13.07.2017
В Бурятии предлагают ввести продовольственные талоны для бедных

За несколько месяцев 2017 года в стране более чем на 10% выросло число бедных – с 19,8 миллиона человек до 22 миллионов. В этом факте призналась  председатель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. В Бурятии, насколько можно судить по оценкам специалистов, темпы роста числа бедных, как минимум, в два раза выше общероссийских.

Между тем проблему беспрецедентного распространения бедности в Бурятии власти старательно обходят стороной. Почему не только не решается проблема, но и находится в числе табуированных в регионе тем, выяснял «Номер один».

«Все хорошо, прекрасная маркиза»

Несмотря на кризис, Бурятстат не фиксирует в этом году тенденции массового перехода граждан в категорию малоимущих и нищих, нуждающихся в социальных пособиях. Впрочем, у государства нет особой заинтересованности в создании реальной картины накануне больших и малых выборов. Тем более что и Владимир Путин недавно заявил, что «доходы россиян начали повышаться». Видимо, имеются в виду не все россияне, а российские миллиардеры,  число которых в кризисное время действительно выросло. Однако в Бурятии ситуация все более осложняется, что  четко прослеживается по данным службы судебных приставов Бурятии.

«За пять месяцев текущего года на исполнении находилось 657 тысяч 668 исполнительных производств на сумму взыскания 47 миллиардов 401 миллион рублей», – отмечается в сообщении Управления ФССП РФ по РБ.

Как известно, в республике живет менее миллиона человек, из них работоспособного возраста – около половины. Тогда как исполнительных производств – почти 658 тысяч. Получается, на каждого взрослого человека приходится один и более долг, который уже попал в число проблемных. Трудно спорить с тем, что большинство людей, имеющих безнадежные долги,  автоматически попадают в число малоимущих.

Долги приросли в 260 раз

Причем если за пять месяцев 2017 года жители Бурятии задолжали судебным приставам гигантские 47 миллиардов рублей, то за аналогичный период благополучного 2013 года, когда еще не было проблем с Крымом, санкциями, бюджетным дефицитом, жители Бурятии были должны всего 181 миллион рублей. Таким образом, за четыре года долги населения выросли в 260 раз!

Кто попадает в число новых бедных? Часто это те, кто живет на одну зарплату, и им хватает денег только на еду и одежду. Если прожиточный минимум на одного человека в Бурятии определен в размере девяти тысяч рублей в месяц, то, для того чтобы элементарно выжить, семье из четырех человек необходимо как минимум 36 тысяч рублей. А чтобы жить, а не выживать, эту сумму необходимо смело увеличивать в полтора-два раза. Как много у нас семей, получающих больше 60–70 тысяч рублей? Обычная картина кадровых вакансий – зарплата 15–20 тысяч рублей.

Ситуация осложняется, когда семья распадается. Мужчины нередко не выдерживают бедности и сопутствующих ей скандалов и уходят. И матерям нередко  приходится одним воспитывать ребенка или двух. На первого малыша соцпособие – три тысячи, на второго – шесть тысяч рублей, и платят эти пособия только до  полутора лет. А ребенка в сад можно отдать лишь в три  года. При этом маткапиталом в этот самый сложный период  государство пользоваться не дает.

Что делать полтора года без возможности определить ребенка в сад и идти работать? Нередко на выручку молодым и бедным приходят их родители-пенсионеры. Особенно активна такая поддержка на селе, где пожилые люди с учетом подсобного хозяйства умудряются содержать не только детей, но и внуков. Но такая поддержка есть далеко не у всех.  

Безусловно, на рост числа бедных в регионе повлияли два основных фактора – сокращение рабочих мест и уменьшение зарплат в экономике и  бюджетной сфере, а также почти двукратный рост цен на продовольствие в период кризиса. Но не только это.

Ускоренное опустошение карманов

Еще одна причина роста бедности в Бурятии – одни из самых высоких в стране тарифов на электроэнергию и тепло и дорогие продукты питания, вызванные высокими транспортными издержками.  Свою лепту в процесс вносит и монетаристский подход правительства Бурятии к населению. С бизнеса больше денег собрать в бюджет чиновники не могут, и главной кормовой базой для пополнения дефицитного бюджета становится население. Стригут за все по полной, начиная с высоких ставок налогов на землю и заканчивая штрафами. Доходит до того, что в Бурятии, по статистике, людей в два раза больше штрафует ГИБДД, по сравнению  Иркутской областью. В республике  установлено рекордное количество видеокамер на дорогах, и деньги от штрафов лавиной идут в бюджет.

– У нас почему-то считается, что во всем виноват водитель, но попробуйте при таком избытке установленных в Улан-Удэ средств слежения годик активно поездить по городу и умудриться ни разу не попасть «под камеру», – недоумевает автомобилист  Владимир Перелыгин. – Я часто езжу в Иркутск, так вот, там камер намного меньше, чем у нас.

Сверхжесткий подход к жителям Бурятии со стороны республиканского правительства   подтверждается и статистикой. При почти трехкратном отставании в числе автомобилей с соседями в 2016 году с видеокамер Иркутской области было выписано штрафов на 185 миллионов рублей, а в Бурятии – 160 миллионов рублей. А ведь автомобилей в республике в три раза меньше, чем в соседней области. Даже Бурятстат за прошедший год в структуре расходов жителей республики вынужденно зафиксировал рост доли платежей, взносов и штрафов с 8,7% до 11,2%.

Кроме того, в структуре трат людей так называемые потребительские расходы (в основном на еду) за год выросли с 68,4% до 78,6%. На сбережение и другие инвестиции в будущее денег почти не остается.

Вместо денег огурцы

В последние годы, когда речь заходит о борьбе с бедностью, со стороны властей наблюдается либо молчание, либо бурная имитация деятельности, которая доходит до смешного.

– Депутаты Народного Хурала зачем-то предлагают бедным передавать в аренду корову или теплицу, мол, живые деньги им давать нельзя, якобы пропьют, – возмущается политик Игорь Бобков. – Но попробуйте запасти сена на одну корову – это четыре тонны в год. Или  огурцы с теплицы: разве сделают жизнь бедных богаче? При этом сами депутаты получают по 150–200 тысяч рублей деньгами – никакого тебе бартера, никаких огурцов. Прекратите городить огород, сокращайте раздутые расходы госаппарата, дайте деньги малоимущим.  
Несмотря на явный популизм этой идеи, среди экономистов Бурятии это предложение получает поддержку.

– Людям, находящимся за чертой бедности, деньги необходимо раздавать. Это  стандартная практика современного антициклического регулирования, которая может применяться не только на национальном, но и на региональном уровне, – убежден экономический эксперт Алдар Бадмаев. – Тот же Китай в ходе недавней рецессии в стране просто выдавал небольшие суммы малоимущим, чтобы поддержать внутренний потребительский спрос. Ведь эти деньги напрямую попадают на рынок и увеличивают объем торговли.

Карточки – это не позор

По словам Алдара Бадмаева, еще одним действенным способом снижения уровня бедности является выдача малоимущим продовольственных талонов.

– Эти меры в Бурятии позволили бы смягчить последствия неблагоприятных условий жизни для наиболее малозащищенных слоев общества, обеспечить их физическое выживание и, таким образом, выживание самого общества, – считает экономист. – Такого рода программы вводятся при наступлении сложных времен и действуют до выхода общества из ситуации кризиса. Например, они давно уже эффективно используются в США. Заменителей этих мер нет. Чем больше мы будем погружаться в кризис, тем большему числу жителей Бурятии может потребоваться такая помощь. Иначе люди, оказавшиеся на грани выживания, могут пойти на все. И тогда на преодоление последствий разного рода бунтов и криминальных  эксцессов могут понадобиться намного большие силы и средства.

К сказанному можно добавить, что теоретически наиболее явным способом снижения уровня бедности является рост экономики и увеличение новых рабочих мест. Однако это в теории. В реальности мы видим, что в депрессивной Бурятии этот путь  отдает фантастикой, поскольку в ближайшие годы число рабочих мест у нас, в силу множества причин,  будет не увеличиваться, а только сокращаться.

Таким образом, продовольственные талоны – забытое явление позднего СССР – в Бурятии могут появиться уже в ближайшем будущем. Для этого властям необходимо признаться в том, что да, нам стыдно это делать, но выхода у нас нет, мы будем таким путем помогать бедным. Но такое станет возможным, если региональные власти перестанут  напоминать страуса, прячущего свою голову в песок, чтобы ничего не видеть и не слышать.

Дмитрий Родионов, «Номер один»
^