24.02.2010
Бывший муж взял мальчика на выходные к себе в Гремячинск, а возвращать не собирается и попросту прячет ребенка от Ольги. Государственные структуры разводят руками и говорят, что не могут вернуть матери сына.
Родители Ромы развелись, когда ему было четыре года. Инициатором разрыва стал его отец, у которого вскоре появилась другая семья и ребенок. В исковом заявлении на расторжение брака отец написал, что сын остается с матерью, соответственно, никаких претензий он не имеет. На суд Владимир не приехал, а Ольга получила решение суда, в котором в стандартной форме было указано, что "соглашение о содержании ребенка между родителями достигнуто".

Ольга уехала из Гремячинска в Улан-Удэ, устроилась на работу, сына отдала в садик. Алиментов с бывшего мужа не требовала, да и тот не сильно интересовался сыном. Осенью 6- летний Рома пошел в первый класс. Учеба ему нравилась. Мальчик получил уже первую грамоту, ходил в секцию футбола и на кружок рисования, ждал школьного праздника "Прощание с букварем".

— Видеться с сыном я бывшему мужу не запрещала, — рассказывает Ольга. — А тут он попросил взять сына на выходные. Через два месяца опять попросил, я отпустила. А потом мне звонит мама и говорит, что бывший муж не собирается возвращать Рому.

Ольга сразу же обратилась в ПДН ОВД по Советскому району, оттуда почтой ее заявление было передано в подразделение Прибайкальского района. Неделю оттуда не было вестей, и девушка поехала туда сама. Оказалось, ее заявление туда еще не пришло.

— Мне дали участкового, и мы поехали к бывшему мужу, — вспоминает Ольга. — Пока открывали нам ворота, они успели Рому быстренько с заднего хода увести. Мы зашли, никто сказать о том, где он, не может. В итоге меня просто выгнали из дома. На улице я встретила бывшую Ромину воспитательницу, она рассказала, что видела сына, он сам на себя не похож, весь забитый какой-то. Я беспокоюсь за него, соседи говорят, Рома там даже на улицу не выходит.

Ольга считает, что ее сын сейчас в опасности. Мало того, что мальчик не ходит в школу и может в следующем году снова пойти в первый класс, боится Ольга и за его здоровье. В телефонном разговоре бывший муж сообщил, что Рома болеет.

— Я просила привезти Рому в город на лечение, тут и медкарточка его есть, и прививки уже делать нужно, — еле сдерживая слезы, говорит Ольга. — В чем он ходит там, не понятно: муж, забирая сына, взял вещи только на два дня. Однажды мне дали пообщаться с Pомой по телефону, у меня ребенок никогда таким дрожащим голосом не говорил. Говорит, "мама, приедь, пожалуйста". Разговор был в полдвенадцатого ночи, Рома почему-то еще не спал.

Ольга написала заявление и в прокуратуру. На этой неделе ее вопрос будет рассматриваться в прокуратуре Прибайкальского района. А пока Ольга по совету адвоката собирает все необходимые документы для суда, который решит, кому будет передан ребенок.

— Мне сказали в прокуратуре: мы против вашего мужа ничего сделать не сможем, — говорит Ольга. — А кто может? Где органы, призванные защищать детей?

В подразделении по делам несовершеннолетних ОВД по Прибайкальскому району нам сообщили, что проверка по месту жительства ребенка была проведена, условия проживания ребенка у отца удовлетворительные.

— Реально отобрать ребенка у отца мы не можем, — сообщила начальник районного ПДН Наталья Шляхова. — Суд еще не определил место жительства ребенка. Поэтому оба родителя имеют равные права. Права ребенка нарушены тем, что сейчас, живя у отца, он не посещает школу и не обратился в школу по месту жительства. У нас есть основания для привлечения отца к административной ответственности по статье 5.35 КоАП "Ненадлежащее воспитание, содержание и обучение ребенка".

— Я не понимаю: в заявлении на развод бывший муж указывал, что оставляет мне ребенка, его слова дублируются в решении суда о разводе, почему сейчас я должна доказывать, что сын мой? Почему должна искать сына, которого у меня отобрали? — говорит Ольга.

^