12.08.2017
Владимир Путин поручил чиновникам спасти Байкал от загрязнения

Главной темой визита Путина в Бурятию стала экология Байкала. Точнее, борьба за нее. Бороться, судя по итогам совещаний, будут с опасными отходами и изношенными очистными, с нерадивыми бизнесменами и браконьерами, с водоохранной зоной. Главное, чтобы местные чиновники, подгоняемые поручениями президента, не перестарались и не сделали хуже.

Прибрать за «грязнулями»

Как и ожидалось, Владимир Путин приехал в Бурятию 4 августа. В поселке Танхой он встретился с главой Бурятии Алексеем Цыденовым, иркутским губернатором Сергеем Левченко и еще рядом высших чиновников. В визит-центре «Байкал заповедный» прошло два совещания. Первое было посвящено экологии Байкала, второе – пожарам. 

Президент начал с того, что Байкал – это «гордость» и «особая ответственность». А его сохранение – «несомненный государственный приоритет».

– Ликвидация последствий нерациональной, зачастую безответственной хозяйственной деятельности на этих территориях требует особого внимания. Для того чтобы, во-первых, ничего подобного больше в будущем не допускать, а во-вторых, сделать все для того, чтобы минимизировать то, что уже накоплено, – сказал Владимир Путин.

Действительно, наша «гордость» в последние десятилетия подверглась серьезной атаке. Байкальский ЦБК, Джидинской вольфрамо-молибденовый комбинат, хотя и закрыты, но ущерб от их работы не устранен до сих пор.

– Первая, требующая неотложных действий, задача – ликвидировать экологический ущерб, провести полноценную рекультивацию загрязненных территорий. Прошу определить источники финансирования, планы и конкретных исполнителей, – призывал Путин.

Настрой министра природных ресурсов Сергея Донского был гораздо более оптимистичен. По его словам, после закрытия вредных предприятий экологическая ситуация на Байкале стабилизировалась.

– В частности, выбросы в атмосферный воздух на Байкальской природной территории в целом за последние четыре года уменьшились на 15 процентов, по Центральной экологической зоне – более чем в два раза. Сбросы в озеро сточных вод снизились более чем на 80 процентов, – докладывал он президенту.

Впрочем, наличие ущерба он все же не отрицает. Потому предлагает в качестве главного инструмента Федеральную целевую программу охраны озера Байкал, которая действует с 2012 года. К слову, за последние годы Бурятия так и не смогла освоить львиную долю денег по этой программе. Хотя речь шла о десятках миллиардов рублей.

Что касается БЦБК, здесь накоплено более шести миллионов тонн опасных промышленных отходов. Начать их ликвидацию, по словам Сергея Донского, должны не раньше декабря этого года. Устранять ущерб будет компания «Росгеология».

– Она имеет мощности и необходимый опыт, в том числе в Арктике работала по уборке отходов. В связи с этим, уважаемый Владимир Владимирович, просьба дать поручение правительству рассмотреть вопрос о статусе «Росгеологии» как единственного исполнителя работ по ликвидации отходов Байкальского ЦБК. Это позволит быстрее начать – уже в этом году – эту работу, – отметил министр.

Войну объявили и изношенным очистным, которые загрязняют экологию. Опять же, главный инструмент – ФЦП по охране озера Байкал.

Меру надо знать

Бороться будут и с бизнесом, особенно с туристическим. Конечно, притеснять предпринимателей никто не собирается. По крайней мере, по словам президента. Но присмотреться к тому, кто и как работает, нужно.

– Принципиально важно не допустить увеличения антропогенной нагрузки на экосистему Байкала, – говорил Путин. – Это касается, конечно, и туристической отрасли. Сейчас с губернатором говорили об этом. Конечно, это очень перспективная отрасль экономики региона, интересная, приносящая доход, создающая рабочие места. Интерес к Байкалу и российских, и иностранных граждан постоянно растет – до миллиона человек бывает на берегах Байкала за год. Но обратной стороной этого в целом позитивного фактора становятся новые проблемы.

Бесконтрольность «диких» туристов, по мнению президента, приводит к стихийным свалкам на берегу и мусору в водоемах. А стремление предпринимателей заработать – часто к игнорированию ими экологических норм. Посему нужен жесткий контроль.

– И в этой связи прошу Генеральную прокуратуру проверить Байкальскую территорию на предмет фактов незаконной и экологически вредной деятельности. Я хочу это подчеркнуть: не все подряд проверять, здесь тоже меру нужно знать, но именно незаконной и экологически вредной деятельности. И принять соответствующие меры, – поручил президент.

Конечно, защищать Байкал от нерадивых бизнесменов – дело благое. Но наши контролирующие органы иногда теряют чувство меры. Особенно если над головой висит личное поручение Путина. У нас уже были истории с бегством бизнеса из Бурятии из-за излишнего надзорного давления. Надеемся, история не повторится.

Браконьеров загонят в угол

Еще одно «зло», с которым власти собираются бороться на Байкале, – это браконьеры. О критическом снижении популяции омуля в Бурятии говорят уже не первый год. Одна из причин – как раз неконтролируемый вылов рыбы.

– Минимизировать его уровень мы сможем за счет наделения перекрестными полномочиями инспекторов в области охотничьего и лесного контроля, а также рыбинспекций. То есть у них будет возможность участвовать в пресечении браконьерства и по всем видам лесного фонда, и по водным объектам, – рассказал Сергей Донской. – За счет развития института производственного и общественного контроля и за счет мер экономического стимулирования – это увеличение штрафов в разы – также считаем, что можно по крайней мере усилить борьбу с браконьерством. Законопроекты уже подготовлены, и мы считаем, что в осеннюю сессию это может быть принято.

За последние десять лет численность омуля снизилась в четыре раза. Чтобы ее восстановить, нужно выпускать больше мальков. По словам министра, в рамках госпрограммы предусмотрена реконструкция трех рыбозаводов у Байкала.

– Однако и запрет промысла, и увеличение искусственного воспроизводства не дадут результатов: считаем, что при сохранении современного уровня браконьерского улова и бесконтрольной продажи нелегальной продукции, включая икру, добиться этого будет сложно. Поэтому регионом должна быть организована система контроля оборота продукции из омуля – это тоже одна из ключевых задач, – заявил министр.

В общем-то, логика в рассуждениях Донского есть. Прежде чем запрещать легальный лов омуля, нужно разобраться с нелегальным. Иначе эффекта от такой меры не будет вообще.

Можно хоронить

Еще одна «линия фронта» на Байкале – экологические ограничения водоохранной зоны. После того как федеральные власти расширили ее до нескольких десятков километров, жителям прибрежных населенных пунктов запретили строить кладбища, ездить по не асфальтированным дорогам, оформлять землю в собственность и многое другое.

– В результате невозможно зарегистрировать право собственности на земельные участки жителям 76 населенных пунктов, расположенных в границах объекта Всемирного наследия. Это же касается многодетных семей, которым мы по указу должны давать землю. Это ограничение не только на оборот земель, но и на привлечение частных инвесторов, которые хотели бы получить землю для осуществления строительства объектов социальной, инженерной и прочей инфраструктуры, – жаловался Путину Алексей Цыденов.

Также он рассказал о подготовленных законопроектах, которые решают большинство проблем.

– Сейчас было упомянуто, мы уже совместно с коллегами начали работу: подготовлены предложения по корректировке водоохранной зоны и уточнению границ, ограничивающих ее площадь с 57 тысяч квадратных километров до 5,9 тысячи квадратных километров, то есть практически в десять раз уменьшение, – поддерживал главу Бурятии Сергей Донской. – Коллегам сейчас представлены все эти материалы, они должны их согласовать. И мы надеемся весной уже утвердить новую водоохранную зону без тех ограничений, которые на сегодняшний день существуют.

Монгольские альтернативы

А вот с монгольскими ГЭС, которые, по мнению многих, угрожают Байкалу, бороться не будут. Точнее, сейчас объявлено временное перемирие.

– Что касается гидроэлектростанции в Монголии: Китай не занимается этим вопросом, это монгольский проект. Я с коллегами разговаривал, но они говорят о том, что не на самой реке Селенге они собирались строить, а на одном из притоков, на маленькой речке, и якобы это никак не повлияет на экологическую ситуацию. Но мы в контакте с коллегами, будем продолжать, – отметил Путин. 

И добавил, что такие проекты должны проходить международную экспертизу с широким обсуждением. Впрочем, Алексей Цыденов рассказал президенту, что есть вариант, при котором «и волки сыты, и овцы целы».

– Мы сделали предложение монгольским коллегам по поставке электроэнергии от нас. В регионе есть профицит, у нас недозагружена Гусиноозерская ГРЭС. Предварительно посмотрели, получается конкурентная цена по электричеству: что они будут брать от нас, что они будут получать у себя с ГЭС, с учетом инвестиционных затрат на эти ГЭС. При этом они с ГЭС попадают в кредит от Китая, как они планируют, а у нас кредита не будет, – пояснял глава Бурятии.

И попросил президента дать поручение Минэнерго проработать баланс электричества и объем инвестиций, чтобы дать монголам официальное предложение по цене и по условиям.

Кроме прочего, Владимир Путин во время визита в Бурятию вышел на прямую связь с погорельцами Черемушек. Где ему рассказали, что строительство новых домов идет, жители довольны и даже просят его баллотироваться на грядущих выборах президента. На что Путин загадочно ответил: «Я подумаю» и сменил тему.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^