13.09.2017
В законодательство Бурятии готовятся поправки, которые позволят списать безнадежные долги предприятий

Республика сможет списывать долги юридических лиц и ИП в случае их смерти, банкротства, ликвидации. Бюджет республики спишет порядка 151 миллиона рублей безнадежных долгов 20 предприятий-банкротов, в числе которых «Макбур» и «Бурятмясопром».

12 сентября замминистра финансов Всеволод Мухин презентовал законопроект комитету Народного Хурала по законности и госустройству. 

– Речь идет о бюджетных кредитах, выданных до 2003 года, – пояснил докладчик. 

Он добавил: освободить от выплат других должников по данной статье не смогут, поскольку после 2003 года бюджетные кредиты предприятиям не выдавались.
Но предложение минфина вызвало возмущение председателя комитета Бориса Ботоева.

– И кто все эти люди? Одни и те же, я могу назвать этих «героев»! За каждым юрлицом стоят одни и те же получатели бюджетных кредитов, – отметил депутат.

Замминистра подчеркнул, что речь идет о списании безнадежной задолженности. В числе возможных обнулений – долги «Фонда социально-экономического развития», задолжавшего в 2000 году, «Транссибирской грузовой компании», не рассчитывающейся с 2003 года, а с ними «Макбур» и «Бурятмясопром» (получившие 62 миллиона от минсельхоза). Этих предприятий уже нет  даже в виде бумаг, но их долги перед бюджетом продолжают числиться. 

Согласившись, депутаты комитета единогласно поддержали законопроект. До этого он получил поддержку комитетов по социальной и аграрной политике, прошел проверку прокуратуры и правового комитета Хурала. Правда, правовой комитет предложил ограничить число возможных списаний сроками возникновения долгов. И установить, что списать можно только долги, возникшие до 2008 года. Видимо, чтобы не давать опасных возможностей ныне здравствующим предприятиям. А такое, как выяснилось, возможно.

После принятия поправок минфин, минэкономики и минсельхозпрод, на балансе которых числятся долги, начнут процедуру списания. Однако в новшествах определенно остается законодательная лазейка для злоупотреблений. Дело в том, что, не выдавая бюджетные кредиты, республика продолжает давать государственные гарантии по кредитам крупных предприятий. К примеру, в 2015 году бюджет одобрил 1,5 миллиарда государственных гарантий Селенгинскому ЦКК, находящемуся в непростом финансовом положении. 

Данное предприятие выданной гарантией не пользуется, но кроме него есть и другие. И с принятием изменений – в случае неплатежеспособности – они так же смогут рассчитывать на списание. Прокомментировал такую возможность для «Номер один» сам Всеволод Мухин.

– Я бы не говорил, что это лазейка. Должны быть все меры предприняты, чтобы обеспечить возврат средств, – прокомментировал замминистра. – По гарантиям там более длинные основания – мы даем гарантии организации, если она не способна выполнить обязательства перед банком – банк предъявляет требования к нам. По гарантии получает возмещение. На этом основании у нас возникает право требования к той организации, которая не исполнила обязательства. Это очень длинная судебная процедура. И в случае негативного исхода, если организация будет ликвидирована по судам, в возмещении нам будет отказано, то, возможно, возникнет основание (для списания долга).

Таким образом, закон грозит злоупотреблениями. Если поправки в закон о бюджетном процессе примут, Бурятия может списать не только уже посчитанные 150 миллионов, но и потенциально потерять миллиарды. Гарантировать полный возврат средств, обеспеченных госгарантиями, вряд ли кто-то сможет наверняка.

Отметим, кроме упомянутых причин списания долга Бюджетный кодекс разрешает списывать долги, которые не были взысканы вовремя. То есть основанием для обогащения на бюджете может стать простая просрочка кредитора. 

Елена Буерачная, «Номер один».
^