07.07.2004
Отделение реанимации Родильного дома N2 (единственного действующего сегодня в Улан-Удэ) работает в авральном режиме. Число детей, которые проходят в этот високосный год через барокамеры и жизни которых целиком и полностью зависят от действий врачей, побивает все мыслимые рекорды. За весь 2003 год в реанимации роддома побывало 133 аппаратных ребенка. В нынешнем только за шесть месяцев с того света вытащили 120.
Врач-реаниматолог отвоевывает у смерти крохотных новорожденных порою в абсолютно безнадежных случаях. Работая в постоянном и физическом, и духовном напряжении, в ситуации, когда времени для спасения ребенка в обрез, а аппаратура давно устарела и лекарств катастрофически не хватает, реаниматолог всегда осознает: исход поединка зависит только он него самого. С каждым годом в республике остается все меньше таких специалистов. Реаниматологи, привыкшие находить выход в самых сложных ситуациях, опускают руки, не в силах реанимировать систему.
Завотделением реанимации роддома Вячеслав Лазарев попросту живет на работе. Мало кто соглашается трудится там, где платят мало, а риск, что пациент-малютка, родившийся весом в два раза меньше нормы и на восемь недель раньше положенного срока, не сможет выжить, слишком велик.
Слова "он чудом спас моего ребенка" произносятся о Вячеславе Лазареве довольно часто. Назвать этого доктора своим вторым папой могут сотни улан-удэнских малышей. Самые маленькие дети, которых приходилось выхаживать Вячеславу Лукьяновичу — это двойня, один из которых весил при рождении 820, другой 950 граммов.
— Можете не беспокоиться, ваш ребеночек попал к Лазареву, и если есть один шанс из тысячи спасти малютку, Вячеслав Лукьянович этого шанса не упустит, — успокаивают обезумевших от горя мам коллеги реаниматолога.
Врачи также говорят, что такого, как Лазарев, где-нибудь в Москве носили бы на руках. Он, мол, имел бы все: квартиру, машину, счет в банке. Здесь, в роддоме, Лазарева тоже ценят, и еще как. Только вот имеет он в Бурятии одну бесконечную головную боль. Яркий талант, каких единицы по всей стране, не то что в республике, позволяет Лазареву творить чудеса — без УЗИ определять отек головного мозга, без рентгена — кишечную патологию, без газового анализа (техника для которого имеется в каждом уважающем себя отделении реанимации страны, только не у нас) безошибочно судить о состоянии больного и требуемых для его спасения мерах, без современных аппаратов искусственного дыхания с блеском справляться с проблемами легких и т.д., и т.п.
Как рассказала нашему корреспонденту мама одной трехмесячной девочки, талант Лазарева на днях спас ее ребенка. Жизнь малютки висела на волоске. Никакие реанимационные меры, проводимые врачами, абсолютно ни к чему не приводили. Ситуация требовала немедленных действий. Прибыли хирурги. Оставалась только операция. Однако малышка уже перенесла их несколько и имела все шансы не выдержать очередного хирургического вмешательства. Находясь в отчаянном положении, женщина позвонила Лазареву, уже спасавшем ее дочурку в роддоме. Доктор Лазарев после ночной смены, в единственный свой выходной, не задавая лишних вопросов, примчался в чужое медицинское учреждение. И со словами: "Не подпускайте к ребенку хирургов!" принялся "колдовать" над аппаратом искусственного дыхания. Последние отнеслись к его действиям скептически: до сих пор неоперативные меры имели нулевой результат. А Лазарев через несколько минут, выходя из реанимационной палаты, сияющий, рассматривал рентгеновский снимок: "Видите, все хорошо, легкое расправилось, операция не понадобится:" Коллеги развели руками — та же аппаратура, те же средства... Одно слово: талант.
Но и самый незаурядный дар, помноженный на профессионализм и молодость, не может век двигать горы.
Кроме заведующего реанимацией Лазарева, в отделении роддома сегодня работает всего два реаниматолога вместо положенных по штатному расписанию пяти. Для того, чтобы врачи могли дежурить хотя бы через двое суток, а не через день, Вячеслав Лукьянович дежурит сам — днем работает как заведующий отделением, ночами как обычный реаниматолог. Склоненный круглыми сутками над крохотными пациентами силуэт доктора Лазарева всеми уже давно воспринимается как само собой разумеющееся.
Но даже у него временами опускаются руки. Вячеслав Лазарев, выпускник санкт-петербургского вуза, перевелся на заочное отделение аспирантуры и приехал в Улан-Удэ для того, чтобы лечить детей здесь. Но аппаратура, на которой приходится работать, устарела уже несколько лет назад, специалистов катастрофически не хватает.
— Работать нашим реаниматологам в таком темпе при таком техническом оснащении — это не дело, — говорит Вячеслав Лазарев. — Все врачи — достаточно молодые люди, которым, так же как и всем другим, хочется иметь семью. С такой непомерной загруженностью и уровнем зарплаты никто не сможет долго спасать детей. Мне очень нравится моя профессия и самое большое счастье для меня — когда маленькие пациенты выписываются из отделения, но желания работать дальше на одной интуиции и личном энтузиазме остается все меньше. Я и сам все чаще задумываюсь о том, чтобы вернуться в Питер.
P.S. Есть понятие — первоочередные нужды. Спасение жизни малышей относится именно к таким. И есть другое понятие — жить не по средствам. Возведение монументов, перепланировка улицы Ленина, строительство фонтанов, поездки за границу за госсчет — из этого ряда. Инициатива написать о бедственном положении отделения реанимации исходила исключительно от журналиста "Номер один". Главрач роддома и заведующий реанимации жаловаться не привыкли, они рассказывали о том, какие прекрасные специалисты у них работают и посетовали лишь на безуспешные попытки "выбить" необходимую аппаратуру. Однако автор посчитал нужным привлечь внимание именно к недопустимости наплевательского отношения со стороны властей к святому делу спасения детей.
^