24.03.2010
Все эти люди когда-то доверились своей знакомой — местной предпринимательнице Марине Рыбаковой, которая просила их помочь ей с кредитом. Люди соглашались стать для нее поручителями, а потом узнавали, что на деле они — заемщики с большими долгами. Из-за того, что расследование уголовного дела по фактам мошенничества ничем не закончилось, люди вынуждены платить чужие долги.

Помог на свое горе

14 декабря 2004 года житель Гусиноозерска Александр Чистов по просьбе мужа Марины Рыбаковой пришел в офис Росбанка, чтобы стать для них поручителем. От мужчины требовался только паспорт. После работы он зашел в банк, где его уже ждала Марина. Мужчина был без очков, расписался, получил в кассе и передал Рыбаковой 120 тысяч. За свою дружескую помощь получил две тысячи и ушел. А в сентябре 2005 года, когда пришел в банк за зарплатой, вместо положенных восьми тысяч получил всего одну. В банке ему разъяснили, что он уже давно не расплачивается за свой кредит — набежало 26 тысяч долга.

У Александра случился сердечный приступ. Его сестра Клавдия Хлебникова пошла разбираться в банк, там и обнаружилось, что Чистов идет по кредитному договору не поручителем, как он предполагал, а заемщиком.

— Мой брат никогда не брал кредитов и не знает, что да как, — рассказывает Клавдия Ивановна. — Он у нас очень доверчивый человек, для него все люди братья, и они не могут его обмануть. Вот так и влип по уши. Я пришла в кредитный отдел банка — оказалось, что в его личном досье лежит справка о том, что брат якобы работает в организации "Бурятуголь" и зарплата у него 9400 рублей. Александр на этом предприятии никогда не работал, трудится в "Энергосервисе" на ГРЭС. Как на него был оформлен кредит, где была служба безопасности банка?

Десятки обманутых

Клавдия Ивановна попросила в банке фамилии и адреса проходивших по его договору поручителей и поехала их искать. Когда встретилась с ними, те, как говорится, рты раскрыли — они вообще не знали, кто такой Чистов, и не понимали, когда они за него поручались.

— "Поручители" мне рассказали, что подписывались в кредитном договоре, но у Марины Рыбаковой, — вспоминает Хлебникова. — Начались вопросы, мы стали выяснять, что да как, созваниваться. В итоге нас, доверчивых, ставших на самом деле не поручителями, а заемщиками, оказалось 25 человек. Написали коллективное заявление в прокуратуру. Еще одно заявление отвезли в отдел собственной безопасности улан-удэнского офиса банка.

Тогда казалось, что вот — все карты раскрыты, сейчас правоохранительные органы разберутся, как можно стать в банке заемщиком по одному только паспорту. Вскоре в банк собрали всех обратившихся в прокуратуру, подняли кредитные досье. Оказалось, что никто из них не писал в банке заявление-анкету с просьбой выдать кредит, а справки о зарплате (завышенной вдвое) были из других организаций.

Ссуды давали даже безработным

— Там я познакомилась с мужчиной, который с 1996 года безработный, — говорит Хлебникова. — Тем не менее, на него была оформлена ссуда в 105 тысяч. Другой кредит — в 300 тысяч — был оформлен на женщину, которая находилась в декрете. Она одна растит ребенка, сейчас уже пени огромные набежали, с пособий у нее высчитываются. Теперь она меня как увидит, сразу плачет. Тогда же в банке и выяснилось, что за пять месяцев в Росбанке Рыбакова оформила восемь ссуд и получила 795 тысяч.

Когда Марина Рыбакова попала под подозрение, в милицию начали поступать заявления о том, что таким же образом женщина оформила ссуды и в Сбербанке. В отношении Рыбаковой были возбуждены три уголовных дела по статье "Мошенничество": по потерпевшим, на которых она оформляла кредиты в Росбанке (в апреле 2006 года после проверки отделом по экономическим преступлениям к нему был присоединен материал на сотрудников Росбанка), по потерпевшим по Сбербанку и третий — по людям, которые дали Рыбаковой в долг сами. Летом 2006 года все четыре папки по Рыбаковой были переданы в Следственное управление при МВД по РБ. Дело было поставлено на контроль МВД Бурятии.

Банкиры брали 10%

— Мы обрадовались, думали, ну сейчас-то точно разберутся, — вспоминает Клавдия Ивановна. — Но вот уже три года как я туда езжу, представляя интересы не только своего брата, но и всех остальных потерпевших, и все без толку. Дело то приостанавливали, то возобновляли, то снова прекращали. Мы писали во все инстанции. Прокуратура и суд, рассматривая наши доводы, находили, что постановления о прекращении дела выносились незаконно и необоснованно.

Расследование в отношении сотрудников банка так ничем и не закончилось. Никаких нарушений с их стороны выявлено не было. Между тем, по словам потерпевших, они передали следствию кассету, на которой Рыбакова, разговаривая с одной из потерпевших, сказала, что сотрудники банка за оформление ссуды брали 10%.

"Нас обмануло государство"

Клавдия Ивановна уже не верит никому. Она закупила книги по юриспруденции и банковскому делу, чтобы разобраться во всем самой. Написала и в Генеральную прокуратуру РФ, и в Следственный комитет, и президенту, но дело после очередного возобновления вновь прекращалось.

— Я не понимаю, как так может быть? — раскладывая кипу ответов из правоохранительных органов, говорит Клавдия Ивановна. — Почему нас никто не может защитить? Столько человек было обмануто! Мы почти все уже выплатили кредиты за Рыбакову, а она живет себе спокойненько. У меня все эти годы такое ощущение, что нас не только Рыбакова обманула, но и государство, все те, кто должен был нас по закону защитить.

В мае 2008 года следователем СО СУ при МВД по РБ было вынесено очередное постановление о прекращении одного из уголовных дел, по которому в качестве подозреваемой в мошенничестве проходила Рыбакова — теперь уже в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

— Дело просто затянули, — считает Клавдия Ивановна.

Следствие ведут не знатоки

В январе этого года потерпевшие получили очередное постановление о прекращении дела в связи с отсутствием в действиях Рыбаковой состава преступления. По мнению следователя, "умысла на безвозмездное изъятие денежных средств" у нее не было: "Рыбакова, первоначально имея возможность производить выплаты по кредитам, совершала платежи, в дальнейшем у нее возникли финансовые трудности, вызванные расширением предпринимательской деятельности, в связи с которыми она не смогла в дальнейшем оплачивать кредиты". Кроме того, следствием были подвергнуты сомнению и показания потерпевших о том, что они подписывали кредитные договоры и договоры поручительства, не читая их.

Выражаясь простым языком, следователи полагают, что все 25 человек граждан, на которых были оформлены кредиты, врут. А ушедшая от ответственности предпринимательница брала их деньги, искренне намереваясь вернуть, но вот не заладилось что-то, не вышло. С точки зрения закона доводы следствия выглядят не слишком убедительно.

Дела нет — платите

Систематичность действий (несколько десятков случаев) предпринимательницы указывала на то, что кредиты стали для нее способом заработка. Здравомыслящий человек не мог не видеть последствий такого подхода — невозможность полностью рассчитаться по этим постоянно растущим долгам. Кроме того, в данном случае уже сам факт завладения обманным путем чужими денежными средствами содержит в себе признаки состава преступления: предпринимательница не брала в долг деньги у потерпевших, а присваивала их. Однако в силу каких-то неясных причин (возможно непрофессионализма или чего-то еще) следователи склонились к тому, чтобы предпринимательницу оправдать.

В итоге несколько десятков человек все эти годы платят чужие долги. Банки из-за того, что уголовное дело развалилось, граждан слушать не стали, а просто взыскали с них деньги: чужое горе банкиров не волнует.

P.S. Фамилия и имя предпринимательницы изменены, совпадения случайны.

^