28.04.2010
Катастрофа в соседней стране, где за зиму погибло 6 млн голов домашнего скота, грозит обернуться серьезной проблемой и для Бурятии. Как считают специалисты, шесть туш животных, выловленных в Кяхтинском районе, — это только начало. Розданы задания: повысить бдительность, усилить контроль, не пропустить ни один труп! Только вот денег на обеспечение этих приказов нет.
Дзуд случается

Такой холодной зимы, как в этом году, в Монголии не было целое десятилетие; как назло, и такого огромного количества падежа, пожалуй, тоже не было. Официальные подсчеты павших животных еще не окончены. На данный момент министерство сельского хозяйства Монголии заявляет о шести миллионах обнаруженных тел животных.

Дзуд — массовый падеж скота из-за обильного снега и холодов — случается в Монголии примерно раз в 10 лет. Последнее такое событие произошло в 2002 году: тогда погибло несколько сотен тысяч животных. В этот раз падеж принял уже совершенно фантастические масштабы.

Как мы уже писали, правительство Монголии выделило на утилизацию трупов 768,1 миллиона тугриков (15 миллионов рублей, по 2 рубля на труп). Совершенно понятно, что на быстрое решение проблемы этого количества денег не хватит. Это значит, что катастрофа в Монголии очень больно ударит и по Бурятии.

Вскрывающиеся реки доставят часть трупов от соседей к нам. В прошлый дзуд, в 2002 году, до Бурятии доплыли несколько трупов. У одного погибшего животного была обнаружена сибирская язва. Что будет сейчас, представить несложно.

Они уже поплыли

Несмотря на все заверения монгольской стороны о том, что все меры приняты, в Бурятию уже приплыли первые трупы животных. Как нам сообщил Цыремпил Аюров, заместитель начальника отдела Государственного ветеринарного надзора на Государственной границе РФ, в Кяхтинском районе выловлены шесть мертвых туш, приплывших из Монголии. Что будет, когда все реки вскроются окончательно, даже страшно подумать. Тем не менее, надзорные органы рапортуют о том, что в республике принимаются усиленные санитарные меры.

На заседании правительственной комиссии по предупреждению чрезвычайной ситуаций был разработан план мероприятий, причем вся деятельность координируется с соответствующими службами Монголии.

Направлено письмо

— Ситуация держится на контроле, — говорит и.о. руководителя Управления Федерального агентства водных ресурсов по Бурятии Ольга Коломеец. — В Монголию направлено письмо о недопущении попадания в реки загрязнений. Районным службам ветеринарии даны указания о том, чтобы они отслеживали ситуацию на водных объектах. Усилены меры контроля.

Начальник отдела организации противоэпизоотических мероприятий и мониторинга Управления ветеринарии Республики Бурятия Петр Евдокимов уверяет: в ряде районов уже обозначены пункты, где установлены "зоны ответственности по отлову трупов":

— Пяти районам — Кяхтинскому, Джидинскому, Селенгинскому, Тарбагатайскому и Иволгинскому — даны предписания о том, что главы муниципальных образований должны обеспечить людей всем необходимым для вылавливания и утилизации трупов КРС, если таковые будут. Так что в каждом из этих районов имеются эти посты. Сейчас, когда вода пойдет, они должны уже быть на месте и работать.

Причем в каждой из зон ответственности должно быть сразу три бригады.

— Это круглосуточная бригада разведки, члены которой будут дежурить на реке. Вторая — оперативная бригада, в ее обязанности входит вылавливание трупов. Третья бригада уничтожает останки и проводит дезинфекцию, — говорит заместитель начальника отдела Государственного ветеринарного надзора на Государственной границе РФ и транспорте Цыремпил Аюров.

Но пока одни органы власти рапортуют о полном контроле над ситуацией и о том, что все районы наготове, в самих районах только недоуменно разводят руками.

В районах нет денег

Как начать работу, если денег в бюджете на это не заложено? Откуда брать автотранспорт, лодки, ГСМ, дрова, мощные фонари для ночного наблюдения за реками? В конце концов, из чьего кармана платить людям за работу?

Глава Кяхтинского района обратился с письмом к президенту Республики Бурятия с просьбой о выделении денежных средств на выполнение экстренных мер, однако денег как не было, так и нет до сих пор. А ведь реки вот-вот начнут вскрываться.

— Нам говорят, что финансирование возлагается на местные бюджеты, а в бюджете района денег на это дело нет, — заявили корреспонденту "Номер один" в администрации Кяхтинского района.

Поселок Наушки Кяхтинского района — первый "на линии обороны". Здесь уже должны вовсю работать бригады, о которых говорят руководители надзорных органов.

— Никаких бригад у нас нет, — говорит глава поселка Наушки Михаил Гусляков, — есть только рабочая группа, которая отслеживает ситуацию. Рабочая группа — это я, ветеринар, который у нас в поселении работает, специалист Ростветнадзора, водитель. Грубо говоря, это люди, которые могут выехать на речку и оценить ситуацию: плывут — не плывут. А что касается самих работников, которые бы вылавливали трупы и все такое, их у нас нет. Рабочих собрать — не вопрос. Вопрос в том, что у нас финансирования в бюджете на эти цели не заложено. А там нужно платить за ГСМ, зарплату людям, лодку нанимать, катер какой-то. У нас у самих транспорта нет, — сетует Михаил Гусляков.

Глава поселка признается: от того, что в поселке есть "рабочая группа" и определено место, на котором будет происходить утилизация трупов, толку мало. Если завтра поплывут туши в количестве больше одной, все равно поселок не сможет ничего сделать.

Жгли напалмом

Кяхтинцы до сих пор помнят, как в 2002 году бригада специалистов вылавливала с середины речки одну-единственную тушку барана, приплывшую из Монголии. Это оказалось огромной трудностью. После того как с горем с пополам труп выудили из речки, оказалось, что и уничтожить его тоже не так просто: мокрое животное категорически "отказывалось" гореть.

Пришлось договариваться с военными, где-то даже достали напалм, чтобы поджечь упрямого барана. А если сейчас трупов будет не один и не два? Видимо, тогда уж точно скучно не будет никому.

Еще одна проблема — круглосуточные посты. Нужно ставить вагончик или будку для работников, устанавливать для освещения мощные прожектора.

— Как ночью люди должны увидеть, плывет что-то по реке или не плывет? Все это просто нереальные вещи, — сомневается Михаил Гусляков.

В районах не знают, как выполнять многочисленные предписания и рекомендации надзорных органов. Ни копейки на эти цели никто им не выделяет.

— На сжигание одной головы КРС необходимо 3 куба дров, 30 литров солярки.

— Все работы должны проводиться в специальных непроницаемых костюмах, с ежедневной дезинфекцией. Дезинфекция машин, катеров и другой техники также обязательна.

— По расчетам МЧС и Росветнадзора, мероприятия по вылову и утилизации 1 трупа КРС обойдутся в 12 тысяч рублей.

— Выполнять работы по отлову в реках и утилизации трупов должны районы и поселения Бурятии, у которых в бюджетах не заложено на эти цели ни копейки средств.

^