21.04.2010
Происшедшее в селе Десятниково повергло в шок всех — от обывателей до работников правоохранительных органов. Трупы свыше ста животных, умерших мучительной смертью от голода, сейчас "украшают" пейзаж некогда крупной фермы. Как считают в Россельхознадзоре, коров погубила бесхозяйственность фермера Яны Либерман.
В пятницу телекомпания "Тивиком" показала шокирующие кадры с десятками погибших животных в стайках и во дворе фермы "Десятниково". Как пояснили журналисты телекомпании: "Окрестности животноводческой фермы у села Десятниково завалены трупами павших животных. Часть из них брошена возле дороги, как вот эта корова, вместе со своим новорожденным теленком, другая часть закопана в ямах или завалена землей и кучами навоза. Люди утверждают: здесь была не ферма, а настоящий концентрационный лагерь, в котором произошел голодомор скота".

Ничто не предвещало

Тарбагатайский район по всем сводкам не входил в группу районов Бурятии, где дефицит кормов этой весной чувствовался остро. По крайней мере, в официальных заявлениях фигурировали другие районы.

Опять же, ЗАО "Десятниково" появилось не в этом году. В справочной информации годом основания указывается аж 2002-й. А в 2005 году на официальном сайте министерства экономики Бурятии появилась информация о посещении ЗАО руководством Бурятии. Указывалось: "Молочно-товарная ферма "Десятниково" оборудована по европейским стандартам. При финансовой поддержке правительства, минсельхозпрода республики, а также с привлечением собственных средств хозяйства закуплены и установлены современные доильная установка, охладитель молока. Работают кормораздаточная техника и автоматизированная система уборки навоза. Хозяйство вложило немалые средства и в реконструкцию фермы".

В общем, там кипела какая-то жизнь, а собственники, в частности фермер Яна Либерман, к началу 2010 года в сельскохозяйственном бизнесе были не новичками. И, в принципе, дефицит с кормами в этом году произошел много где в Бурятии, но подобного ужаса не творится нигде. Как случилось так, что свыше 100 животных умерли здесь долгой и мучительной смертью?

Не было ни клочка сена

Начальник отдела ветеринарного надзора Россельхознадзора по Бурятии Анатолий Савельев сообщил, что, по его данным на 1 января, в ЗАО "Десятниково" числилось 300 голов крупного рогатого скота. Большие проблемы, то есть фактически падеж скота, начался в Десятникове еще с января. Анатолий Савельев называет и причины происходящего: "Бесхозяйственность, безответственность. Если владелец животных не обеспечил кормами скот, как я могу еще это назвать?".

Ветеринарная служба провела лабораторные исследования, патолого-анатомическую экспертизу. По ее результатам установлен диагноз — элементарная дистрофия, попросту истощение. Проверили на сибирскую язву, другие болезни. Никаких инфекционных заболеваний, способных привести к массовой смерти животных, там не зафиксировано. Как комментирует Анатолий Савельев, "падеж произошел от бескормицы — там не было ни клочка сена".

Причем погибший скот был не простой. ЗАО "Десятниково" участвовало в аграрном нацпроекте. В его рамках руководители фермы смогли добиться кредитования в Россельхозбанке в размере 30 миллионов рублей. На эти деньги были закуплены сотни голов племенного скота в Красноярском крае. Это дорогостоящая покупка, тем более с перевозкой издалека.

Как сухо комментирует Россельхознадзор: "Яна Либерман использовала этот кредит, в том числе на закупку животных, но не обеспечила скот кормами". Неофициально стало известно, что фермеры закупили кормов до января. На большее, видимо, денег не хватило. Попытка вновь взять кредит в том же банке закончилась неудачей. По неизвестным пока причинам Яне Либерман было отказано. Что, видимо, и послужило причиной голода.

Молчали все

Не совсем понятна позиция банка и районных властей: на их глазах гибла крупнейшая ферма, в жизнедеятельности которой у этих учреждений есть прямая заинтересованность. И никто ничего не делал. Более того, если скот начал гибнуть еще в январе, речь идет о замалчивании ситуации на протяжении нескольких месяцев.

Про реакцию местной власти в Россельхознадзоре отвечают уклончиво: "Районные власти в курсе, бумаги нам шлют. Глава администрации, может, и знал, что у него в районе происходит. Почему такое отношение, не могу сказать".

По поводу действий г-жи Либерман, кроме шока, никаких других человеческих эмоций у людей, втянутых в эту историю, нет. Как можно сознательно заморить голодом целое стадо коров, в голове трудно укладывается. Даже по ходу разворачивания истории, еще в середине зимы, можно было бы массово забить скот, минуя, таким образом, пытку голодом. Был не менее гуманный вариант раздачи коров по дворам местных крестьян, коли не хватило ресурсов содержать и кормить. Ведь все равно конец был очевиден — кормов не было и денег тоже.

Коровы-заложницы

Видимо, попыток спасти скот со стороны ЗАО "Десятниково" не было. Более того, залоговая схема — коровы фактически с некоторых пор принадлежали банку — сыграла свою роль: юридически продать или забить заложенных коров было сложнее. Может быть, в связи со смертью животных г-жа Либерман надеялась на страховой случай... Как бы то ни было, любые оправдания будут выглядеть жалкими по сравнению с произошедшей трагедией. Подобной жестокости по отношению к скоту в Бурятии еще не было.

Что касается местонахождения столь безжалостного фермера, то на этот счет есть разные официальные комментарии. Прокурор Тарбагатайского района Базар Даторов рассказал журналистам, что хозяйка фермы в настоящее время фактически скрывается от диалога с контролирующими органами.

"В отношении Либерман возбуждено административное производство. Уголовно-правовая оценка ее действий будет даваться после получения прокуратурой более полной информации", прокомментировал прокурор. Вполне возможно, что действия фермерши могут быть квалифицированы по статье Уголовного кодекса "Жестокое обращение с животными".

Трупы никто не убирает

По мнению же Анатолия Савельева, "скорее всего, у прокуратуры будут основания для возбуждения уголовного дела. Как владелец она обязана нести полную ответственность за скот".

Пока официальные органы пытаются разобраться с мерой ответственности хозяйки, ситуация выглядит просто жутко. Внутри фермы, во дворе и вокруг сельхозпредприятия лежат трупы погибших животных. Пока идут разбирательства, их надо утилизировать. По закону вывезти и ликвидировать погибший скот должна хозяйка фермы, однако г-жа Либерман не выполняет ни требований закона, ни официального предписания по захоронению животных.

"Я не думаю, что в этом есть большие проблемы. В Тарбагатайском районе необходимая техника имеется. На территории поселения располагается скотомогильник. У самой Яны Либерман в хозяйстве есть трактор и погрузчик. Она просто отказывается, ссылаясь на объективные и субъективные причины", объясняет Анатолий Савельев.

^