10.02.2018
Вслед за бизнесом и банки начали сбрасывать торгово-производственный балласт

В январе филиалы российских кредитных учреждений, функционирующих в Бурятии (в республике нет своего банка, только иногородние) активизировали продажу находящихся у них в залогах объекты недвижимости.

Так, по данным портала lot-online, только за две недели января только один из крупнейших банков выставил на продажу 28 объектов коммерческой недвижимости. Склады, базы, магазины, офисы. Активно продают недвижимость и другие учреждения. По мнению экспертов, речь идет о срочном избавлении от так называемых непрофильных активов.

В Бурятии из-за введения санкций и роста инфляции реальные доходы граждан несколько лет падают, что отразилось на экономике. Значительная часть предпринимателей свернула объемы производства и торговли, кто-то уходит с рынка. Часть из них закрылась, имея значительную кредитную нагрузку. Неудивительно, что банки, кредитовавшие, казалось бы, перспективные несколько лет назад предприятия, в результате остались обремененными залогами под выданные ранее коммерческие ссуды.  Однако сегодня в Улан-Удэ залоговое имущество, которое банки называют «непрофильными активами», продать становится все сложнее.

–  Три года назад мы продавали в Улан-Удэ производственную базу с железнодорожными путями за 49 миллионов рублей, у покупателей она интереса не вызвала, и ее цена упала до 20 миллионов, но и по этой цене особого спроса нет, – говорит директор агентства недвижимости «Контроль» Олег Семенов. – Сегодня вообще очень сложно определить реальную на сегодняшнем этапе цену продажи, поэтому остается только снижать цены, чтобы заинтересовать покупателя.

Как отмечают продавцы недвижимости, если несколько лет назад в регион приходил и инвестировал московский и иркутский бизнес, а также китайцы и даже монголы, то сегодня на рынке стоит затишье. Тот же крупный иркутский бизнес в значительной своей части уже не помышляет о том, чтобы проводить экспансию в другие регионы, создавать представительства и новые рабочие места.

– Я впервые задумался над тем, что пора выходить из бизнеса, еще прошлым летом, когда встречал на своей базе московских туристов, в основном людей состоятельных, – рассказывает Игорь, директор одной из байкальских турбаз. – Они ко мне почти каждый год приезжали на рыбалку и были со мной достаточно откровенными. Так вот, в этот раз меня удивило, что все москвичи как один только и говорили о том, как получить вид на жительство в другие страны, какие схемы использовать, чтобы продать активы и уехать. Других тем просто не было.

Возвращаясь к рынку коммерческой недвижимости Бурятии. Сегодня в столице республики, по некоторым оценкам, продается около 300 коммерческих объектов недвижимости. Производственные корпуса, склады, торговые центры, магазины, кафе, офисы и так далее.

Например, за 142 миллиона рублей выставлено на продажу трехэтажное здание по улице Коммунистическая, 19 (в нем расположено кафе «Чудо-печка»), супермаркет в 102-м квартале, структуры известного бизнесмена Вячеслава Дмитриева продают за 100 миллионов рублей торговую площадь в 2,2 тысячи квадратных метров в ТРЦ «Пионер». За 180 миллионов рублей продается ТЦ «Премиум» на улице Ленина.

Выставлены на продажу два этажа банного комплекса «Сатори» за 25 миллионов рублей, продаются значительные объемы площадей в торговых центрах «Аврора» и «Гэлэкси», «Арун» и другие.  Иначе говоря, избавляются от недвижимости не от хорошей жизни. И продавцов сегодня гораздо больше, чем покупателей. А раз нет спроса, снижаются и цены.

Банки, функционирующие в Бурятии, также находятся в понижательном тренде. Так, отчетливо проявилась тенденция продажи банками не только залогов, полученных от бизнеса, но и собственных офисных помещений. Причем кредитные учреждения продают свои площади, в том числе для того, чтобы тут же взять их в аренду.

Банкиры посчитали, что арендовать сегодня выгоднее, чем держать средства в таких малоликвидных активах, как недвижимость, платить за них налоги и смотреть, как она дешевеет. Тем более что сами банки, работающие в Бурятии, как говорят эксперты, стремительно теряют самостоятельность в принятии решений по крупным сделкам. В том числе потому, что регион считается депрессивным и малопредсказуемым с точки зрения возврата кредитов.

Параллельно идет сокращение отделений и переход на «цифровизацию», что уменьшает потребность в персонале и, как следствие, в дополнительных офисных помещениях. Да и кредитовать остающиеся на плаву предприятия Бурятии становится все сложнее.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^