11.10.2017
На режиссера Сергея Левицкого началась травля после премьеры спектакля «Ричард III»

5 октября состоялся пресс-показ новой постановки Русского драматического театра по пьесе Уильяма Шекспира. Постановка интриговала и обещала быть как минимум нестандартной, но такого взрыва общественного мнения не ожидали, пожалуй, и в самом театре.

Кровь и власть

Сергей Левицкий в своих постановках всегда стремится показать другой театр. Каждый раз он предлагает зрителю «обнулиться», избавиться от штампов и ярлыков и посмотреть на поднятые проблемы по-новому. Поэтому каждая премьера в театре – это эксперимент, интрига, впечатление.

На этот раз режиссер взял такую актуальную и опасную тему, как власть. Более того, посвятил спектакль Кириллу Серебренникову, художественному руководителю «Гоголь-центра», которому вменяют хищение бюджетных средств.

Постановка получилась хулиганистой, кровавой, жесткой и крутой. Спектакль привлек внимание еще до премьеры и стал настоящим событием в культурной жизни республики. О костюмах в стиле Александра Маккуина, треках Linkin Park и The Knife, морге и скотобойне как мире Ричарда СМИ писали не раз, поэтому опустим эти моменты.

«Ричард III» – историческое произведение, повествующее о войне Алой и Белой Роз, рассказывает о приходе к власти и кратком правлении короля Англии Ричарда III. Шекспир написал пьесу об абсолютном злодее, который не остановится ни перед чем в стремлении обрести и не потерять власть, о его кровавом восхождении на трон и безжалостном правлении.

Однако новый спектакль Сергея Левицкого не столько о борьбе за власть, сколько о нелюбви. Если подумать, кто приходит к власти? Какой человек захочет взвалить на себя огромную ответственность за сотни тысяч людей, которых он даже не знает и большинство из которых ему, скорее всего, не понравятся? Это может произойти только в двух случаях – если душа человека наполнена любовью и таким же огромным желанием сделать жизнь людей лучше или если душа опустошена нелюбовью и жаждет власти как способ заполнить эту пустоту. Встречали ли вы первых?

Гениальный изгой

Некоторые зрители из категории возмущенных говорили, что в спектакле слишком толстые намеки на слишком очевидные вещи. Конечно, то, что происходит на сцене, – это отсылка на существующий политический режим, на попытки задушить свободу слова, на беззаконие, когда в любой момент с тобой могут сделать все что угодно и это будет оформлено как правосудие и освящено церковью.

Но Левицкий делает акцент не на том, какое зло злое, а на том, как это зло появляется. А появляется оно «благодаря» каждому из нас. На сцене нет ни одного положительного героя. Все с грехами. Все отвратительны.

Фигура же Ричарда не так однозначна, как может показаться. О личности главного героя хорошо сказал сам исполнитель этой роли Владимир Барташевич: «Он – гениальный человек, очень умный, замечательный полководец. Но его никто не любит, у него комплекс неполноценности, его мать родная не любит и не обращает на него внимания. С ним вообще не считаются, хотя благодаря ему, в том числе, они (династия Йорков) победили. Они забывают, что он воевал ради них, при этом они все радуются, а Ричард – скрюченный урод».

Кстати, стоит поздравить Владимира Барташевича с самой запоминающейся ролью, в которую он органично вжился. И да, танец Ричарда – одна из самых классных сцен в спектакле.

Про нас

Если посмотреть на события, которые происходят в Бурятии, становится понятным, что может произойти все что угодно. К власти приходят люди, чье назначение вызывает недоумение, а уходят те, кто казался вечными.

Взять тех же кандидатов в министры культуры, которых озвучивали «истинные носители бурятской культуры». Что значительного для культуры Бурятии сделал Батодалай Багдаев, который, прежде всего, ассоциируется с криками «Китайцы!» во время одного из своих выступлений во дворах города? И ведь в современных условиях нельзя сказать, что далекие от культуры люди не смогут занять это кресло. Настали такие времена, когда возможно все.

И если кому-то кажется, что арест Кирилла Серебренникова – это что-то далекое и не про нас, то стоит вспомнить, в каких махинациях и присвоениях обвиняли худрука Бурятской государственной филармонии Наталью Уланову, человека, который скорее свои средства вложит в проект, нежели возьмет чужое.

Или взять того же Сергея Левицкого. С его приходом театр ожил и стал самым прогрессивным местом в городе. Казалось бы, так очевидно, что это именно тот человек, который нужен театру и зрителям Бурятии. Однако не факт, что Сергей Левицкий избежит участи Кирилла Серебренникова (тьфу, тьфу, тьфу), ведь травля уже началась.

«Ричард III» – это спектакль не про туалетную бумагу, пьющую королеву и ОМОН. Это спектакль о том, что нам пора проснуться, иначе не успеешь оглянуться, как ты – труп. Или Кирилл Серебренников.

Екатерина Лонская, «Номер один»
^