03.02.2010
Понятно, что детские дома — не лучшая альтернатива для детей, по разным причинам потерявших своих родителей. Но в республике есть и другая сторона медали: в приемных, опекунских семьях детям также живется далеко несладко. Но такие факты, чаще всего, стараются не обнародовать.
Как удалось узнать "Номер один", в 2008 году было отменено 124 решения о передаче ребенка на воспитание в семью, из них в 71 случае — по инициативе самих усыновителей, опекунов, попечителей и приемных родителей. Получается, ребенка из детского дома забирают в семью, а через некоторое время снова отдают в детдом? Трудно даже представить, какая при этом психологическая травма наносится ребенку.

В Республиканском агентстве по делам семьи и детей этот факт внятно прокомментировать так и не смогли, объясняя такую статистику "плохим здоровьем опекунов, которые не рассчитали свои силы":

— Это нормальный процесс. Есть такие случаи, когда у усыновителей, но в основном у опекунов, ухудшается состояние здоровья. Большинство опекунов — это бабушки, дедушки, которые не могут ухаживать за ребенком. Поэтому они пишут заявление, что не могут ухаживать за ребенком, и ищется другой вариант, — пояснил заместитель главы Республиканского агентства по делам семьи и детей Евгений Нечаев.

При этом, по словам Евгения Викторовича, "по приемным родителям и усыновителям такое бывает не больше 2—3 случаев в год". В основном это касается опекунов.

— Внезапно ухудшилось здоровье усыновителя. Есть единичные случаи психологической несовместимости, — пояснил Евгений Нечаев.

Тем не менее, в Справке прокуратуры Бурятии от 11 ноября 2009 года сообщается: "Нередко договоры о передаче детей в приемные семьи заключаются с нарушением норм семейного законодательства".

Также выяснилось, что в прошлом году были выявлены факты несоблюдения требований законодательства о подборе и назначении опекунов. К примеру, не заключаются договоры о передаче под опеку, заключения о возможности или невозможности быть опекунами не составляются. В личных делах опекунов отсутствует необходимый перечень документов, в том числе сведения о судимости за умышленные преступления.

Особую тревогу вызывает тот факт, что в 2009 году прокурорские проверки выявили неготовность большинства граждан к надлежащему выполнению обязанностей приемного родителя.

Так, в период 2002—2007 гг. в приемной семье гр. Гомзяковой проживала воспитанница детского дома 1995 года рождения. Приемная мать не скрывала, что целью создания приемной семьи явились денежные средства, выплачиваемые государством. Пособие на приемного ребенка она расходовала на четверых родных детей.

Позднее Гомзякова отказалась выполнять родительские обязанности, при этом длительное время органом опеки вопрос о расторжении договора не решался. В последующем девочку передали в другую приемную семью, однако потом снова вернули в Малокуналейский детский дом.

Проблемы есть не только в приемных семьях. Те же проверки прокуратуры в 2009 году показали, что в большинстве районов органами опеки и попечительства не осуществляется должный контроль и над выполнением опекунами (попечителями) своих обязанностей.

Выявлены факты использования средств подопечных в личных целях, а также факты злоупотребления опекунскими обязанностями, жестокого обращения с подопечными, нанесения побоев и другое.

Так, по вине органа опеки Селенгинского района стало возможным злоупотребление опекунскими обязанностями гражданкой Т.С. Тасенковой, которая систематически наносила побои и жестоко обращалась с подопечной Д., 1998 года рождения. В отношении Тасенковой возбуждено уголовное дело.

В этом же районе выявлен факт использования в личных целях гр. Л.С. Мельниковой денежных средств подопечной Т., о чем последняя сообщала в орган опеки неоднократно.

И последний нашумевший случай: спустя 4 месяца после оформления опекунства воспитанник детского дома вновь остался без родителей. Взяв в семью 3-летнего малыша, взрослые периодически его избивали. С сентября 2009 года Ваня проживал в семье извергов, но спасти малыша помогли не органы опеки, которые не осуществляли контроль за тем, как живет мальчик в опекунской семье, а сердобольные соседи.

Громкий непрекращающийся плач насторожил соседей, и они вызвали "скорую". Врачи нашли избитого ребенка на улице, во дворе одного из частных домов. В тяжелом состоянии малыша увезли в городскую больницу 6. Как рассказывают врачи, до ребенка было невозможно дотронуться. Ушибы были везде: на лице, на голове, на теле, на ногах и руках малыша. Трое суток мальчик плакал не переставая.

Теперь Ваня вновь сирота, и он снова возвращается в детский дом "Малышок". Кто знает, какие люди станут его очередными мамой и папой, будут ли контролировать соответствующие органы то, как будет проживать малыш в новой семье? И сколько еще у нас в республике таких Вань?

В этой связи бурятские общественники разработали экспериментальный проект — мониторинг воспитания и содержания детей-сирот, проживающих в замещающих семьях.

— Данная тематика проекта выбрана в связи с тем, что в России наблюдаются нарушения прав детей в некоторых замещающих семьях. Гражданский контроль, мониторинг в Бурятии делает только первые шаги, и этот экспериментальный проект поможет отработать технологию по защите прав детей-сирот, а также конкретно нащупать проблемы в этой области и наметить пути решения, — говорит Наталья Козырева, член Коалиции Байкальской береговой волонтерской службы.

В общем, учреждения не должны освобождаться от сирот любым путем, без должного контроля за тем, в какие руки передаются дети. Во всех вышеперечисленных примерах было бы намного лучше для детей, если бы они оставались в детском доме, а не улучшали статистику чиновникам за счет своей исковерканной жизни.

^