, по так называемому праву первооткрывателя месторождения. Компания благополучно начала работать, но к 2008 году выяснилось, что федеральные Роснедра не признают решения своего филиала. И месторождение выставили на аукцион.

Иркутская компания пыталась жаловаться во все инстанции, но везде получила отказ. Далее прокурор обратился в суд о лишении «ГП Сибирьгеология» прав на месторождение и некоторых лицензий. В итоге долгих судебных процессов добытчики проиграли.

Длилась вся эта печальная история до 2015 года, пока в состав учредителей не попал новый персонаж. Раньше предприятием полностью владел известный в Иркутской области геолог Александр Секерин, который до сих пор является ее директором. Но сейчас ему принадлежит всего 10 процентов.

Остальная часть компании оказалась в руках бурятской компании ООО «Самоцветы Сибири». В том же году, по данным интернет-журнала «Республика», «ГП Сибирьгеология» отказывается от всех претензий к государственным органам, якобы в ожидании переоформления лицензий на месторождение, которые произойдут летом 2017 года, то есть совсем скоро. 

По головам

Понятно, что, с учетом таких связей, главе Тункинского района будет сложно оправдаться. Хотя его история прихода к власти изначально полнилась скандалами и нестыковками. После его победы, когда он обошел соперника лишь на несколько сотен голосов, Избирком обжаловал результаты выборов в суде. Правда, неудачно.

После этого прогремела череда кадровых скандалов, связанных с местным образованием. Уволенные директора школ, заведующие детсадами и прочие работники даже вышли на митинг, после того как местная газета обозвала их «раковой опухолью».

В то же время СМИ узнают, что компания «Улар» – та самая, что связана с «нефритовым» джипом – выигрывает сразу четыре аукциона, проведенных МКУ «Казна муниципального имущества Тункинского района». Эта фирма, напомним, принадлежит жене Ивана Альхеева. Общая сумма контрактов – около полутора миллионов рублей. Пикантность ситуации придает то обстоятельство, что в своей избирательной кампании Иван Альхеев как раз большой упор делал на борьбу с кумовством и коррупцией.

На деле же с приходом к власти Ивана Альхеева количество скандалов разного рода ничуть не уменьшилось. Впрочем, нефритовых до недавнего времени не было. Однако эксперты еще после выборов опасались, что при новом главе Тункинский район может превратиться в теневой коридор для транспортировки нефрита. И последние события как бы намекают, что опасения эти были небеспочвенны.

Евгения Балтатарова, Станислав Сергеев, «Номер один».
^