17.02.2010
Раиса Пшеничникова, ректор ВСГАКИ, на встрече с прессой заявила, что под ее руководством задуман новый проект, направленный на возрождение позабытой техники пения и зарабатывание денег.
— Мы задумали интересный проект — международную школу пения бель канто. Эта школа, некогда процветавшая, к сожалению, утратила себя полностью в Италии. И сегодня итальянцы посылают своих детей учиться вокалу в Россию, которая единственная еще сохранила эту технику. Самые яркие представители бель канто — Муслим Магомаев и Ирина Архипова. На сегоднящний день единственный носитель техники бель канто — Лариса Францевна Шиянова, учившаяся и у Магомаева, и у Архиповой, — рассказала о небывалом проекте ректор ВСГАКИ.

Раиса Пшеничникова называет задуманную школу вокала инновационной.

— А инновации предполагают, как Лариса Францевна все время подчеркивает, умение привлечь финансы. Сегодня на Западе платят огромные, очень большие суммы за подготовку таких вот певцов, — потрясла воображение СМИ ректор. — Я думаю, что в проектк будет задействован Улан-Удэ, естественно, будем работать на Восточную Сибирь (поскольку Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств), Москву и зарубежье.

Раиса Пшеничникова намерена сообщить о проекте в Брюсселе: в столице блока НАТО вскоре пройдет международный семинар европейских вузов. Она думает, что ее доклад вызовет огромный интерес участников.

— Сегодня надо вливать в образование финансовые средства. Этому мы учимся. Вот этот международный проект школа бель канто — как раз то, что позволит нам эту проблему решить, — еще раз потрясла собравшихся журналистов масштабными перспективами ректор ВСГАКИ.

Лариса Шиянова, педагог по вокалу, певица из Москвы, выразила уверенность, что проект вызовет интерес также в Китае и других азиатских странах. Срок открытия школы бель канто пока не установлен. Г-жа Шиянова отметила, что это зависит от разработки концепции, что занимает много времени.

— Мы ведем большую аналитическую работу. Думаю, к концу года будет ясно, когда будут первые сроки, — заявила также москвичка.

Все ошарашенно согласились.

Разумеется, школа бель канто, призванная зарабатывать деньги, бесполезна без учеников, согласных платить за овладение утраченными, если верить г-же Пшеничниковой, даже в Италии секретами этой античной европейской певческой техники. И где — в мало кому известном, далеком Улан-Удэ! Есть деньги — есть школа бель канто. Нет денег — нет школы. Так что Бурятия может и не стать центром искусства, восставшего из пепла. Но отчего же не помечтать?

^