24.03.2010
Насколько реальна для Бурятии заманчивая "кухня" киноиндустрии? Что нужно для того, чтобы снять видеофильм? Видеокамера и компьютер с программой, чтобы лишнее отрезать и потом оставшееся склеить, музыку наложить. Так делаются свадебки и выпускные. А кино для проката и кассового сбора?

То же самое плюс какой-нибудь сценарий и актеры. Так решили, видимо, создатели "Улан-удэнской истории" и получили то, что получили. Даже если взять более затратный проект "Последний нукер", снятый в жанре исторической драмы, с его костюмами и массовками, то говорить об уровне, удовлетворяющем хотя бы российский прокат, не приходится. Проекты обозначились просто как первые самостоятельные претензии создать кинематограф Бурятии и потешили самолюбие творцов. Но будет ли что-то дальше?

Доходность бизнеса

Попытки создать настоящее кино будут, несомненно, продолжаться, поскольку это весьма доходный бизнес и при этом очень быстрый. Информацию о бюджетах фильмов можно найти в Интернете: Например, бюджет фильма "Питер FМ" — 800 тысяч долларов, снимался 12 месяцев, на рекламу фильма ушло 2,5 миллиона. Уже первая неделя проката принесла 2,5 млн долларов.

"Мы из будущего". Бюджет первого фильма составил 3 млн долларов и заработал вдвое больше вложенного. На второй фильм ушло порядка 10 млн долларов, фильм уступил по качеству первому, но на волне первого, как сиквел, покрыл расходы и свои деньги заработал.

"9 рота": бюджет 7—8 миллионов долларов, доход от фильма составил 300—400%. Прокат собрал с 29 сентября по 13 ноября, почти за полтора месяца, 23,5 миллиона долларов. За тиражирование на DVD создатели также получают суммы, сопоставимые с доходом от проката.

Во всех этих фильмах работал Солбон Лыгденов — пожалуй, единственный на всю Бурятию эксперт, знающий "кухню" киноиндустрии изнутри и имеющий опыт работы в российских блокбастерах. Мы не перестаем отслеживать творческую карьеру Солбона Лыгденова в Москве, Питере, в зарубежных проектах, но всегда при встречах Лыгденов говорит о мечте снять полнометражный фильм на родной земле. Проект, достойный участия в кинофестивалях не только российских типа "Ники" или "Золотого орла", но и Венецианского или Берлинского.

Брэнд

— Солбон, насколько это реально в принципе? Что это может дать республике и что для этого нужно?

— Я бы предложил посмотреть на производство фильма шире, чем как на просто одноразовый бизнес-проект. Идея о создании своего полноценного кинопроизводства, будучи реализованной, принесет немалую выгоду для всей Бурятии.

Примеры, когда фильм поднимал интерес к туризму в целом регионе — Новая Зеландия: там снимался "Властелин колец". После успеха фильма — поток туристов.

Тунис — беднейшая страна, после проката "Звездных войн" здесь начался бум. Это после него понастроили отелей, а до этого были пустынные пейзажи, по которым за маленьким джедаем гонялись на реактивных турбинах гуманоиды.

"Гладиатор" снимался в основном на Кипре, после проката прошла волна кинотуризма по памятным местам. Даже европейские столицы помнят о небывалом туристическом ажиотаже после показа фильмов "Римские каникулы", "Париж-Париж".

Пример соседа

— Но это многомиллионные бюджеты, с мировыми звездами. При более скромном бюджете реально ли окупить проект без звезд или заманить на него актера, на чье имя пойдет зритель?

— За примерами далеко ходить не надо, ближе всех к нам и понятнее Монголия, не так давно там кинокомпанией "Икс Верлер" снимались "Белый верблюжонок" и "Пещера желтой собаки". Это французско-германские проекты. Один фильм номинировался на "Оскара", второй получил "Пальмовую ветвь" на Каннском фестивале. Съемки заняли несколько месяцев.

В сценарии обычные будни степных монголов. Показана тысячелетняя мудрость уклада жизни, несмотря на все новшества цивилизации. Снимали без профессиональных актеров, поэтому, пока люди привыкали к камере, прошел месяц, итого все съемки заняли три месяца. Бюджет стандартный, не превышал 500—700 тысяч долларов. Фильмы прошли расширенным (в обычных массовых кинотеатрах) прокатом по всей Европе, окупились, заработали денег. Это говорит о неподдельном интересе Европы к этнической культуре Сибири, Дальнего Востока, Бурятии. Надо подчеркнуть, что режиссер этих фильмов монголка Бямба-Сурэн Даваа. Это был взгляд изнутри.

Или пример французского проекта, где взгляд европейский и режиссер из Европы — "Братство камня" с Моникой Белуччи, снимался в Монголии и Иркутске. Свои деньги проект поднял, но тема придуманная. Успех уже меньший, несмотря на участие в проекте звезды мировой известности.

Бурятия раскадрована

— Эти проекты с опытными продюсерами, продакшн-компаниями, с известными актерами? Эти ресурсы, связи — все есть для достижения подобного результата в Бурятии?

— Если есть опыт удачной работы в проектах, это все не представляет сложности. В кинобизнесе прежде всего важны связи, опыт. В этом плане есть хорошие наработки с выходом на европейские продакш-нкомпании.

Более десяти лет я работаю на Западе в киноиндустрии. Заработки хорошие, и это может продолжаться вечность. Из Москвы звонят каждый день, каждый день предложения поступают. Все в моей команде устали уже от чужих проектов. Есть несколько своих проектов, со сценарием, раскадровкой, бюджетом от 20 миллионов рублей. Можно смело прогнозировать востребованность, хороший прокат. При этом мы сами увидим наш город в необычных ракурсах, так что не узнаем его. Этакий небольшой симпатичный, самобытный таун. Важно это показать профессионально, выгодно подать природный ландшафт. Выстроить эпические планы. Природа может существенно помочь фильму, как, например, это было в "Танцах с волками" Кевина Костнера или в "Легендах осени" Энтони Хопкинса.

Ось фильма

— Насколько важна раскадровка для фильма, для большинства это слово незнакомое.

— По раскадровке сценария снимается сам фильм. По ней светорежиссер выстраивает свет, линейный режиссер определяет, сколько на сегодняшний день нужно людей и техники, актеры знают, кто, где, как стоит, куда и зачем движется, какой у кадра эмоциональный фон, драматизм актера. Сколько крупных планов, а значит, и сколько камер нужно на сегодня. По рисункам кадров каскадеры выстраивают трюк, учитывая силу ветра, вес амуниции, страховочную конструкцию, время на отработку трюка. Кадры висят на стенде с утра, и все знают, кто и что должен делать сегодня. Продюсер видит, что эти творцы, которых он собрал, сегодня делают. А он, прежде всего, заинтересован в экономии средств и дальнейшей окупаемости проекта. И если режиссер с оператором идут по этой схеме, себестоимость фильма уменьшается во много раз. По сути, от раскадровки зависит смета фильма, продолжительность его производства.

В Голливуде, например, без раскадровки никто не выходит на съемочную площадку. Это ось, на которой строится производство фильма. Но не ради экономии времени и средств: от покадровых рисунков напрямую зависит само качество кадра, спецэффекты, художественное оформление, лучшая операторская работа. Этому всех научил Эйзенштейн. Джеймс Кэмерон, сам художник, создатель образа Терминатора, фильм "Титаник" с тремя режиссерами рисовал! Это американский кинорежиссер, сценарист, продюсер. Один из самых успешных режиссеров планеты: 9 картин собрали в прокате более 4,5 млрд долларов. Снял два самых кассовых художественных фильма в истории кинематографа: "Титаник" (1997 г.), который получил 11 премий "Оскар", и "Аватар", который получил 3 премии "Оскар".

Задача-максимум

— Как насчет финансирования проекта? Есть такие, кто готов вложиться?

— Есть, работа велась предварительная не один год, есть уверенность, что местный бизнес поддержит проект. Деньги легче найти и в той же Якутии: после моей работы в проекте "Тайна Чингисхана" готовы реализовать проект у себя. Калмыки готовы раскошелиться под мои проекты, но сам понимаешь, почему мне важно реализовать этот проект именно здесь.

— Какова задача-максимум, цель?

— Реализацию своей цели я вижу в создании киноконцерна, который способен производить кино, продавать кино, сотрудничать с другими корпорациями и обеспечивать приличный штат спецов в области кино, от 500 до 3000 людей. Но для этого нужно начало, для этого я здесь.

^