30.06.2004
Рассмотрение кассационных жалоб на приговор суда теперь вовсе не повод для выезда осужденного из здания следственного изолятора. Судья, прокурор, адвокат и его подзащитный теперь будут общаться на расстоянии с помощью видеокамеры, телевизора и модема. Судьи видят плюсы новшества во всем: экономятся деньги, время, абсолютно исключен риск побега, однако заключенные теперь вынуждены взывать о снисхождении не к человеку, а к телевизору.
21 июня в 12 часов в зале заседаний Верховного суда республики собрались только коллегия судей и прокурор. На стене перед судьями прикреплен телевизор с установленной над ним видеокамерой. На экране — находящийся с апреля этого года в следственном изоляторе двадцатипятилетний осужденный. Он подал кассационную жалобу в Верховный суд в связи с тем, что считает себя незаслуженно обвиненным по статье 228, ч. 1 ("Незаконное хранение наркотических средств"). Осужденный полагает, что срок в пять лет и один месяц лишения свободы назначен ему необоснованно.
Зачитав материалы дела, Председательствующий судебной коллегией обратился к телевизору с прикрепленной на нем видеокамерой, предоставляя слово осужденному, который все это время смотрел на судей с экрана монитора.
Осужденный внимательно слушал докладчика, находясь в это время в камере изолятора в паре километров от здания суда. В ответ на предоставленную возможность высказаться зачитал написанные заранее на бумаге просьбы о прекращении уголовного преследования. Далее микрофон предоставили прокурору, он, обращаясь к видеокамере, сказал о том, что в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс, качество и количество наркотического средства, изъятого у осужденного, не образуют состава уголовно наказуемого деяния. Коллегия судей удалилась на совещание.
В зале попросили всех встать. Поднялись все, кроме находящегося там инженера, обеспечивающего бесперебойную Интернет-связь; встал перед своим телевизором и осужденный. Во время судебного совещания связь отключать не стали, осужденный молча, глядя в пол, сидел перед телевизором на стуле. Вернувшись с совещания, Председательствующий судебной коллегией объявил: доводы, изложенные в жалобе осужденного, необоснованны, но в связи с изменением Уголовного кодекса дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления. Осужденный все это время неотрывно смотрел на монитор и, получив освобождение, разулыбался так, что его счастье буквально лилось сквозь решетку и экран телевизора. Все встали, суд удалился, на все про все ушло не больше двадцати пяти минут.
А с экрана монитора уже смотрел другой осужденный, желающий опротестовать свой приговор.
— Обычно на вывоз следственно-арестованного в суд тратится целый день, — рассказывает Председательствующий судебной коллегией. — Он должен пройти медосвидетельствование, ему выдают сухой паек, перед вывозом оформляется много документов, задействуют милиционеров, которые осуществляют конвой. Вместо всего этого осужденного сегодня всего лишь вывели из камеры и сопроводили в бывшее служебное помещение, находящееся там же, в режимном корпусе. Усадили на табурет, показали, где находится микрофон, и объяснили, как он увидит судью.
Следующим шагом, рассказали в Верховном суде Бурятии, будет проведение видеоконференций с Верховным судом России, в настоящее время осужденные ожидают конвоирования в столицу до нескольких месяцев, а порой и год. Видеокамера избавит их от необходимости этапирования на специальном тюремном поезде до Москвы. Для судебных органов это будет очень выгодным в экономическом смысле.
^