19.04.2017
Экс-председателя Совета директоров БайкалБанка обязали вернуть 100 миллионов рублей в Бурятию

Сто миллионов рублей, выведенных из БайкалБанка незадолго до отзыва лицензии, должен будет вернуть экс-председатель его Совета директоров и владелец ООО «Бурятмяспром» Александр Венидиктов. Такое решение вынес Железнодорожный суд столицы Бурятии, удовлетворив иск кредиторов банка. Об этом сообщили в пресс-службе суда. 

Возмездная помощь

В судебном заседании представитель Александра Венидиктова категорически отрицал получение им 100 миллионов рублей. Однако доказательства, представленные суду, свидетельствуют об обратном.

11 мая 2016 года Александр Венидиктов, который был акционером БайкалБанка, направил в Совет директоров заявление о принятии от него безвозмездной помощи в размере 100 миллионов рублей. Это было не какое-то исключительное благодеяние, а вполне обычная практика в банковском сообществе. Безвозмездная помощь акционеров – одна из распространенных форм поддержки банков, которая позволяет им быстро увеличить капитал без проведения допэмиссии акций. Например, в первом полугодии кризисного 2014 года российские банки получили 32,4 миллиарда рублей безвозмездной помощи от своих акционеров.

Поскольку Александр Венидиктов был не просто акционером, а председателем Совета директоров БайкалБанка, получение от него безвозмездной помощи относилось к категории сделок с заинтересованностью. Такие сделки должны быть одобрены Советом директоров банка. Одобрение было получено в тот же день, а 13 мая 2016 года был заключен договор, который по своей правовой природе является договором дарения. Еще через неделю, 20 мая, 100 миллионов рублей были перечислены в БайкалБанк.

В суде представитель истцов – кредиторов банка – особо подчеркивал, что, согласно Гражданскому кодексу РФ, отказ дарителя от дарения допустим лишь до передачи дара, которая состоялась в момент перечисления денег. В нарушение этой нормы новый председатель правления БайкалБанка Виталий Авдеев, избранный 18 июля 2016 года, на второй день после вступления в должность заключил с Александром Венидиктовым дополнительное соглашение. В нем были указаны основания для возврата «безвозмездной» помощи, что само по себе абсурд с точки зрения общечеловеческой логики. А по мнению истцов, еще и очередное нарушение закона.

В частности, в допсоглашении оговаривалось, что в случае предъявления каких-либо претензий, предписаний, ограничений со стороны Центробанка РФ «безвозмездная» помощь должна быть возвращена.

– Есть мнение, что это дополнительное соглашение, хотя оно и датировано 20 июля, появилось на свет уже после августовского предписания Центробанка РФ об ограничении деятельности БайкалБанка, – считает председатель Союза кредиторов, заемщиков и дольщиков Бурятии, юрист Виталий Хонихоев.

Более того, стороной ответчика были представлены суду второе допсоглашение и документ о расторжении договора, в которых была предпринята попытка придать видимость законности выводу 100 миллионов рублей из БайкалБанка уже с учетом прозвучавших в суде доводов истцов. Странно, что этот документ появился уже в марте этого года, после нескольких заседаний суда, а не в самом начале рассмотрения дела. 

Конфликт интересов

Такое впечатление, будто головной офис банка продолжает работать, несмотря на отзыв лицензии, Виталий Авдеев все еще председатель правления, печать на руках, и разные бумаги плодятся по мере надобности для заинтересованных лиц. Только где он обосновался, этот «головной офис»?

Этот вопрос остается без ответа, но, возможно, им заинтересуются правоохранительные органы. 

Но вернемся к «безвозмездной» помощи Александра Венидиктова. Суду было представлено его заявление от 4 августа 2016 года, которым экс-председатель Совета директоров потребовал вернуть ему 100 миллионов рублей. В связи с тем что в отношении БайкалБанка вынесено предписание Нацбанка Бурятии.

8 августа 2016 года Виталий Авдеев издал распоряжение о перечислении этой суммы на лицевой счет Александра Венидиктова. В это время уже действовало предписание Центробанка РФ об ограничении операций БайкалБанка. Экс-председатель правления его грубо нарушил. Но чего не сделаешь ради человека, который фактически обеспечил «банковскому альянсу» получение контроля над очередным банком? Вот бы с рядовыми вкладчиками так рассчитывались...

Представитель Александра Венидиктова, как уже было сказано, всячески открещивался в суде от получения денег своим доверителем. Но документы банковской проводки неопровержимо свидетельствуют: 100 миллионов рублей были переведены на его личный счет, а затем сняты с него.

В итоге суд удовлетворил иск кредиторов БайкалБанка, признав недействительным дополнительное соглашение к договору оказания «безвозмездной» помощи. 

В своем решении Железнодорожный суд отметил, что дополнительные соглашения об условиях возврата «безвозмездной» помощи были заключены Александром Венидиктовым и Виталием Авдеевым при наличии конфликта интересов и без одобрения Совета директоров БайкалБанка. По оценке суда, это «свидетельствует о недобросовестности их действий и причинении банку убытков в виде уменьшения его имущества на сумму 100 миллионов рублей, перечисленных Венидиктову на его личный счет».   

Фактически это означает, что Александр Венидиктов и Виталий Авдеев под видом ее возврата незаконно вывели из БайкалБанка 100 миллионов рублей в ущерб интересам банка и его клиентов. Причем эти их действия послужили, в числе прочего, основанием для решения Центробанка РФ. Об этом прямо заявил официальный представитель регулятора: «Руководством и собственниками банка осуществлены схемные операции и сделки, направленные на вывод из банка активов... С баланса кредитной организации была списана оказанная ранее безвозмездная финансовая помощь ее акционера».  

Пока решение Железнодорожного суда не вступило в законную силу, и, вероятно, Александр Венидиктов будет обжаловать его в вышестоящей инстанции.

Есть ли сговор?

Самое странное в этой истории то, что кредиторы БайкалБанка вынуждены добиваться возврата выведенных активов самостоятельно. Единственная организация, которая оказывает им в этом юридическую помощь, – Союз кредиторов, заемщиков и дольщиков Бурятии. Чем же тогда занимаются юридические консультанты из компании «Дело», привлеченные АСВ для сопровождения конкурсного производства? По сайтам судов видно, что они активно взыскивают задолженности с рядовых заемщиков – жителей Бурятии. Что само по себе, прямо скажем, дело нехитрое.

А вот в вопросе о возврате незаконно выведенных в московские «ООО-шки» активов банка результативных усилий юристов «Дела» мы пока не наблюдаем. Хотя в смете на второй квартал 2017 года на «судебные издержки и расходы по арбитражным делам; нотариальные расходы; расходы по оплате госпошлины» предусмотрено 22 миллиона 872 тысячи рублей. Почти столько же было потрачено в первом квартале.

Кредиторы БайкалБанка вынуждены были письменно потребовать от конкурсного управляющего принятия мер по возврату выведенных активов – ипотечных ценных бумаг на сумму более 260 миллионов рублей, которые Виталий Авдеев, как и недвижимость с кредитами, «махнул» на неликвидные векселя. Как сообщили в Союзе кредиторов, заемщиков и дольщиков Бурятии, обращение вкладчиков было направлено в начале апреля, реакции пока нет.

Кроме того, неизвестна судьба 150 миллионов рублей, которые БайкалБанк в 2014–2016 годах перечислил тому же Александру Венидиктову как посреднику в приобретении недвижимости (зданий и офисов) в Крыму. Недвижимость собственностью банка так и не стала, в конкурсной массе она отсутствует, а исков «юридические консультанты» до сих пор не подали.  

Между тем сроки исковой давности идут, для предъявления исков о признании сделок недействительными остались считаные месяцы. Злые языки даже строят версии о сговоре с организаторами вывода активов БайкалБанка.

Отметим, что вывод активов БайкалБанка – это вывод средств из экономики Бурятии. Так как основные его кредиторы – жители и предприятия республики. Вернуть эти миллиарды – задача не только конкурсного управляющего и кредиторов, но и экономического блока правительства РБ. А также – не допустить подобных ситуаций в будущем при реализации пафосных инвестиционных проектов с участием «засветившихся» в истории с банкротством БайкалБанка фигурантов.    

Артем Самсонов, «Номер один».
^