23.12.2009
Только в Улан-Удэ ежегодно от детей отказываются в среднем 40 матерей. По республике эта цифра на порядок больше. Для того чтобы уменьшить такую статистику, решено принимать серьезные меры.

Антисиротский "спецназ"

В Бурятию прибыли эксперты Национального фонда Марины Гордеевой — фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, созданного по инициативе Владимира Путина. Двухдневные семинары, прошедшие в Улан-Удэ, призваны научить бурятских специалистов искусству общения с женщиной, решившейся на отказ от собственного новорожденного ребенка.

— Раньше у нас было все просто: выявили факт отказа, зафиксировали его и начали оформлять с органами опеки документы на ребенка, — говорит Наталья Шурыгина, координатор проекта по профилактике отказов от новорожденных. — Ребенка увозили в детскую больницу, мама пропадала неизвестно куда. Никто и не настаивал, чтобы ребенок был с матерью.

Теперь все будет по-другому. При поступлении информации из роддома о том, что есть беременная или роженица, готовая отказаться от своего ребенка, на место незамедлительно будут выезжать специально обученные люди — психологи либо социальные работники. Их задача — сделать все для того, чтобы женщина поменяла свое решение. Правда, пока такие службы будут не везде, а в трех пилотных районах, там, где количество детей-отказников самое большое: это Кяхтинский, Селенгинский и Джидинский районы, а также город Улан-Удэ. О том, что проблема назрела давно, свидетельствует и тот факт, что в некоторых из перечисленных районов матери-"кукушки" отказываются от своих детей дважды и трижды!

Впереди Европы

В Новосибирске, первом российском городе, где служба по профилактике отказов уже существует, статистику по количеству детей-отказников удалось сократить на треть.

— Пока в Бурятии мы эту услугу только прививаем, — говорит Александра Марова, эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения. — Даже в Европе можно по пальцам перечислить регионы, где эта услуга есть.

Теперь среди них будет и Республика Бурятия. Есть отработанная технология, которая заключается в конкретном алгоритме работы: выявление женщины из группы риска, оперативное реагирование на сигнал отказа, а при изменении решения об отказе от новорожденного — сопровождение женщины, решение тех проблем, которые когда-то подтолкнули ее к отказу от ребенка. Благодаря работе службы профилактики отказов от новорожденных в Новосибирске ежегодно около 35% мам передумывают отказываться от детей.

Каждый из этапов работы сложен по-своему. Как устанавливать контакт с женщиной, что говорить ей, а что нет, чтобы вызвать на откровенность; как воздействовать на изменение решения; и всегда ли нужно воздействовать, ведь с некоторыми мамами лучше ребенка все-таки не оставлять — все это целая наука. По словам эксперта, причины отказа бывают психологического и социально-экономического характера. Бурятия — не исключение.

Бросают здоровых детей

Координатор проекта в Бурятии Наталья Шурыгина, работающая по данной программе с августа, не понаслышке знает о том, почему некоторые женщины идут на такой отчаянный шаг:

— Один из последних случаев: женщина хотела отказаться от ребенка, узнав о том, что у него болезнь Дауна. Она думала, что у нее будет красивый, здоровый ребенок, а тут такое. Конечно, она испугалась. Решила отказаться. Потом они с мужем привезли документы, чтобы у ребенка был статус отказника, на прощание решили посмотреть на сына и... передумали. Забрали ребенка.

Однако этот случай единичный. Последние тенденции кардинально противоположные: удивительно, но в Бурятии отказываются большей частью от совершенно здоровых и нормальных детей! А детей с патологиями, наоборот, забирают домой.

Психологические проблемы — еще одна причина отказов.

— У некоторых мамочек вообще бывает глубокая депрессия после родов, — объясняет Наталья Шурыгина. — Они не знают, что делать. Плюс бывают сложные отношения с отцом ребенка. Мы беседуем с женщиной, пытаемся найти в ней самой внутренние силы для того, чтобы она смогла ребенка оставить.

Причина — негде жить

Нередко специально для того, чтобы втихомолку отказаться от ребенка, сельские женщины приезжают в город, не имея при себе документов, рожают в республиканском роддоме и сбегают сразу же после родов. Ведь в своем поселке, там, где все друг друга знают в лицо, сбежать от ответственности намного сложнее.

Как правило, отказываются от детей женщины в возрасте от 20 до 37 лет. Чаще всего такая мама уже имеет одного ребенка. Зачастую это безработные.

— Такие женщины живут вместе с мамами, уже имеют ребенка дошкольного возраста. Нередко сами мамы рожениц приходят в роддом и говорят, что "не потянут" дочь с ее двумя детьми. После такой реакции не каждая сможет настоять на своем, даже если она и не собиралась отказываться от ребенка, — поясняет Наталья Шурыгина.

Но чаще всего причина отказа одна и та же — отсутствие жилья.

— Некоторые в качестве причины так и указывают: "После родов я буду жить в канализационном люке", — рассказывает Наталья Шурыгина.

Решать проблемы матерей

"Бригада спасателей" — служба по профилактике от отказов делает все, чтобы решить проблемы рожениц. Для этого специалисты лично ходят по родственникам, знакомым женщины с просьбой приютить мамашу с ребенком. В случае неудачи специалисты идут и по церквям, дацанам и монастырям. В планах — привлечение к помощи организаций и спонсоров, а также обращение к правительству республики с просьбой о предоставлении жилья матерям-одиночкам, которые оказались в трудной жизненной ситуации.

Кстати, в Новосибирске решают эту проблему по-своему: там финансируются приюты, в которых женщины, у которых нет жилья, проживают бесплатно. Правда, жилье временное — до тех пор, пока ребенку не стукнет полтора года и родители сами не встанут на ноги. Как будет решаться такая проблема у нас, пока непонятно.

Как стало известно "Номер один", профилактика отказов от новорожденных — это всего лишь подпрограмма большого проекта "Тонтоо нютаг: традиция жива", который сейчас реализуется в Бурятии. Проект, который включает в себя множество разных направлений в работе по сокращению количества сирот в республике и борьбе с детским неблагополучием, финансируется все тем же фондом Марины Гордеевой.

^