24.03.2010
Городские власти нашли самый простой выход из проблемы предстоящих в 2012 году выборов мэра. Они их попросту отменяют. Уже готовы соответствующие поправки в Устав города. Вместо прямых всенародных выборов мэра горсовет будет нанимать по контракту "сити-менеджера". Поправки обещают принять в самом начале лета — торопятся успеть до сезона отпусков.
Зачем это делается

Официально — абсолютно без всяких причин. На прошедших в декабре общественных слушаниях по поводу изменений в Устав города такие причины не назывались. Хотя даже у приглашенных по спискам мэрии граждан резонно возникал вопрос: зачем вносятся столь радикальные перемены в политическую систему Улан-Удэ?

В ответ говорилось лишь, что такую конструкцию формирования муниципальной власти разрешает федеральное законодательство. И все. Получился идиотский ответ: "Мы это делаем для того, что так делать можно".

Вообще-то политические реформы, тем более столь революционные, не делаются без причин. Это любой историк вам скажет. Опять же историки видят только две группы причин для таких перемен. Первая: текущая политическая система не устраивает граждан, они от нее страдают, систему надо незамедлительно менять. Вторая: политическая система не устраивает саму власть, поэтому она и затевает перемены.

В другой ситуации можно было бы предположить, что городские власти (в том виде, в каком они есть сейчас) вынесли своей многолетней работе неудовлетворительную оценку. Признались себе и нам: всенародные выборы мэра не принесли ничего хорошего Улан-Удэ и горожанам, а получился один только вред. Тогда в смене способа формирования власти появляется смысл: если не получилось так, как есть, давайте переделаем. Согласитесь, в наших реалиях это звучит как бред.

Тогда остается только вторая причина. Но вот говорить о ней честно даже у чиновников язык не поворачивается.

Верхи хотят

Конструкция, при которой мэр (сити-менеджер, в терминологии реформаторов Устава), выбирается не сотнями тысяч людей, а нанимается по контракту двумя десятками — гораздо более управляемая сверху. Манипулировать депутатами горсовета гораздо проще, чем избирателями.

Как показывают недавние выборы мэра в Иркутске и наши прошлые выборы, иногда избиратели (о ужас!) имеют собственное мнение. И, бывает, хотят власть сменить. Это категорически не устраивает тех людей, которые власть контролируют сейчас.

Для этого и делается реформа Устава города — чтобы не дать людям возможность решать самим. Вдруг чего не того нарешают. Главная цель всей затеи с Уставом, получается, сохранение власти. Причем, видимо, сама городская власть понимает, что по-другому сохранить себя не получится. Иначе бы не городили огород с изменением Устава.

Но сказать открыто: "Мы инициируем эти поправки, потому что не хотим терять власть" было бы совсем уж чудовищно. Даже по нынешним, особо циничным временам. Остается только стыдливо отмалчиваться. И выдвигать забавные политологические теории.

Темные силы реют над нами

В последнее время в массы и в политические элиты активно продвигается тезис: "Держать ситуацию под контролем в столице Бурятии может только нынешняя администрация города".

Страшилка рассчитана в основном не на население, а на республиканские и федеральные власти. Напуганные "революционным творчеством масс" в Иркутске вышестоящие чиновники и функционеры "Единой России" могут пойти на поводу у теоретиков мэрии. И заложат под свое существование грандиозную мину.

Иркутское побоище "Единой России" случилось благодаря тому, что с выборов накануне дня голосования был снят популярный политик и депутат Законодательного собрания Антон Романов. Член, кстати, "Единой России", проигравший лишь подковерную игру в партии и в областной администрации. За него собирались голосовать иркутяне и, не получив этой возможности, избрали в мэры совершенно внесистемного кандидата.

Отмена выборов мэра Улан-Удэ — это еще более наглый шаг в политической борьбе, чем случился в Иркутске. И решив проблему с преемственностью власти в столице Бурятии, через какое-то время мы получим ее, выросшую в сто крат, на выборах в Хурал и Госдуму. И если бы только это: ведь вместо того чтобы спустить пар недовольства из кипящей кастрюли, нам предлагают закупорить крышку посильнее.

^