17.02.2010
Городской Комитет образования завершает рейтингование уланудэнских школ. Теперь каждая школа имеет оценку по 66-балльной шкале (по числу школ в Улан-Удэ). А каждый улан-удэнец может узнать, в хорошем ли месте учатся его дети. Разгорается скандал.
Мнения разделились

У тех, кто считает, что его школа стоит на незаслуженно низком месте, такая информация вызывает бурю негодования. Довольные результатами своей школы — наоборот, с удовлетворением потирают руки: как говорят, вслед за хорошим местом в рейтинге в школу придут дополнительные деньги. Равнодушных не осталось.

Директор школы 26 Людмила Мункоева считает, что рейтинг — реальный двигатель развития школы. По последним данным, ее школа занимает 17-ю строчку в рейтинге улан-удэнских школ.

— Такие рейтинги, на мой взгляд, нужны. Все же познается в сравнении. Правда, процедура сложная, — говорит Людмила Владимировна.

Людмила Мункоева уверена: условия для самореализации у всех одинаковы, победить в этой гонке сможет любой, нужно только захотеть:

— Все зависит от каждого образовательного учреждения. Хотите двигаться вперед — двигайтесь! Я считаю, рейтинг должен быть обнародован. Все должно быть прозрачно, чтобы родители могли ознакомиться с такой информацией.

А вот аутсайдеры рейтинга комментировать что-либо отказываются. В 13-й школе, на данный момент занявшей 65-е, предпоследнее, место в рейтинге, беседовать с журналистом отказались. И почти все школы, стоящие в конце списка, заявляют: "Не надо всех мерить одним мерилом".

В сменной школе 1, которая сейчас стоит в самом конце списка, в частности, нам сказали:

— У нас вечерняя школа, и не надо делать вид, что никто не знает, какие дети здесь учатся. И каким образом мы должны были оказаться на другом месте? В вечерней школе учатся дети социально сложные. Дай бог, чтобы они вообще учились, а уж какое место займут — это другой вопрос.

В рейтинговании такие моменты не учитывались. Хотя в Улан-Удэ явно есть школы, которые в силу своего материально-технического состояния, а также местоположения никогда не смогут выбраться из конца рейтинга. Соответственно, и рассчитывать на дополнительную помощь им не приходится.

Появился азарт

Если те, кто стоят в конце списка, сетуют на необъективные критерии отбора лучших школ, то те школы, которые оказались в середине рейтинга, напротив, настроены оптимистично. Появился азарт в работе. Теперь одна из их заветных целей — попробовать перебраться на ступеньку повыше, а потом еще и еще выше. Так, школа 20 заняла в рейтинге 35-е место. Директор школы Надежда Максимова теперь стремится к более высоким результатам:

— У нас такой азарт теперь! Учителя посмотрели, по каким параметрам нас оценивали. Сразу начали предлагать, мол, давайте тогда гранты писать, будем заниматься и тем и этим. Рейтинг надо повышать. Мне кажется, рейтингование школ может быть каким-то стимулом, толчком к тому, чтобы еще лучше работать, чтобы выглядеть не хуже других.

Однако и Надежда Максимова замечает, что не все находятся на равных условиях. Поэтому и обнародовать такие рейтинги не стоит. Это может привести к тому, что родители, и без того мечтающие попасть в элитные гимназии и лицеи, увидев результаты рейтинга, будут рваться туда еще сильнее. А средние школы останутся ни с чем.

— Нас, наоборот, надо поддерживать, помогать. Как-то по-другому оценивать. Например, у нас микрорайон очень сложный. Мы со всех сторон окружены. С одной стороны, 29-я гимназия поджимает, с другой стороны, 25-я школа, 35-я школа. У нас очень много школ, и каждая заинтересована, чтоб дети шли именно к ним. И контингент у нас сложный: вся Зауда, частный сектор — старые дома, где проживают в основном пенсионеры. Детей мало стало. И мы всех берем и учим, без всяких условий, — говорят в 20-й школе.

К тому же материальная база школ у всех также разная. К примеру, зданию 20-й школы скоро исполнится 75 лет. Когда-то здание принадлежало госпиталю, и только потом было переделано под школу. Потому понятно, что хоть разбейся в лепешку, построить тот же бассейн здесь не смогут — это не предусмотрено при строительстве дома. А ведь наличие бассейна — также один из критериев оценки. И, конечно, многое зависит от контингента учащихся.

— Одно дело — там, где учатся "элитные" дети из хороших семей, где все благополучно. Другое дело — найти стобалльников, отличников и победителей разных олимпиад среди детей, находящихся в трудных жизненных условиях, — сетуют директора средних школ.

Рейтинг надо засекретить

До последнего момента на первой строчке рейтинга школ Улан-Удэ была 59-я гимназия. Сейчас гимназия стоит на четвертом месте. Казалось бы, есть чем гордиться. Однако директор гимназии Евгений Миронов — один из ярых противников того, чтобы рейтинг школ был выставлен на всеобщее обозрение.

— Это должно быть для узкого пользования, — считает Евгений Миронов. — Я себя ставлю на место других директоров школ. Допустим, школа хорошая, а она оказалась на 20-м месте. И зачем это все должны смотреть родители, дети?

Директора опасаются, что начнется массовый отток из школ с низким местом в рейтинге в школы выше по списку. А в условиях подушевого финансирования это приведет к "обогащению" престижных школ, что еще больше усилит их, и обеднению обычных. Впрочем, пока трудно делать на этот счет прогнозы.

Сама процедура рейтингования настолько сложная, что даже директора школ-лидеров рейтинга замечают:

"Что мы заполняли, сколько работы было проделано! Порой рождаются мысли, что уроки можно не проводить, можно только этим и заниматься. Что мы и делаем сейчас. Но при всем при этом мы еще и уроки проводим. Один только плюс — нам обещали, что за рейтингом пойдут деньги".

Критерии удивляют

Есть мнение и о том, что некоторые параметры, мягко говоря, непонятны.

— Посмотрите, где мы получили ноль баллов, — говорит Евгений Миронов, — например, за такой критерий: "Реализация в школе индивидуального обучения учащихся 10 и 11 классов". Или вот: "Наличие в штатном расписании школы должности дьютера". Дьютер — специалист, который осуществляет педагогическое сопровождение: отправлять ребенка к разным репетиторам и так далее. Получается, я должен прекратить преподавание какого-либо иностранного языка, чтобы уложиться в фонд оплаты труда, чтоб иметь этого дьютера!

Среди большинства директоров школ, опрошенных корреспондентом, бытует мнение: получить много баллов по всем параметрам — реально, но только в одном случае — нужно прекратить проводить уроки и давать качественное образование детям, а заняться сугубо документами, отчетами, без конца отписывать куда-то, презентовать и "пиарить" себя.

Поэтому и новый проект, который начал реализовываться в республике, вызывает у директоров школ и учителей больше опасений снова погрязнуть с головой в бумажках и отчетах, чем воодушевления. По крайней мере, начало внедрения проекта говорит именно об этом.

"Поставить все на свои места с помощью машины — это нереально. Одна школа может быть хороша в одном месте и плоха в другом. В хорошей школе может быть плохой учитель в каком-то классе. И в плохой школе может попасться замечательный учитель. И поэтому делить школы на "хорошие" и "плохие" — некорректно", — такое мнение высказал нам директор одной из школ Улан-Удэ.

^