14.07.2017
Куда уходит уцененное имущество должников и почему его нельзя купить в Бурятии

Кто не хочет купить машину на сто тысяч дешевле рыночной стоимости или ноутбук за полцены? Откуда берется арестованное имущество, сколько оно стоит, почему его не найти и кто виноват в затишье на «рынке долгов»? Подробнее о рынке долгового имущества читайте в расследовании «Номер один».

Миллионы ежедневно

Уже несколько лет Бурятия держит  первые места в топе самых закредитованных регионов России.

Тех, кто не успел расплатиться с банками вовремя, ждут судебные приставы. После того как к приставам поступает документ о взыскании долгов, их задача – найти у должника деньги на счетах. Если счета пустые, будет арестовано и отправлено на продажу имущество.

В зависимости от стоимости арестованного имущества, продажа идет тремя способами. Всевозможные гаджеты и прочую мелочевку стоимостью до 30 тысяч рублей может продать сам должник. Чтобы у него не возникло желания схитрить и положить деньги в свой карман, должник подписывает документ, что предупрежден об уголовной ответственности за растрату (по статье 312 УК РФ).

Все, что дороже 30 тысяч рублей, передается на реализацию в Росимущество. Именно оно должно продавать имущество должников, чтобы прервался порочный круг невыплаченных долгов. Но сегодня эта организация больше занята внутренними проблемами, чем прямыми задачами.

Имущество от 30 до 500 тысяч рублей продается через комиссионные магазины и сайт Росимущества. Все, что дороже полумиллиона, поступает на официальный всероссийский сайт «торги.гов.ру». Все эти ресурсы – истинный Клондайк для желающих поживиться и даже обогатиться за счет должников.

Клондайк долгов

К примеру, только на сайте Бурятского территориального управления Росимущества можно найти BMW или УАЗ-Патриот на ходу за 250 тысяч рублей. «Хонды», «тойоты», «ниссаны» и «форды» также продаются по ценам на 100–150 тысяч дешевле рыночных.

Дело в том, что, в отличие от авторынка, здесь владелец не готовит свой автомобиль к продаже, не меняет убитые запчасти, не лакирует и не делает химчистку салона. Машина «как есть» арестовывается и вывозится на стоянку. Там проходит независимая оценка реальной стоимости – без пыли в глаза. Потому цены здесь порой поражают воображение. К примеру, Nissan Teana 2011 года выпуска может продаваться за 500 тысяч (на «Автодроме» аналог стоит от 800 тысяч), Toyota Corolla Fielder или Huyndai Solaris 2012 года можно купить от 225 тысяч (аналоги на рынке стоят минимум 350 тысяч).

А если в течение месяца объект никто не купит, его автоматически уценивают еще на 15 процентов. За эту цену объект продается месяц. И только потом, если его так и не купят, арестованный объект предлагают забрать кредитору, уже с 25-процентной скидкой от первоначальной оценки. То есть машина, оцененная в 300 тысяч, может отойти кредитору, которому задолжали, за 225 тысяч. Если, конечно, должник не расшевелится и не решит сам выкупить изъятое за долги имущество. Такое происходит примерно в трети случаев.

Ежегодно через руки Росимущества проходит долговое имущество на миллиарды рублей. На этом рынке кормятся сотни предприимчивых дельцов. Кто-то находит дешевые объекты, скупает, приводит в порядок и продает дороже. Другие находят инвестора, вкладывающего деньги в покупку, и перепродают объекты, получая свои комиссионные. Третьи – научившись продавать (или просто рассмотрев цены на сайте Торги.гов), делают и продают всевозможные тренинги «Как заработать на торгах миллион за первый месяц, не вложив ни рубля» и пишут (естественно, не бесплатно) книжки-пособия, как разыскивать на сайте самые дешевые и выгодные объекты.

Отметим, самые дорогие объекты (те, что дороже 500 тысяч) проходят через официальные торги. Там все довольно строго и с опубликованием, и с участием. Но все, что стоит меньше 500 тысяч рублей, порой может и вовсе на «долговой рынок» не попасть.

Не успевают обрабатывать

С нового 2017 года федеральное законодательство ввело требование – все арестованные объекты стоимостью до 500 тысяч рублей должны «рекламироваться» на сайте Росимущества. Это сделано, чтобы повысить их продаваемость (и автоматически размер возвращенных долгов).

Требование более чем обоснованное – за прошлый год было арестовано имущества на четыре миллиарда, на принудительную продажу передали вещей на 975 миллионов. А получили от принудительной продажи всего 82,6 миллиона рублей. То есть реально «перевели в деньги» меньше десяти процентов всего, что требовалось принудительно продать.

Заходим на сайт республиканского Росимущества. Ставим фильтр «Автомобили», и уже на первых страницах находим продажу BMW и УАЗ-Патриот за 250 тысяч рублей. Звоним в Росимущество (узнать, где можно посмотреть машины).

– Это имущество уже снято с торгов. Возможно, кредитор отозвал, возможно, выкуплены, – комментирует специалист. На вопрос: «Почему тогда объявление висит на сайте?» ответ прост: «Не успели снять». Сколько недорогих и интересных объектов в этом месяце «не успели добавить», остается только догадываться.

Еще интереснее ситуация обстоит с уцененными холодильниками, телевизорами, стиралками и ноутбуками. На сайте указано, что холодильник Indesit за четыре тысячи рублей и автомобиль Nissan Bluebird 1994 года выпуска за 34 тысячи рублей (!) реализует ООО «Риндар», и даже услужливо предоставлен номер телефона.

Однако в ООО «Риндар» по указанному номеру сообщают: «Росимущество нам давно ничего на продажу не передает», не вдаваясь в подробности.

Таким образом, это имущество арестовано, оценено и выставлено на продажу. Но найти и купить его (как и сотни других объектов) покупатель не сможет, как ни тужились законодатели обеспечить такую возможность. По каким-то причинам банк арестованного на сайте Росимущества по Бурятии практически не обновляется и не пополняется.

Схема не работает

Ужесточив законодательные требования, Москва в очередной раз усложнила их исполнение. Дело в том, что республиканское Управление Росимущества упразднили и передали (вместе с Забайкальским) в Иркутск. Так что в Управлении сегодня больше заняты этими преобразованиями, чем продажей арестованного. Исполнительные документы копятся неделями (пока текут сроки реализации). Выставляет их на продажу один-единственный специалист. Учитывая, что на все продажные процедуры у Росимущества только два месяца – сотни объектов могут вообще не успевать выставить на сайт.

Затрудняет реализацию не только это. До нового года продажей недорогого малогабаритного имущества занималась выбранная по конкурсу фирма «Риндар». Арестованные ноутбуки, телевизоры, стиралки и холодильники реализатор сам вывозил и продавал в своей комиссионке на Левом берегу. Но в этом году конкурс на реализацию выиграла некая ИП Хандажап Нимаева. Она уронила цену госконтракта с 280 до 100 тысяч рублей, но и это не помогло ей заработать на чужих долгах.

Победитель конкурса на право продавать имущество должников сама оказалась закоренелой должницей. Было бы странно передавать ей арестованное. В итоге вся система встала.

Из-за долгов (на сумму больше пяти миллионов рублей) приставы арестовали счета предпринимательницы, чем заморозили ей возможность заниматься бизнесом.

Спустя несколько месяцев контракт с ИП Нимаева был расторгнут. Все эти месяцы реализовывать мелкие объекты Росимущество фактически не могло. Не передавались арестованные вещи и «Риндару» – не положено по закону.

В итоге сотни арестованных объектов (или документы на них) пролежали под арестом положенные два месяца. И, так и не дойдя до продажи, были возвращены должникам.

После этого с имущества снимается арест, но остается запрет регистрационных действий. Даже если владелец захочет продать автомобиль, бывший под арестом, сделку не зарегистрирует ГИБДД. Должник продолжает пользоваться своим имуществом, но не может его продать.

Кредитор знает, что у должника есть имущество, за счет которого можно бы покрыть долг, но сделать ничего не может – формально пристав сделал все, что был обязан сделать.

После возврата пристав может, конечно, арестовать имущество повторно. Заново направить его на оценку и реализацию, но зачем? Арестованный объект попадет все в ту же не работающую схему.

В Иркутске дешевле

Так студентам, приезжим, погорельцам и прочим, нуждающимся в дешевой технике со вторичного рынка, остается один ресурс – доска бесплатных объявлений «Авито». К слову, в Иркутске на этой «доске» ровно та же техника стоит значительно меньше, чем в Улан-Удэ. Не в последнюю очередь потому, что там имеется конкурентный рынок в виде дешевого арестованного имущества. В Бурятии такого рынка, как видим, нет.

Если сайт Росимущества в Бурятии и комиссионные продажи бывшей в употреблении техники заработают как надо, это резко обрушит цены на рынке «вторички». К тому же – когда система будет функционировать – легче станет и должникам, освобождающимся от бремени долгов, и кредиторам, получающим свои деньги. Наконец появится реальный смысл в работе приставов.

Пока же каждый вроде выполняет свою роль, и все остаются «при своем». Должники продолжают жить с накопленными долгами и «своим» – «уже не своим» имуществом, кредиторы – дергают приставов, заставляя их по кругу выполнять одни и те же бессмысленные действия. Территориальное управление Росимущества пытается адаптироваться к новым реалиям и начать работать с арестованными объектами. Но пока что попытки эти выглядят очень неубедительно.

Елена Буерачная, «Номер один»
^