28.04.2010
В отношении директора БМПК, самого загадочного бренда Бурятии, возбуждено уголовное дело. Предпринимателю инкриминируют уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере. В рамках дела проведена выемка документов в офисе компании. Мы попробовали разобраться в том, что значит это громкое событие и почему оно случилось.
Маски-шоу

15 апреля, рассмотрев "рапорт о преступлении", Следственное Управление при МВД по Бурятии возбудило уголовное дело в отношении Сергея Колмакова. Генеральному директору БМПК предъявили уклонение от уплаты НДС и налога на прибыль за 2008 год. По мнению МВД, в Межрайонную ИФНС 1 были отправлены налоговые декларации за тот год с заведомо ложными сведениями. Сумма укрытых налогов, по подсчетам милиционеров, составила 11,96 миллиона рублей.

А 19 апреля в офисе БМПК были проведены обыски. Впрочем, как подчеркивают очевидцы, "маски-шоу" прошли вполне корректно. Менеджеры БМПК не чинили препятствий правоохранительным органам. Те, в свою очередь, познакомились, то есть изъяли документацию, в том числе находящуюся в компьютерах компании.

О БМПК никто ничего не знал еще четыре года назад. Тогда, пожалуй, в первый и последний раз Сергей Колмаков, гендиректор, выступил в прессе публично: "В настоящее время на БМПК перерабатывается до двух тонн мяса в сутки. Мы можем выпускать и 12 тонн, но пока в этом нет необходимости", — сообщил тогда он журналистам.

Загадочное чудо

Так в Бурятии тихо и незаметно появилось довольно крупное производство, которое стартовало со скромных 2 тонн. Но уже через три года БМПК выпускал колбасы в 10 раз больше. Скорость развития удивила всех участников рынка. По данным экспертов, в 2009 году БМПК занимал 50 процентов колбасного рынка Бурятии, сами они оценивали свою долю еще выше — на уровне 60—70 процентов. В 2010 году доля рынка снизилась по объективным причинам — восстанавливается "Бурятмясопром" и запускается "Селенга", но про 30—35 процентов, как минимум, можно говорить смело.

Что привело к такому невиданному ранее в республике старту? Безусловно, все наблюдатели отмечают грамотный агрессивный маркетинг и очень удачное время начала деятельности. Старт БМПК совпал с проблемами у привычного жителям Бурятии бренда — производство на "Бурятмясопроме" было полностью остановлено. Менеджеры БМПК не стали умничать излишне и поступили единственно верно — запустили очень похожий бренд.

Логотип не скопирован, но очень похож на традиционного производителя мясопродуктов в Бурятии. Вплоть до присутствия на нем символа БМП — быка. В результате потребители, привыкшие за десятилетия к торговой марке "Бурятмясопром", путают марки до нынешних времен. Качество продукции тоже было весьма на уровне.

В торговых сетях вспоминают появление безупречной и непривычной для Бурятии четкости менеджмента в проведении маркетинговых и рекламных мероприятий и деловых отношений. Итак, за три года Бурятия получила мощное производство объемом около 20 тонн колбасы в сутки. Очень при этом загадочное.

Кто стоит за БМПК

До сих пор нет никаких проверенных данных ни об учредителях БМПК, ни о том, как и откуда взялся капитал на столь бурную экспансию. Скрытность топ-менеджеров начала входить уже в легенду среди узкого круга производителей и продавцов колбасы. "Мы в глаза не видели генерального директора, ровно также не знаем владельцев БМПК, работаем только с менеджерами", — самый распространенный и, по сути, единственный ответ на попытку узнать подробности о БМПК у участников рынка.

Сомнению не подлежит только тесная взаимосвязь БМПК с фирмой "Океан", а также читинские корни компании. "Когда БМПК только запускалась, даже торговой марки не было, так и говорили: "Океан" ставит мясной цех", — вспоминают очевидцы.

Теперь пару слов об "Океане". Мало чем примечательная компания, долгие годы поставляющая в Улан-Удэ рыбные пресервы и консервы с Дальнего Востока. За это время она даже не выбилась в лидеры в своем направлении на рынке Бурятии и представляла крепкого поставщика — не более того. Впрочем, неофициальная информация была куда более интригующей — вновь читинский бизнес, причем крупный. Ходил слух даже о собственных сейнерах и сухогрузах на Тихом океане.

Когда начались проблемы

Любопытно, что презентуя "БМПК" в конце 2006 года, Сергей Колмаков обмолвился прессе: "Приходится использовать бразильское, это калиброванное качественное мясо". Судя по всему, мы имеем дело с бесперебойной поставкой импортного сырья в огромных масштабах. Как раз водным путем на Дальний Восток и далее. Тем более, наблюдатели подтверждают: "Сегодня БМПК использует в колбасах на сто процентов импортное сырье".

Читинский или чуть ли не дальневосточный след подтверждает тезис, что деньги на развитие пришли в Бурятию извне. Местная деятельность "Океана" никак не могла помочь БМПК развиться до таких масштабов. Это были мощные финансовые вливания, которые пришли откуда-то из других регионов.

Первая информация о сложностях с налоговыми органами на БМПК появилась в конце прошлого года. По коридорам правоохранительных структур прошелестело: "У БМПК проблемы с налогами". Тогда заинтересованная общественность на это не сильно обратила внимание. Претензии можно предъявлять, как минимум, к каждому второму предприятию, работающему в России. Только в Бурятии директоров больших предприятий с налоговыми "трудностями" — пальцев на руке не хватит перечислять. Но до сих пор обходилось как-то без громких уголовных дел по налоговым статьям, максимум — арбитражные разбирательства. "Кошмарить" местный бизнес как-то не принято, ну кроме совсем уж исключительных случаев.

Как видим, с БМПК ситуация зашла несколько дальше. И, видимо, не в последнюю очередь потому, что БМПК так и не стал для Бурятии своим.

^