05.05.2010
Ежегодное Послание Вячеслава Наговицына Народному Хуралу обошлось без громких сенсаций. Зато дало повод говорить о серьезных претензиях главы республики к своим подчиненным в частности и к элите Бурятии вообще. Не помогли даже вполне нормальные макроэкономические показатели республики.
В Послании было много цифр, большей частью приятных. Но все они были известны, в той или иной степени, до выступления президента. Обычно от посланий, по аналогии с вышестоящими персонами, ожидают объявления направлений — куда будем двигаться. Вячеслав Наговицын выполнил это условие формата ежегодных обращений.

Президент коснулся почти всех болезненных моментов экономики Бурятии. И расставил акценты столь недвусмысленно, что ничего иного додумывать не приходится. Основная вина за локальные экономические неудачи республики в целом или отдельных проектов, в том числе социальных, лежит на республиканских и муниципальных чиновниках.

Бурятия против инвестиций

Буквально с первой минуты глава республики объяснил, что он думает о противодействии приходящим извне инвесторам: "Первый опыт выделения госгарантий после длительного "простоя" вызвал много высказываний, в том числе критических, на страницах СМИ и в обществе в целом. Инвесторов и прямо, и косвенно обвинили в грехах, которых они не совершали".

А затем последовал диагноз с обращением ко всей "элите" Бурятии: "Это говорит пока о низком доверии общества к инвестору и серьезно препятствует приходу инвестиций в республику". "Общество" было здесь всего лишь дипломатичным обращением. На самом деле Вячеслав Наговицын, вполне вероятно, дал понять чиновникам и депутатам, что если они не желают видеть у себя в регионе хоть какую-то деловую активность выше 1 миллиарда рублей (условно), то это даже не их проблемы, но региона в долгосрочной перспективе. Это как в анекдоте: "Трудно плыть в соляной кислоте со связанными ногами".

Для непонятливых Вячеслав Наговицын пояснил детально: "В процессе работы с инвестором не должно быть так, чтобы чиновник играл главную роль, требуя кучу бумаг и заворачивая половину хороших проектов по формальным признакам. После такого подхода пойти по второму кругу предпринимателям уже вряд ли захочется".

Здесь вспоминается искреннее желание депутатов НХ добиться всех бумаг для "Сибирской Аграрной Группы" и недавних челябинских птицепромышленников.

При этом становится очевидным, что президент Бурятии, если не занимается приглашением инвесторов лично, то пристально контролирует процесс. Инвестиционные риски приглашенных идут под "честное слово" президента. Других, тем более экономических, факторов для привлечения больших денег Бурятия предложить не может. Вячеслав Наговицын, по сути, становится заложником действий инвесторов перед депутатами и чиновниками. Но даже это локальное преимущество, видимо, не очень нужно элите, как показали обсуждения захода инвесторов в последние месяцы.

Государственный бизнес надо ликвидировать

По поводу местного бизнеса, помимо положительной динамики увеличения макроэкономических показателей, было сказано опять же резко: "Необходимо поменять приоритеты в работе с бизнесом. К сожалению, до сих пор во многих ведомствах преобладают карательные функции".

Это также прозвучало как диагноз, который лечится с трудом, несмотря на обилие положительных слов и даже дел. Многофункциональные центры, то есть отделение бизнеса от конкретного чиновника — затея, безусловно, хорошая, но чиновники с легкостью обходят эти препоны. Так называемое "кумовство", о котором было сказано в прошлогоднем Послании президента, никуда не делось. Равно как и бизнес-интересы значительной части чиновничества.

Кстати о чиновниках-бизнесменах. Даже официально приведенная статистика говорит о грустном. Как заявил Вячеслав Наговицын, "по-прежнему 3550 организаций в республике находятся в государственной или муниципальной собственности, это почти 20% от общего числа". Было уточнено: "Речь идет об операциях с недвижимым имуществом и арендой, где насчитывается около 200 предприятий с муниципальной собственностью. Правительству необходимо проревизировать все такие организации и ликвидировать их в тех отраслях, где они являются прямыми конкурентами частному бизнесу".

То есть атака на подчиненных государственных мужей в Послании продолжилась.

Лесное агентство могут упразднить

На фоне недавних внутренних драматичных кадровых изменений в Республиканском агентстве лесного хозяйства этой отрасли было уделено повышенное внимание. Формат Послания не предполагает высокого уровня мазохизма, поэтому Вячеслав Наговицын не стал повторять уже ранее заявленный печальный итог: за пару лет объем лесозаготовок в Бурятии упал в пять раз.

Однако сейчас президент Бурятии был уже менее дипломатичен в адрес лесных чиновников, нежели пару месяцев назад, во время ухода руководителя отрасли:

"Кризис выявил проблемные вопросы в управлении лесной отраслью. До сих пор не разработана Программа комплексного развития ЛПК. В течение 2009 года агентство так и не сумело наладить работу по выделению 300 кубов леса под строительство жилья. Сегодня понятно, что такая система не способствует развитию лесной отрасли — ситуацию надо менять".

Менять, судя по всему, будут кардинально. Раз с дипломатией покончено, а с управлением, как было сказано, неважно, то в недрах правительства есть два варианта, что делать с отраслью. Или распустить агентство лесного хозяйства, передав его функции другому ведомству вместе с частью чиновников. Или отобрать у того же агентства часть функций, а именно развитие лесопромышленности.

Также Вячеслав Наговицын уделил внимание проектам, на которые делалась ставка совсем недавно.

Цены на нефрит проверят

Безусловно, заинтересованный бизнес ждал слов президента о нефрите. И было заявлено: "Сегодня уже направлены запросы в прокуратуру, МВД и УФСБ по Республике Бурятия по вопросу регулирования контрактных цен на нефрит. В результате проведенной работы предприятия по добыче нефрита начали приводить в соответствие контрактные цены с реально сложившимися на рынке. Нужно также ограничить число мест таможенного декларирования нефрита, провести совместные проверки минприроды и правоохранительных органов".

Заметим, что ни слова не было сказано ни о производстве, ни о глубокой переработке нефрита. Между тем именно в прошлом году негромко была создано ОАО "Управление недрами РБ" с контрольным пакетом государства. По замыслам правительства, оно должно было взять на себя как маркетинг, так и глубокую переработку камня. Между тем публичной презентации не состоялось. Всего лишь заявлено об упорядочивании существующей "поляны" и внедрении своих правил игры. Вполне возможно, после некоторых раздумий легализация нефритовых потоков стала более приоритетным направлением.

Традиционное скотоводство — путь в никуда

Про сельское хозяйство Вячеславом Наговицыным много сказано было во время реплик о госгарантиях и инвесторах. Что же касается самой отрасли, то мы имеем 4 процента роста за прошлый год и, вместе с тем, "по-прежнему у нас одна из самых низких продуктивность по молоку, мясу, зерну".

Внутренняя политика по сельскому хозяйству вполне понятна. "Надежда на традиционное животноводство в этом суровом по природным условиям году привела к тому, что в личных хозяйствах и некоторых фермах наблюдался падеж скота": видимо, ненастная зима положила конец интеллектуальному спору о путях местного сельского хозяйства. Консерваторам было отказано.

Зато "доля племенного скота в общем стаде в 2011 году должна составить не менее 10%. Необходимо значительно увеличить субсидии на приобретение элитных семян и довести долю посева элитными семенами в 2011 году, как минимум, до 13%".

Этому должна помочь беспрецедентная идея оформить личные подворья в предпринимателей. Здесь есть нюанс. Вслед за Хоринским, выступающим в роли пилотного, остальные районы пока никак публично не отреагировали на призыв власти поставить большую часть крестьян на бизнес-рельсы. Они, возможно, стараются и даже отчитаются по итогам года, но массового одобрения этой затеи главы администраций муниципалитетов не высказали и по сей день.

Число муниципалитетов сократят

Под конец Послания была заготовлена еще одна тема глубоких размышлений местному госаппарату. Вячеслав Наговицын заявил о тотальном сокращении числа служащих всех мастей: "Так, в 2011 году должно сдвинуться с мертвой точки решение проблемы, связанной с большим количеством сельских и городских поселений в республике. Необходимость сокращения численности обусловлена высокой дотационностью большинства из них".

Иначе говоря, в ближайшее время ожидается большой муниципальный передел внутри Бурятии. Бедные поселения начнут присоединять к богатым. Последним придется делиться кровно заработанными и трансфертами из бюджета с некогда бледными соседями. Внутри районов начнутся локальные конфликты аппаратных масштабов. Происходить это будет на фоне упразднения поселковых администраций и сокращения штата "хозяев" сел. В общем, впереди у них насыщенное будущее.

Лебеди, раки и щуки

Социальная политика в Послании подверглась меньшей критике. Однако и здесь не обошлось без сюрпризов. Например, говоря об оздоровлении населения, Вячеслав Наговицын сообщил:

"В настоящее время многие ведомства — минздрав, Агентство по физкультуре и спорту, министерство образования, Комитет по молодежной политике так или иначе занимаются вопросами здорового образа жизни. Но каждое отраслевое министерство "тянет одеяло на себя", все они носят разрозненный характер, и результат, как говорится, налицо".

"Налицо" — это продолжительность жизни в Бурятии, в среднем на 2 года ниже, чем по России, а доля умерших от внешних причин составляет по республике 42%.

Что касается образования, вновь было продемонстрировано желание президента объединить вузы Бурятии. Хотя бы вокруг идеи Восточного научно-образовательного комплекса. Прозвучало предупреждение: "Если и в этот раз наши вузы не найдут в себе силы объединиться вокруг этой задачи, высшую школу в том виде, в котором она сегодня есть в республике, мы, скорее всего, потеряем".

Вообще, несмотря на достаточное количество критики, само Послание внешне было вполне спокойным и деловым. Главное было не в эмоциях, но в нюансах и между строк.

^