15.07.2017
В Бурятии подсчитали «индекс предпринимательской неуверенности»

В последнее время популярен анекдот про завтрашний день: «Каким оно будет, завтрашнее дно?» – вопрошает его автор». Чтобы ответить на этот вопрос, служба статистики Бурятии решила подсчитать такой любопытный показатель, как «индекс предпринимательской уверенности». Результаты, как и положено, оказались удручающими почти для всех.

Прогнозы и остатки

Как следует из названия, суть вычисления индекса в том, чтобы определить настроение представителей бизнес-сообщества. От этого настроя, в общем-то, зависит и благополучие Бурятии в целом. Ведь чем увереннее предприниматели в регионе, тем больше они инвестируют и производят. Тем больше налогов, тем лучше инфраструктура, тем, в конце концов, выше уровень благосостояния жителей.

Росстат утверждает: «Индекс предпринимательской уверенности – качественный показатель, позволяющий по ответам руководителей о прогнозе выпуска продукции, остатках и спросе на нее охарактеризовать экономическую деятельность организаций… И дать упреждающую информацию об изменениях экономических переменных. Показатель представляет собой среднее арифметическое «балансов» ответов на вопросы об ожидаемом выпуске продукции, фактическом спросе и текущих остатках готовой продукции».

То есть его высчитывают, основываясь на трех факторах: сколько собираются предприниматели выпустить продукции в ближайшее время, сколько продукции осталось на складах, если таковые имеются, и каков спрос на их товар.

«В ежемесячных опросах деловой активности участвуют более трех тысяч организаций (без малых предприятий) с видами деятельности «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства», «Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха», – продолжает ведомство.

Правда, в Бурятии, видимо, опрашивали только представителей сферы услуг. То ли до остальных пока не добрались, то ли боятся задавать глупые вопросы представителям обрабатывающих производств. Которых вряд ли можно назвать уверенными в завтрашнем дне.

Гостиничный оптимизм

Итак, перейдем к цифрам. Показатели по большинству представленных в статистике предпринимательских сфер на второй квартал этого года – со знаком «минус». Например, не очень уверенно себя в Бурятии чувствуют авторемонтники. В сфере «техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств» индекс предпринимательской уверенности – минус 50 процентов.

Для сравнения: в Иркутской области – минус 29, в Забайкальском крае – минус восемь, а в среднем по России – минус 12. То есть авторемонтники везде чувствуют себя не очень уверенно, но в Бурятии им как-то совсем некомфортно.

Так же, как и предпринимателям, работающим в сфере связи. Индекс здесь такой же – минус 50, и снова это в разы, а то и в десятки раз ниже, чем в соседних регионах и в среднем по России.

Чуть получше, но все равно плохо чувствуют себя те, кто занимается творческой деятельностью, работает в области искусства и развлечений. Здесь индекс – минус 33 процента. Для сравнения: в среднем по России индекс равен двум со знаком «плюс». Но хуже всех у нас дела обстоят у представителей сферы «ремонт предметов личного потребления и хозяйственно-бытового назначения». Здесь индекс предпринимательской уверенности – минус 100 процентов. У соседей он не опустился ниже минус 33 процентов, а по стране равен минус 13.

На 33 процента в минусе также рекламные компании.

Зато уверенностью отличились гостиницы и «прочие места для временного проживания». Они уверены в завтрашнем дне аж на 44 процента. К ним присоединились и санаторно-курортные организации. У них уверенность достигает 67 процентов.

Но их коллеги в, казалось бы, смежной отрасли – турагентства и прочие организации, предоставляющие услуги в сфере туризма, – на минус 56 процентов пессимистичны.

Временный оптимизм

Откуда такой разброс? Эксперты уверены: оптимизм курортов и гостиниц в начале туристического сезона вполне понятен.

– Мы видим, что все перестроечное время гостиницы у нас растут как на дрожжах, и этот сектор, видимо, имеет большой потенциал роста в будущем, так как он, в отличие от большинства туристических операторов, работает на въездном туризме, – говорит известный в республике экономист Алдар Бадмаев. – А туркомпании, которые работают, как правило, на выездном туризме, в настоящее время несут потери. Это подтверждается хотя бы фактом падения до нуля количества прямых чартеров из Улан-Удэ за рубеж.

Что касается остальных видов деятельности, указанных в опросе, то они, по мнению экономиста, относятся к вторичному сектору экономики, который связан с перераспределением первичных региональных доходов, попадающих в нашу республику.

– Те же ремонтные мастерские показали отрицательный результат, видимо, в связи с падением покупательной способности населения. В кризис многие предпочитают делать ремонт сами, не платя за это деньги. И очевидно, у людей денег нет уже и на искусство, рекламу и так далее, – говорит он.

То есть в целом ситуация вовсе не радует глаз. Временный оптимизм гостиниц вряд ли можно взять за основу, делая вывод о состоянии предпринимательства в целом. Судя по результатам исследований, бизнес боится работать в Бурятии. И это печально.

– Пока мы падаем вниз, и это подтверждается всеми показателями и разными экспертными организациями. Уверенность могут демонстрировать только отдельные секторы экономики, как, например, гостиницы или компании, работающие на экспорт. Что же касается всех остальных, они остаются заложниками общеэкономической ситуации в республике, – уверен Алдар Бадмаев.

Нет денег – нет уверенности

И все-таки, что конкретно вселяет неуверенность в сердца предпринимателей Бурятии? Список достаточно длинный. Но основные факторы, делающие бизнес в республике рискованным, не меняются годами.

– Слишком много факторов влияет на самочувствие бизнеса – доступ к рынкам, финансовым ресурсам, покупательная способность населения, контрольно-надзорное давление и тому подобное, вплоть до ситуации с ЧС, скажем, для лесной отрасли, – рассказывает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Бурятии Анатолий Дашиев.

После кризиса 2014 года ставки по кредитам для бизнеса взлетели до небес. Сейчас ситуация более или менее нормализовалась в части переплат, но вот требовательность банков выросла до предела. Предприниматели жалуются, что получить кредит сейчас крайне сложно, особенно начинающим. Различные государственные фонды поддержки предпринимательства работают точечно, и результаты их работы можно охарактеризовать как «капля в море».

Подливает масла в огонь и модная в последние годы тема излишнего давления на бизнес со стороны контрольно-надзорных органов. Именно с этим фактором эксперты связывают истерию прошлых лет по бегству крупных предпринимателей из Бурятии. И хотя надзорники регулярно отчитываются, что количество проверок снижается, а методики совершенствуются, о решении проблем говорить еще рано.

Есть проблемы и с доступом наших компаний на рынки. Яркий пример – «Улан-Удэстальмост», который из-за потери заказов оказался в глубочайшем кризисе. Он просто не успел встроиться с федеральную систему распределения заказов и остался на обочине. То же можно сказать и про множество других компаний из разных сфер. Сейчас большинство рынков контролируют крупные федеральные компании, с которыми очень непросто конкурировать даже давно действующим предприятиям, не говоря уже о новичках.

Но главная проблема, которая тормозит развитие бизнеса, которая и делает наших предпринимателей неуверенными, – это низкая платежеспособность населения. Почему рекламщики, авторемонтники и связисты Бурятии так не уверены в будущем? Почему самый большой процент неуверенности показывает «ремонт предметов личного потребления и хозяйственно-бытового назначения»? Потому что люди не готовы за это платить.

Как только у населения появятся деньги, индекс предпринимательской уверенности тут же поползет вверх, причем по всем отраслям. Как именно региональные власти собираются бороться за доходы населения, пока неизвестно. Благосостояние жителей зависит от успешности бизнеса, и наоборот. Замкнутый круг тотальной неуверенности разомкнуть не просто, но если этого не сделать, в итоге Бурятия может оказаться на экономической обочине страны и мира.

Владимир Пашинюк, «Номер один»
^