17.02.2010
Формальное отношение чиновников к проблемам ветеранов ВОВ приводит к тому, что фронтовики, которых в Бурятии остались единицы, просят защиты и помощи у прессы. Так случилось и с участником Парада Победы в Москве 1945 года, орденоносцем Петром Осиповичем Григорьевым.
"Помогите мне, пожалуйста"

На его обращение в администрацию Октябрьского района об улучшении жилищных условий ветерану ответили отказом, не потрудившись выяснить, в каких условиях живет 90-летний ветеран. Когда в редакции раздался звонок Петра Осиповича, просьба прозвучала просто: "Помогите мне, пожалуйста".

По документам, которые были предоставлены в администрацию Октябрьского района, получается, что ветеран является собственником половины дома по ул. Харьковской, 7 общей площадью в 56 кв. метров. Именно этот факт и послужил поводом для отказа Петру Осиповичу в постановке на учет как нуждающегося в жилье. Если бы руководство администрации не поленилось и направило по адресу, где проживает ветеран, хотя бы одного специалиста, то он бы собственными глазами увидел, в какой обстановке вынужден жить участник Парада Победы.

Встречать корреспондента газеты "Номер один" ветеран вышел сам. Он постоянно извинялся за ту картину, которую предстояло увидеть. На деле 56 кв. метров оказались небольшим домом с двумя комнатами и кухней. Большее по площади помещение занимает сын Петра Осиповича со своей сожительницей. На веранде, на кухне, в комнате царит беспорядок. По признанию Петра Осиповича, сын с гражданской женой не работают, много выпивают, поэтому за порядком следить некому.

Довели до инфаркта

Сам фронтовик ютится в комнатке примерно в 7—8 кв. метров. Ремонт здесь не делался, судя по всему, несколько лет. Стены закоптились, шторы на окнах отсутствуют. Интерьер состоит из старенького дивана, тумбочки и шкафа. Единственная радость ветерана — телевизор. Еще один предмет, который всегда находится на виду, — видавшая виды гармонь. За свою жизнь, по рассказам Петра Осиповича, он "сносил" три таких гармони — любил играть, песни петь.

— Теперь руки не слушаются, — сетует ветеран. — Да и настроения нет песни-то петь от такой жизни...

Все время, что продолжалось общение, сын Петра Осиповича, который, как всегда, был нетрезв, постоянно кричал, ругался матом и грозил расправой.

— Часто ночами вовсе не сплю, — жалуется фронтовик. — Пугаю его, что милицию вызову. Недавно участковый приходил, не могли его угомонить. Он постоял, поговорил с ним, да и дома оставил. А тот за свое. В прошлом году до такого меня довели, что инфаркт случился, в БСМП увезли с приступом, лечился...

Удивительно, но у Петра Осиповича пятеро детей. На вопрос, почему бы вам не пожить у кого-нибудь из тех, где более благополучные условия, ветеран не раздумывая ответил:

— Не приглашает никто...

Несмотря на свой преклонный возраст, фронтовик самостоятельно добирается до аптеки, проделывая путь от Комушки до ул. Терешковой, чтобы с пенсии закупить необходимые лекарства. Он не ждет помощи от сына, который делит с ним одну площадь, и поэтому Петр Осипович готовит себе сам.

— Я и печку сам топлю, — вздыхая, говорит ветеран. — Сегодня вот снова дрова заносил, а не то и замерзнуть недолго.

Поскольку печь топится от случая к случаю, дома пенсионер вынужден тепло одеваться. Вместо тапочек домашней обувью служат валенки. Глядя на то, как коротает старость фронтовик, складывается ощущение, что вся его жизнь — война. Сначала Монголия в 1939, потом Великая Отечественная в 1941, а затем еще и Украина — борьба с националистами. И тогда и сейчас он пытается выжить.

Сын пропил медаль

Петру Осиповичу Григорьеву пришлось участвовать в таких сражениях и боевых действиях, из которых живыми удалось выйти единицам. В 1939 году его призвали в ряды Красной Армии. Молодым солдатом он сразу попал на войну — в Монголию. Несколько месяцев спустя, когда японские милитаристы были разгромлены, уроженца Бурятии вместе с другими солдатами отправили служить сначала во Владивосток, а затем на остров Русский. Он уже готовился к демобилизации, когда пришло известие о нападении фашистской Германии на Советский Союз.

На фронт он попал в августе 1941 года, вернулся домой лишь в феврале 1946. За эти годы он стал свидетелем и участником, страшных событий. Одно из них — форсирование реки Свирь в Карелии.

— Тогда вода кипела от снарядов, — вспоминает сегодня Петр Осипович. — Страшно было. В бой пошли много моих однополчан, а когда все закончилось, я никого из своих не нашел. Выжили тогда немногие.

Тогда молодой солдат был впервые представлен к награде — на его гимнастерке появилась медаль "За отвагу". Следующие четыре года тоже были трудными для всей страны и для Красной Армии. Ожесточенные бои шли на всех направлениях фронта.

— В 1944 году мы снова форсировали реку, но теперь уже Одер в Германии, — рассказывает историю своей непростой жизни фронтовик. — Тогда наша армия тоже несла большие потери. Не знаю даже, как я выжил в этой мясорубке.

Радостную новость о победе Советского Союза 9 мая 1945 года Петр Осипович Григорьев узнал, находясь в Польше. Затем был Парад Победы в Москве. Следующие несколько месяцев он провел в Венгрии, а после его направили на Украину, где велась борьба с бандеровцами. Доблесть и отвага Петра Осиповича отмечена государственными наградами — многими медалями и двумя орденами Славы и Красной Звезды. Сейчас медалей стало меньше. Одну боевую награду ветерана забрал сын, с которым он проживает. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

Старость хуже войны

Война, окопы, годы лишений, ранение, госпиталь, снова фронт. Он уходил молодым солдатом, а вернулся возмужавшим человеком, который видел смерть друзей, земляков, однополчан. Он выжил, чтобы строить будущее, жениться, воспитывать детей. Собственными руками построил дом и думал, что будет спокойно коротать в нем старость.

Он не мог знать тогда, что она у него будет такая. Да, государство обеспечило всех ветеранов достойной пенсией, но складывается впечатление, что на этом забота Отечества закончилась. Он до сих пор хранит ту гимнастерку, в которой возвращался с войны.

— Сейчас мои дети хотят снять мне комнату в общежитии, говорят, что это стоит пять тысяч в месяц, — делится планами фронтовик. — Мне хоть куда, лишь бы пожить спокойно. Сколько мне еще Богом отмерено, не знаю, но так хочется тишины и покоя.

Сегодня у Петра Осиповича нет документов на его половину дома. Их забрал сын, видимо, опасаясь за то, что отец может распорядиться жилплощадью по своему усмотрению. Бороться с ним у ветерана нет ни сил, ни желания.

Сейчас страна готовится к празднованию 65-летия Победы. Говорят, что ветеранов — живых свидетелей тех событий осталось не так много. Много обещают. Но, как получается, слова часто расходятся с делом.

^