10.02.2010
Название небольшого шахтерского городка Закаменска всколыхнуло на прошлой неделе не только республику, но и всю Россию. Ни одно федеральное СМИ не обошло вниманием чудовищную трагедию. Впрочем, это объяснимо. Семь человек убиты всего лишь из-за конфликта за маршрут и небольшие деньги.
Пришло большое горе

В первые дни после трагедии в Закаменске было непривычно тихо и спокойно. Город потрясен, ошеломлен и напуган. Жители молчаливы и неразговорчивы. На все наши расспросы отвечают лаконично: "Да, знаю... Слышал". Возле отдела милиции стоят суровые омоновцы с автоматами. Информацию никто из них не дает:

— Есть оперативный штаб, обращайтесь туда.

Мрачно и в залах торгового центра "Гермес", где работали погибшие. Продавцы, все как один, заученно твердят о том, что "мы в это день не работали". На вопрос "что все-таки случилось" ответ один: "мы сами не в курсе". О чем говорят более или менее подробно — о погибших коллегах.

— Нурию знал хорошо, — сообщил Петр Николаевич. — Она раньше в продснабе работала. Хорошим была человеком.

— А я Аню Михалеву знал, — рассказывает продавец Миша. — У нее трое детей осталось. Мужа нет. Мать ее, как узнала о случившемся, с инфарктом слегла. Любовь Сергеевну тоже немного знал.

Выехали за смертью

30 января, вечером, сразу же после окончания рабочего дня, из Закаменска выехал микроавтобус "Истана". В машине находились семь предпринимателей, работавших на двух местных рынках — торговом центре "Гермес" и так называемом "Синем рынке". Пятеро из семи — женщины. По словам жителей Городка (это старое название Закаменска), одна из них была беременна. Мужчин в салоне всего двое. Оба — предприниматели из Кыргызстана.

Такие поездки для местных предпринимателей достаточно обычны. Практически каждую неделю торговцы выезжают за товаром в Иркутск или Забайкальск. По пути закаменцы хотели прихватить с собой предпринимательницу одной из джидинских деревень. Однако в назначенное время микроавтобус на место встречи не прибыл. Телефоны предпринимателей молчали. Женщина, ожидавшая "микрик", подняла тревогу.

Закаменск — город маленький. Поэтому весть о том, что сразу семь местных предпринимателей бесследно исчезли где-то на джидинской трассе, тут же всколыхнула все население. Родственники и знакомые исчезнувших обратились в правоохранительные органы.

2 февраля. С момента исчезновения предпринимателей прошло почти три дня. Розыск людей продолжается по всей трассе от Закамны до Улан-Удэ. Но все безрезультатно. О пропаже людей уже сообщили республиканские СМИ. И в тот же день поступило страшное известие. Вблизи джидинской деревни Шартыкей был обнаружен микроавтобус с мертвыми предпринимателями. На него случайно наткнулись местные жители.

Позже, на пресс-конференции представители СУ СКП России по Бурятии сообщат о том, что машина и тела погибших находились в очень укромном месте. На телах погибших имелись множественные ножевые и огнестрельные ранения.

3 февраля о происшествии официально объявили правоохранительные органы.

Торейский луг

Весть о гибели сразу семерых земляков потрясла Закаменск. Городок небольшой, и погибших знал практически каждый. Еще горше для закаменцев было осознавать, что расправу учинил кто-то из местных. Преступники явно знали маршрут и время движения, имели сведения о том, что на руках предпринимателей имеются крупные для Закаменска деньги.

Еще один нюанс: налетчики прекрасно ориентировались на местности. Местом нападения стал так называемый Торейский луг — глухое место с зигзагообразной дорогой между Закаменским и Джидинским районами. Местность безлюдная — до ближайшей деревни далеко, машины на трассе появляются редко. Рядом с трассой — густой кустарник, куда при желании можно спрятать аж грузовик. И, самое главное, в этой местности не действует сотовая связь. То есть при нападении позвать на помощь нельзя. Об этих особенностях могли знать только местные.

Как именно произошло нападение, пока неясно. В электронных СМИ прозвучала версия, что первым был убит водитель, тело которого налетчики якобы завернули в одеяло и перенесли в салон. Следствие об этой детали пока ничего не сообщает.

Далее бандиты сумели перегнать машину с пассажирами в неприметную лощину неподалеку от трассы. До главной дороги там рукой подать — сквозь кустарник видно, как неподалеку проезжают автомобили. На поляне между деревьями и разыгрался последний акт трагедии.

Убивали несчастных людей из охотничьего ружья, добивали ножами. Три тела лежали возле машины, четверо убитых находились в салоне — такую ужасную картину увидели прибывшие на место сотрудники милиции. Сейчас там, хотя уже основательно затоптано и заезжено, валяются обрывки бумаг, пустая канистра. И самое страшное — на мерзлой земле и траве до сих пор четко видны следы крови.

Многочисленные ножевые ранения на телах погибших наводили на мысль, что преступники далеко не профессионалы. Еще до момента задержания опытные оперативники сообщили корреспонденту о том, что на эту же версию наводит и большое количество убитых. "Взрослый преступник, если он уж не совсем отморозок, — сказал тогда опер, — никогда не пошел бы на столь массовое убийство. Такое могли совершить только те, у кого совсем ума нет, — молодые беспредельщики".

Быстрый розыск

На место ЧП прибыло около сотни сотрудников СУ СКП, оперативников и экспертов МВД. К расследованию подключились спецслужбы. Место ЧП перетряхнули буквально до последней травинки, собирая все имеющиеся улики. Одновременно велся опрос свидетелей по всей трассе и во всех населенных пунктах. В самом Закаменске правоохранители плотно работали с родственниками погибших, коллегами по работе и сослуживцами.

Утром 4 февраля Следственное управление СКП сообщило о задержании в Закаменске одного из подозреваемых, который уже дал признательные показания. В тот же день задержали еще двоих подозреваемых. Причем задержаны они были в Улан-Удэ. Как позже сообщил начальник отдела по расследованию особо важных дел СУ СКП России по Бурятии Сергей Базаров, эта парочка пыталась удрать из Закаменска.

В Улан-Удэ убийцы затаились на квартирах в Железнодорожном районе. Но вскоре на квартиры нагрянули сотрудники ОРЧ 2 Улан-Удэнского ГУВД. При задержании, сообщил начальник ОРЧ 2 Александр Логинов, ошеломленные парни сопротивления не оказали. В тот же вечер стало известно о том, что в Закаменске следствию удалось задержать женщину, которая была также причастна к расправе на Торейском лугу.

Утром 5 февраля на специальном брифинге замруководителя СУ СКП России по Бурятии Сергей Базаров объявил о том, что убийство полностью раскрыто. В организации нападения участвовали четверо, убивали трое. Двое из убийц — несовершеннолетние. Одна из членов банды — женщина, приходящаяся "очень близким родственником" одному из убийц. По неофициальным данным известно, что она мать одного из задержанных. Говорят, что она работала вместе с погибшими в одном торговом центре.

Мизерные мотивы убийства

Местные жители не склонны рассказывать и о предположительных версиях ЧП. Да, они слышали о том, что у погибших киргизов Жакыповых был какой-то застарелый конфликт на почве пассажирских перевозок. "Им микроавтобус поджигали, — сообщили горожане. — Они его потом отремонтировали и снова ездили. На нем 30 января и поехали..." Кстати, именно об этой версии — устранение конкурентов на рынке перевозок — сообщил 5 февраля Сергей Базаров.

Версия о разбое, связанном с хищением денег у продавцов "Гермеса" и "Синего рынка", вызывает непонимание: "Были у них деньги. Так ведь суммы маленькие — максимум, что было у каждого, это 40—50 тысяч. Ведь здесь, в Закаменске, на торговле особо не заработаешь. Недельный доход продавца — рублей 500. Ну, может, тысяча рублей... И что, за это убивать?!".

Однако, по версии следствия, еще одной целью нападавших было именно завладение деньгами. Сразу же после расправы малолетние убийцы купили себе новую одежду и хороший мобильный телефон. Как оказалось, в Закаменске за это действительно убивают.

Городок — он и беден и далек

Закаменск, он же Городок, как его называет местное старшее поколение, всегда считался особенным населенным пунктом. Градообразующее предприятие города — так называемый "Джидакомбинат", на котором в свое время работало практически все население Закаменска и прилегающих к городу сел. В благополучные времена для шахтера из Закаменска не было большой сложностью съездить в Улан-Удэ на такси. И это в советское время! Словом, тогда Городок был настоящим оазисом роскоши. Но... пришли новые времена, и Джидинский комбинат приказал долго жить. В Закаменск властно постучалась нищета.

Закрытие комбината стало для закаменцев ошеломляющим событием. Никакой иной работы в городе и районе не было. Сыграло свою роль и месторасположение Закаменска, который находится на тупиковой трассе. За ним — лишь пара-тройка деревень. То есть проходимости никакой, и выжить за счет придорожной торговли невозможно.

В городе начался массовый исход населения. Уезжали высококлассные специалисты, инженеры, техники, интеллигенция. Благоустроенные квартиры в Закаменске тогда продавались за бесценок. Пожалуй, единственным местом, где хоть как-то можно было заработать на жизнь, стали шахты, куда местный люд стал наведываться в поисках вольфрама, который можно было сбыть торговцам. В городе стала процветать нелегальная торговля цветным металлом.

Вот тогда-то, в уже нищей Закамне, и поднял голову криминал. В принципе, Городок всегда был местом довольно уголовным. Дело в том, что в военные и послевоенные времена район был своеобразным лагерем для заключенных всех мастей — от пленных до уголовников. Они и были первыми строителями комбината. В благополучные советские времена криминальные веяния особо заметны не были. Но в новое время, когда город и район покинули представители нормальных социальных слоев, влияние криминала стало расти.

Сыграл свою роль и местный колорит. Закаменцы недаром всегда считались и считаются людьми довольно резкими и решительными. Одним словом, горцы. Следующий негативный фактор — массовая алкоголизация.

Нищета, жесткий характер, пьянство, уголовные понятия, получившие широкое распространение среди молодежи, и создали тот ужасный сплав, который мы имеем сейчас. В городе и районе стал править бал криминалитет. Причем, криминал остервенелый, беспощадный и не поддающийся никаким объяснениям. В городе стало реально страшно ходить по улицам.

Ответ на небывалую для республики дерзость местного криминалитета будет, скорее всего, жестким и решительным. Местных бандитов ждет суровый урок. Однако возникает вопрос: надолго ли? В городе царят нищета, безысходность и алкоголизация. А это значит, что когда-то в Закаменске снова рванет "замедленная бомба криминалитета". Вопрос только — когда?

^