13.01.2010
Бурятия в следующем году недосчитается нескольких миллиардов бюджетных рублей, но катастрофы не ожидается. Кроме того, в своем интервью "Номер один" заместитель председателя правительства Бурятии по экономике Александр Чепик признал, что очередь из инвесторов в республику не стоит, а некоторые банки вели себя некрасиво по отношению к местным торговым сетям.
— Бюджет Бурятии на 2010 год предполагает сокращение доходов республики на треть. Насколько это критично для региона?

— Республиканский бюджет серьезно сократился, но менее чем на треть. В прошлом году наши доходы составили в районе 35 миллиардов руб. В этом году прогнозируются на уровне 25,2 миллиарда. Это произошло за счет снижения поступлений средств из федерального бюджета. Откровенно говоря, срезали весьма много.

Тем не менее, я считаю, что все будет нормально. Рядовой житель Бурятии нехватку этих средств не ощутит. Да, некоторые программы развития будут корректироваться. Но это "развитие", а не текущее содержание. В России продолжается кризис, поэтому и на федеральном уровне развитие экономики несколько притормозилось. Бурятия не исключение.

— То есть такое единовременное снижение поступлений из Москвы — это не катастрофа?

— Нет, конечно. Федеральный бюджет снизит субвенции, в это время мы наращиваем свои доходы. Увеличение не такое большое — всего восемь процентов за прошлый год, но это, я считаю, ключевой показатель: мы в состоянии увеличивать собственную доходную базу в столь трудный период.

На самом деле любое подобное сжимание — это очень полезная вещь. Это как терапия: сначала ставят укол —, потом становится лучше. Бурятия собственной доходной базой никогда планомерно не занималась. Мы жили, во многом надеясь на деньги из федерального бюджета. Теперь пришла пора пересматривать позиции. Все лишнее должно отмереть само собой. Надо еще раз переосмыслить, куда деньги тратятся, какова эффективность вложений. С уменьшением финансовых возможностей каждая копейка стала дороже.

— Назовите точки роста экономики Бурятии в начавшемся году.

— Сельское хозяйство выросло за прошлый год и будет расти далее. Казалось бы, рост небольшой — 4,5 процента, но давайте не будем забывать, что у нас урожай зерновых из-за погодных условий составил в два раза меньше от планируемого. В этом году будем работать по мясу, молоку, овощам в гораздо более крупных объемах.

Большие надежды связываю с развитием малого бизнеса. Позитивные тенденции в Бурятии идут вопреки общероссийским показателям. В 2008 году доля малого бизнеса в ВРП республики была 14 процентов. В прошлом году — уже 16. Доля занятости населения в малом бизнесе в 2008 году была 29 процентов, тогда как в 2009 — 31,4 процента. В это время показатели малого бизнеса по регионам России не такие оптимистичные.

Безусловно, в начавшемся году особую ставку делаю на лесную промышленность. Там планируются серьезные перемены.

Кроме этого, отдельные предприятия хорошо выросли в 2009 году, в частности Улан-Удэнский авиазавод. Есть все основания предполагать хорошую работу крупных предприятий и в текущем году.

— Бурятия зависима от состояния нескольких крупнейших предприятий, которые являются, к тому же, филиалами расположенными на нашей территории. Это большая проблема?

— Есть серьезная зависимость. Наши "большие товарищи" — ВСЖД, авиационный завод, ТГК-14, ЛВРЗ. Не готов сейчас сказать абсолютно точные цифры, но, навскидку, это около четверти от общего объема налоговых поступлений в бюджет республики.

Чудес ведь не бывает. В жизни всегда все между собой зависимы. Почти каждый завод в мире является филиалом другого, более крупного предприятия. Влияет ли холдинг на развитие своего филиала в нашем регионе и экономику Бурятии? Конечно, влияет. С другой стороны, предприятия стоят у нас, и это наш налогоплательщик. И здесь многое зависит от руководителя. Есть сильные менеджеры. Вот Белых на авиационном заводе — хороший, крепкий руководитель. Некоторые вопросы вытащил лично сам. В чем-то президент Бурятии со своей стороны помог — большая поддержка оказана. Вот так, сообща, все вместе работаем, помогая и доверяя друг другу.

— Насколько серьезно за время кризиса снизился интерес внешних инвесторов к экономике Бурятии?

— Честно сказать, не было много желающих, чтобы в очереди стояли. У нас нет кардинально лучших условий, которые бы выделяли нас по сравнению с другими субъектами. Газа у нас нет. Электричество дорогое. Территориальная отдаленность от рынков сбыта. Логистика построена достаточно слабо. Мы не можем предложить нечто уникальное, чтобы заявить инвестору — вот этот фактор перевешивает наши недостатки.

Поэтому необходимо искать другие факторы — неформальные, материальные, я имею в виду меры поддержки инвесторов. Надо улучшать инвестиционное поле. Это и инвестиционные льготы для входящих, это подготовленные участки земли — с подведенными коммуникациями, чтобы человек пришел, поставил предприятие, мог работать.

Кроме того, необходимо работать с рынками сбыта нашей продукции, в том числе глобальными. Какие у нас есть рынки? Китай — да, хороший рынок. Япония, Корея. Но мы пока слабо работаем с внешними рынками, тоже надо признать это.

— Как пережили прошедший год наши крупные предприятия, находящиеся в зоне общественного внимания? Например, "Байкалфарм"?

— По "Байкалфарму" нормальная картина. Это достаточно крупный налогоплательщик — более 1 миллиарда рублей налогов. Там какая ситуация? Они были серьезно закредитованы, новую купили технологическую линию, во время кризиса им подняли стоимость платы за кредит. Да, в прошедшем году они корректировали объемы продукции, но в свою очередь и правительство им помогло — компенсировало часть процентной ставки по кредиту. На общую сумму 17 миллионов рублей, это серьезные деньги.

И они с оптимизмом смотрят в будущий год. С 1 января заработал закон о минимальной цене на водку в 89 рублей. Теперь "Байкалфарм" вытеснит северокавказскую водку по 50—60 рублей из низкого ценового сегмента.

— Что на "Бурятмясопроме"?

— Я ожидаю, что "Бурятмясопром" вновь станет успешным на рынке. Учитывая известность торговой марки мясных консервов, возможности поставки в Госрезерв, ставится задача: сделать предприятие одним из крупнейших переработчиков мяса в Российской Федерации. "Бурятмясопром" может стать серьезным федеральным игроком. Над этим стоит работать и в этом будем помогать. Тем более, что сменился собственник и менеджмент предприятия.

На базе "БМП" можно будет тогда формировать, вернее, возрождать "Скотоимпорт", договоренности с Монголией есть уже. Вот сегодня по этому поводу приезжала делегация Монголии сюда. С нашей стороны этим занимается министерство сельского хозяйства. Но чтобы не обрушить рынок мяса здесь, надо делать убойные пункты переработки мяса внутри Бурятии. Чтобы мясо поступало, перерабатывалось у нас и уходило далее на запад России.

— "Макбур"?

— Макаронная фабрика действительно просела в прошедшем году. Но правительство, я считаю, сделало все возможное для предприятия. Сейчас там новая трудность. Усилиями местной власти в прошлом году на федеральном уровне удалось пробить финансирование интервенционного зернового фонда на базе "Макбура". Но из-за налоговых сложностей предприятия федеральный центр может заморозить поступление финансов. Пытаемся решить вопрос. Там многое зависит от позиции руководителя "Макбура".

— Розничные торговые сети Бурятии справились с кризисом годичной давности? И как на них повлияет принятый федеральный закон о торговле?

— Крупнейшие торговые сети занимают 25—30 процентов рынка. Поэтому закон о торговле на Бурятию будет мало влиять. Там основные ограничения, чтобы один игрок держал не более 25 процентов рынка в населенном пункте. А у нас самые крупные занимают не более 10—15 процентов.

Проблемы год назад у сетей были серьезные. Сейчас об этом уже можно сказать, но пришлось даже включать административный ресурс для помощи, чтобы коммерческие банки не снижали объемы кредитования розничных сетей. Дело в том, что некоторые банки повели себя по отношению к нашим сетям не вполне порядочно. Были такие факты.

Сейчас розничная торговля чувствует себя относительно спокойно.

— Повсеместное мнение о ненадежности финансовой системы Бурятии из-за обилия филиалов коммерческих банков верное?

— Есть определенные проблемы в связи с этим. Требования крупных коммерческих банков формируются одновременно по всем регионам. Напрямую с банком региону в этом случае работать сложно. Убеждать действовать в отношении именно Бурятии тоже нелегко. Приходится реагировать через федеральный уровень, когда там обсуждаются региональные вопросы.

Свой банк, конечно, более лояльный, с ним проще договориться. Что касается "БайкалБанка", то он ведет весьма самостоятельную политику, в иных случаях независимо от нашего мнения. В то же время он крупный налогоплательщик. Банк очень хорошо и правильно работает с пластиковыми картами. Уверенно представлен на рынке розницы. В общем, банк с понятной маркетинговой политикой. Но он небольшой, поэтому не совсем свободен в своих финансовых объемах. Ему тяжело реализовать крупные проекты, выйти на федеральный уровень.

^