23.12.2009
В декабре заканчивается очередной законотворческий год. Перед тем как перевернуть эту страницу в жизни республики, у нас состоялся разговор с Цыденжапом Бимбаевичем Батуевым, заместителем председателя Народного Хурала Республики Бурятия. Темой беседы стала жизнь республики, бюджет, год нынешний и будущий.
— Народным Хуралом принят бюджет республики на 2010 год. Доходная часть бюджета составит около 25 миллиардов рублей — на 10 миллиардов рублей меньше, чем в бюджете 2009 года. Для многих это стало неожиданностью. Надо ли республике готовиться к не менее трудному году, чем нынешний?

— Верить в то, что кризис пройдет мимо нас, было более чем ошибочно. Другой вопрос, как отработан проект бюджета 2010 года, что сумели президент, правительство, Народный Хурал. Да, в условиях сокращения финансовой помощи из федерального бюджета, сокращения собственной доходной базы будущий год не может быть легче.

Но речь идет о том, что, прошу правильно понять, практически все социальные обязательства выдержаны. Хотя никто не говорит, что выдержаны все на 100 процентов. Определенное уменьшение есть, но это не принципиальное уменьшение. Я с полной ответственностью говорю о том, что 2010 год в плане публичных обязательств — по зарплате, по муниципальной системе, по государственной гражданской службе, по деятельности республиканских учреждений — заметно разниться в худшую сторону не будет.

— Из чего сложились эти 10 миллиардов уменьшения?

— За счет сокращения деятельности, которая называется "капстроительство". За счет сокращения статьи на капитальный ремонт, текущий ремонт. Практически свернули всю инвестиционную деятельность. Мы сохраняем все наши публичные обязательства только за счет сворачивания инвестиционной деятельности. И мы понимаем, что в будущем это надо будет наверстывать.

— Будет ли в 2010 году производиться индексация зарплат бюджетников из республиканского бюджета?

— Повышение зарплат, которое предполагалось по будущему году, в закон "О республиканском бюджете на 2010 год" не включено. Индексация заработной платы планировалась, но в связи с напряженностью бюджета ее не будет.

— Даже на уровень инфляции?

— А сколько будет инфляция? По первому кварталу посмотрим, но пока не заложено.

— Какие тенденции отмечаются в отношении уровня дотационности бюджета Бурятии?

— К сожалению, уровень дотационности в последние годы находится примерно на одном и том же уровне: около 60 процентов бюджета составляет помощь федерального бюджета. Объяснение данному факту очень простое. Больших капитальных вложений инвестиционного характера федеральный Центр в развитие производительных сил в республике пока не делает. Мы не видим и реального вкладывания денег частными инвесторами.

Мы, может быть, делаем не всегда системные, грамотные действия по имиджу республики в плане умения подать себя, заинтересовать инвестора, но, с другой стороны, набивший оскомину разговор о разных ценах на киловатт электроэнергии — прекрасный показатель того, что у федерального Центра нет долговременной, внятной экономической политики по развитию востока страны, Байкальского региона, в том числе Республики Бурятия. Дотационность не уменьшается. У нас не худший показатель по России, но и не лучший. Сказок не бывает, чудес не происходит. А станка для печатания денег у нас нет.

— Существуют ли все-таки положительные тенденции в отношении собственных доходов республики?

— Что самое интересное, и это будет анализироваться, у нас, несмотря на тяжелый 2009 год, собственные доходы растут относительно 2008 года. Об этом было официально заявлено. Я констатирую факт. За счет чего это произошло? За счет авиазавода? Сельского хозяйства? Если это действительно так, то это, конечно, обнадеживает.

Что касается 2010 года, то, с учетом особенностей экономики нашей республики — отсутствия ярко выраженных моно-городов, моно-поселков, не сильно развитой металлургии, горнорудной промышленности, — я думаю, положительная тенденция по устойчивому росту (пусть небольшому) будет. Важно положительные моменты использовать не на дальнейшее развитие социальной сферы, хотя это красиво звучит, а на инвестиционную деятельность, капитальное строительство, поддержку инфраструктуры.

— Часто говорят, что нынешнее налоговое законодательство несправедливо. Самые "хлебные", легко собираемые налоги уходят в федеральный бюджет, а наиболее "трудные" остаются для региональных и местных бюджетов. На Ваш взгляд, это не совсем справедливо?

— Да, согласен. Если бы, к примеру, налог на прибыль и налог на добычу полезных ископаемых оставались в прежних пропорциях, как было более десяти лет назад, когда и республика, и местные бюджеты получали больше, то Окинский район, Мухоршибирский, Селенгинский, город Улан-Удэ были бы в лучшем положении. Деление налогов между поселенческими, районными, республиканским и федеральным бюджетами в последнее время однозначно изменяется в пользу последнего.

— Есть ли в Бурятии хоть одно муниципальное образование, которое самостоятельно обеспечивает все свои расходы?

— Нет.

— Перед официальным рассмотрением на сессии Народного Хурала проект выносится на публичные слушания. Эффективной ли оказалась эта практика, есть ли интерес к слушаниям?

— Эта форма — требование Бюджетного кодекса, которое мы выполняем. К сожалению, настроения участников по сравнению с теми настроениями, которые были в начале, изменились в худшую сторону. На последних публичных слушаниях был единственный глава — муниципального образования "Заиграевский район". Вот ответ на вопрос. Хотя на первых публичных слушаниях по бюджету бывший глава Окинского района, уважаемый человек, Монголов Валерий Радноевич, говорил: хорошо, что появилась такая возможность высказать свою позицию, с болью говорил о проблемах своего района, самого отдаленного в республике.

Последующие публичные слушания показали, что активность спала. Хотя критические замечания обобщаются, отсылаются в правительство, бюрократическая машина, скажем так, работает, но с каждым годом интерес теряется. Почему? Нет действенности.

— В числе проблем было то, что федеральный Центр передает республике на исполнение часть своих полномочий, но не сопровождает передачей финансовых ресурсов на исполнение. Удалось преодолеть?

— То, что они передаются без стопроцентного денежного сопровождения, это факт. Но, к сожалению, мы из федерального Центра берем не лучший пример, то же самое начинаем делать по отношению к органам местного самоуправления. Получается замкнутый круг.

— Какие знаковые, яркие законопроекты были приняты Народным Хуралом в нынешнем году?

— Думаю, что в социальном плане — то, что мы приняли закон о малокомплектных школах. И он сработал. Пока нам удается сохранить систему малокомплектных школ в районах республики. Это наше большое совместное с правительством решение. В области земельного законодательства — то, что мы воспользовались нашим правом установления цены проведения оценочных работ по узакониванию земельных участков для граждан. Тот беспредел, который творился на этом рынке, стараемся упорядочить. Это большой плюс, я считаю. То, что мы расширили категории льготных получателей земли под индивидуальное строительство. Ограничили продажу алкоголя с одиннадцати часов вечера до семи часов утра следующего дня. То, что сегодня говорим о создании собственных экономических зон, считаю, тоже большой плюс.

Думаю, как бы сложно ни продвигался закон по выделению трехсот "кубов" делового леса на строительство собственных домов, хотел бы верить, что мы отработаем эту систему. Это поможет решить жилищную проблему. Вот наиболее запомнившиеся законы.

— Совсем недавно в стране горячо обсуждали вопрос повышения транспортного налога. А что ждет в этой сфере автомобилистов Бурятии?

— Заложено незначительное повышение. К этому все отнеслись с пониманием. Другой вопрос, здесь нам надо вместе с правительством отработать, — прозрачность использования этих средств. Если автомобилисты будут знать о том, что в итоге повышения собрано столько-то денег, а еще через год будут знать, что они направлены на ремонт конкретной дороги, то, конечно, народ поймет. Сейчас, мне кажется, вопрос надо ставить так: собрали — скажите, куда тратите. Будем знать, что часть моих денег здесь пошла на пользу. И посмотрим, какое качество дорог.

— Как в нынешнем году складывались отношения между Народным Хуралом и правительством, президентом Бурятии?

— Можно ответить одним словом — нормально.

— Нынешний состав парламента избран по смешанной системе. Пятьдесят процентов по партийным спискам, пятьдесят процентов — по округам. Обсуждается ли в Народном Хурале перспектива полного перехода на партийный принцип? Стоит ли это делать, на Ваш взгляд?

— К сожалению, правила игры закладываются не здесь. У нас равенство избирательных прав, поэтому правила игры будут закладываться в Москве. Будут ли учитываться особенности нашей большой страны — вот в чем вопрос. Но, как показала практика смешанной избирательной системы, это не худший вариант. А избиратели сами сделают вывод, что им пользы от депутатов по партийным спискам, что от депутатов, прошедших по одномандатным округам.

— Народный Хурал ведет внутрироссийскую и международную деятельность. Каково наиболее заметное достижение в этой сфере?

— Как положительный пример хочу сказать, что по итогам нашей межпарламентской деятельности с Великим Государственным Хуралом Монголии мы вошли с предложением в Совет Федерации. Об этом говорили на Днях республики в Совете Федерации, мне было очень приятно услышать из уст С.М. Миронова о том, что внесен в Государственную Думу законопроект о приграничном сотрудничестве, чего раньше не было. Если данный законопроект будет принят Государственной Думой, то, по крайней мере, для Кяхтинского, Селенгинского, Джидинского, Закаменского районов и в целом для республики, конечно, это будет положительно.

— В нынешнем созыве Народного Хурала между партийными фракциями вспыхивали острые противоречия. Так, по вопросу наделения руководителей фракций статусом не освобожденных заместителей председателя парламента фракции КПРФ, ЛДПР, "Справедливой России", желавшие получить этот статус, покидали заседание сессии, чем парализовывали ее работу. Удалось нормализовать ситуацию?

— Парализации работы не было по той простой причине, что у "Единой России" есть необходимый кворум. Когда я был депутатом Верховного Совета, определенная часть депутатов вставала и уходила. И терялся кворум. Но это были принципиальные вопросы — законы о языках, о государственном флаге, о президенте. Вот это были противоречия. Но мудрость депутатов была в том, что мы приняли взвешенные законы. А какое противоречие по вопросу не освобожденных зампредов, я не могу понять.

— Спасибо за беседу.

^