07.02.2018
Большие проблемы с пропускной способностью на границе Бурятии говорили на расширенном заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, которое проходило в рамках Дней Бурятии в верхней палате парламента

«Барьер» для интуристов 

Сегодня в Бурятии работает четыре пункта пропуска: в аэропорту города Улан-Удэ, железнодорожный пункт на станции «Наушки», МАПП «Кяхта» и «Монды». Заместитель председателя правительства Бурятии по развитию инфраструктуры Евгений Луковников отметил необходимость их модернизации. Это нужно не только для удобства жителей России и Монголии, но и для развития туризма. Например, реконструкция пункта в Мондах даст новый импульс развитию туристского кластера «Тункинская долина».  

С тем, что существующее положение дел на границе, скорее, сдерживает экономическое развитие региона, согласен и председатель комитета Народного Хурала по государственному устройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы Борис Ботоев. 

Рядом с пунктом «Монды» находится высочайший хребет Восточных Саян – Мунку Сардык. На майские праздники там собираются тысячи туристов, в том числе и иностранцы. Когда они узнают, что совсем неподалеку находится монгольское озеро Хубсугул, у многих появляется желание пересечь границу и полюбоваться красотой озера. Но пункт пропуска в Мондах рассчитан только для граждан России и Монголии. 

– Когда я последний раз был в Мондах, мне рассказали, что завернули группу туристов из Польши. А расстояние от Мондов до Кяхты, ближайшего пункта пропуска, – около 1000 километров. Можете представить реакцию иностранцев? – рассказал сенаторам Борис Ботоев. 

Упростить порядок

 По его словам, ситуацию можно изменить, если соблюсти статью 3 Соглашения от 10 августа 1994 года, где говорится об упрощенном порядке пересечения российско-монгольской границы. Монголы в рамках реализации этого соглашения уже построили новый пункт пропуска, идет реконструкция и асфальтирование дороги. К сожалению, на российской стороне движения нет.

Парламентария из Бурятии активно поддержал заместитель председателя Комитета по обороне и безопасности Мухарбек Дидигов. В свое время он служил в Монголии, и ему не раз приходилось пересекать границу. Сенатор с сожалением констатировал, что за эти десятилетия никаких изменений в лучшую сторону не произошло. 

Свои сложности есть и на железнодорожном пункте пропуска «Наушки», отметил Борис Ботоев. Развитие экономических связей с Китаем и Монглией вызвал значительный рост товарооборота, с которым не всегда справляются таможенники. Причем не по своей вине – не хватает оборудования для досмотра и крытых складов. Назрела необходимость в модернизации этого пункта пропуска. Наглядный пример – недавно не нашлось достаточно мощного крана, чтобы провести процедуру досмотра товарного состава из Китая. Его пришлось перегонять за сотни километров – отсюда удорожание, задержки и недовольство китайских партнеров: 

– Главная проблема – ограниченное пространство при растущем товарообороте. Нужны складские помещения, склады для контейнеров, погрузочно-разгрузочная техника. Модернизация этого пункта пропуска позволит снизить время на таможенный досмотр и обеспечить оптимальный товарооборот.   

Ждать ли помощи от Центра?

Стоит отметить, что пункты пропуска «Наушки» и «Монды» значились в Федеральной целевой программе «Государственная граница Российской Федерации», однако затем были исключены. О причинах такого решения рассказал заместитель министра транспорта России Николай Асаул. По его словам, идут работы по реконструкции на пропускном пункте в Кяхте. В июне планируется ввести объект полностью в эксплуатацию. После реконструкции пропускная способность составит 1000 единиц транспортных средств в сутки. Для сравнения: пропускная способность пункта «Монды» в январе 2018 года составила 16 транспортных средств в сутки, а в среднем по году – 35 транспортных средств. То есть масштаб этих пунктов пропуска совершенно несопоставим, отметил Николай Асаул. Таким образом, пункт «Монды» был исключен из федеральной целевой программы, в том числе и из-за низкой пропускной способности. 

– В условиях, когда не хватает средств на содержание и эксплуатацию, малоперспективно просить средства на обустройство новых пунктов пропуска у правительства России. За последнее время в ФЦП не было включено ни одного нового объекта, в том числе и с большей пропускной способностью. Логичнее искать внебюджетные источники финансирования, развивать институты государственно-частного партнерства, – выразил  пожелание заместитель министра. 

Возможно, такой механизм взаимодействия государства и бизнеса будет реализован в отношении неработающих пунктов пропуска «Желтура» и «Айнек-Гол». 

– Да, есть определенные наработки. Когда будет решен вопрос со снятием запрета Россельхознадзора (об экспорте скота и мяса из Монголии), мы готовы провести работу, чтобы обустроить эти пункты пропуска с участием инвесторов, – отметил Николай Асаул. 

Что касается пункта «Наушки», его модернизация, по мнению федерального чиновника, должна выполняться за счет средств РЖД, так как именно железная дорога получает прибыль с этого объекта.

Конечно, в масштабах всей России модернизация пунктов пропуска «Монды», «Желтура», «Айнек-Гол» действительно видится экономически нецелесообразной. Но жителям приграничных районов Бурятии – Окинского, Тункинского, Закаменского и Джидинского – от этого не легче. Они продолжают ждать и надеяться на понимание со стороны московских чиновников. 

Разговор в Совете Федерации получился содержательным и продуктивным. Сенаторы единогласно поддержали проект постановления с учетом прозвучавших предложений. Председатель комитета Виктор Бондарев пообещал, что исполнение рекомендаций будет под контролем Совета Федерации. 

Михаил Романов, для «Номер один». 
^