12.05.2010
Объезд президентом Бурятии заброшенных объектов советской промышленности Бурятии имел практическое значение в виде реализации идеи технопарков. Желание разместить там промышленный местный бизнес на федеральные деньги вполне понятно. Помешать этому может дороговизна восстановления и последующего содержания бывших цехов.
Модное слово

Слово "технопарк" за последние недели стало звучать из уст местных чиновников чуть ли не ежедневно. Это понятие перетекало из одного публичного мероприятия в другое, вплоть до Послания президента Народному Хуралу, и в общем-то закрепилось в виде некоего бренда. Пока с трудом распознаваемого, но уже отчетливого.

В результате поездка приобрела несколько ажиотажные формы. Тем более, по неофициальной информации, Вячеслав Наговицын вроде бы поехал выбирать объект для будущего промышленного чуда. Впрочем, и до объезда бывших соцпредприятий становилось понятным, что технопарки — дело чуть отдаленного будущего. Поэтому легче всего поездка воспринималась как экскурсия по экстремальным пейзажам в черте Улан-Удэ.

В этом смысле она удалась на славу. Увидеть президента Бурятии в пейзажах компьютерной игры или фильма "Сталкер" было неожиданно. Темные узкие коридоры, эпически громадные территории цехов, частями разрушенные монументальные сооружения — и никого вокруг, кроме кортежа чиновников с журналистами.

Авиаремонтный завод встретил Вячеслава Наговицына кладбищенской ухоженностью. Когда вроде все в порядке, но безжизненно. Громадная территория. До сих пор сохраненные дорожки и аллеи между цехами. В цехах тишина и покой. Здания, между тем, кажутся весьма целыми. На окнах — стекла, в проемах — двери.

Представляющий объект заместитель мэра Улан-Удэ Гаврилов показывает президенту окрестности завода. Потом ответственный за промышленность в правительстве Бурятии Александр Гребенщиков описывает преимущества объекта, сверяясь с картой предприятия. Далее министры и остальные чиновники также зависают над картой и тихо переговариваются.

Двойственное впечатление

Следующий объект — ЛВРЗ. Здесь предстояло осмотреть самую распиаренную "незавершенку" последнего времени — электромеханический цех завода. Напомним, речь о размещении там промышленных бизнес-проектов пошла еще более года назад. Территория в центре Улан-Удэ с подведенными коммуникациями интересовала президента Бурятии давно. Идея передачи в управление или выкупа недостроя обсуждалась на самом высшем уровня — у руководства России и с главой РЖД г-ном Якуниным. Спустя несколько месяцев РЖД согласились уступить Бурятии объект по остаточной стоимости в 37 миллионов рублей.

Возле остова цеха директор ЛВРЗ Виктор Боярчуков пояснял Вячеславу Наговицыну, что лично ему не особо хочется передавать цех, на фоне загруженности мощностей самого ЛВРЗ. Дела завода идут на лад, число заказов на ремонт вагонов и локомотивов растет, и еще один современный цех ЛВРЗ не помешал бы. Однако, как выяснилось, достройка цеха — слишком дорогостоящее удовольствие даже для РЖД, счет идет на миллиарды рублей. Поэтому от такой затеи железнодорожники отказались.

К высокой цене на объект г-н Боярчуков добавил еще и моральное старение долгостроя. Электромеханический цех законсервировали в 1996 году. Его и так строили по СНиПам советских времен, к этому добавилось возможное разъедание конструкций перекрытий и других деталей здания осадками. Это были минусы. Зато оказалось, что в окрестностях остальная заводская земля с объектами, уже "готовыми к употреблению", тоже может быть предметом переговоров о передаче от РЖД Бурятии. На ней располагались небольшие вспомогательные цеха, вроде пищеблока, а также коммуникации.

В общем, электромеханический цех оставил двойственное впечатление, а далее путь лежал на третий и последний объект.

Загадочный Чепик

Между тем внезапно случилась совсем уж удивительная история. При выезде через проходную ЛВРЗ из автомобиля президента Бурятии внезапно вышел Александр Чепик и буквально пошел восвояси. Походка его была неспешной, а выражение лица — задумчивым. Путь лежал в сторону от завода, в направлении остановки общественного транспорта. У проехавших в кортеже мимо вице-премьера журналистов "выход в народ" вызвал восторг. Начали выдвигаться версии одна интересней другой. Вплоть до моторного завода на 4-м километре спиртзаводской трассы шло обсуждение того, куда же отправился Александр Чепик. Победила следующая версия: у Александра Чепика случилось неотложное дело на площади Советов, кортеж же не мог свернуть, и зампреду по экономике пришлось добираться до работы на попутках.

Однако вскоре все вернулись к повестке дня. Зайдя опять же в громадины цехов, очевидцы вдруг столкнулись с работающим производством. Это было полной неожиданностью за полтора часа "бродилок" по пустующим площадям. Директор авиазавода Леонид Белых на правах хозяина объяснил, что тут располагается небольшой цех. Буквально несколько человек вручную что-то собирали. Работа была штучная, но важная. Касалась каких-то композитных материалов для авиационной промышленности, вплоть до оборонного заказа.

Но жизнь теплилась только на этих нескольких десятках квадратных метров. В остальном, буквально за дверью, — та же картина, что и на предыдущих объектах: гигантские пролеты, высоченные потолки и полная тишина в цехах. Существенным отличием от остальных объектов явилось предупреждение Леонида Белых о возможных запросах стоимости здания со стороны собственников. Здесь вообще все было уже скоротечно, поскольку пустующие индустриальные пейзажи перестали удивлять, а конструкции вообще мало чем отличались друг от друга.

Достройка за федеральный счет

Пока участники поездки собирались для совещания в соседнем офисе, Вячеслав Наговицын объяснил представителям СМИ, откуда вообще взялся нынешний интерес к технопаркам в Бурятии. По словам главы Бурятии, во время последней встречи с Владимиром Путиным он обратился к нему с просьбой финансово помочь разместить объекты среднего и малого бизнеса на площадях бывших заводов и получил поддержку. Более того, существует федеральная программа подобного рода. Федеральный бюджет отказывается, в силу кризиса, строить новые фабрики и заводы, зато с удовольствием профинансирует восстановление прежних заводов или незавершенку.

При этом, как подчеркнул президент, стоимость восстановления не должна превышать 10—15 тысяч рублей на квадратный метр. Вот под такой расклад говорить с центром вполне допустимо. Если ремонт помещений тянет на большую сумму, то проще задуматься о строительстве новых объектов. В Бурятии цена возводимого с нуля завода колеблется в пределах 25 тысяч рублей за квадратный метр.

Также Вячеслав Наговицын отметил, что существует вероятность получения 250 миллионов рублей на эти цели уже в этом году. Для этого надо определиться с объектом. На вопрос журналистов, каковы его впечатления от увиденного, президент признал, что несколько раз менял свою точку зрения во время поездки. Он предупредил, что необходимо все просчитать, то есть заводить на объекты специалистов для анализа ситуации.

Но, тем не менее, было высказано предпочтение в адрес авиаремонтного завода. Во-первых, там действительно более сохраненными оказались помещения, они менее масштабны по площадям (что удобно для среднего бизнеса), и даже котельная завода работает. Но еще более весомым для президента оказалась покладистость собственника. Завод стоит на балансе мэрии Улан-Удэ. И поэтому, как заявил Вячеслав Наговицын, "нам он достанется фактически бесплатно". Стоявший рядом заместитель мэра Гаврилов счел лучшим промолчать по поводу такой перспективы для мэрии.

Несиликоновая долина

Что же касается самой изначальной идеи технопарков, говорить о них что-то конкретное пока рано. Да, журналистам были расписаны предварительные условия нахождения бизнеса на территориях технопарков. Они весьма льготны. Но до начала функционирования технопарка на любой территории необходимо вкладывать туда сотни миллионов рублей. Прежде всего государственных. Путь этот неблизкий, но вполне симпатичный.

И, опять же, не надо зацикливаться на звучном понятии "технопарк". Вряд ли мы увидим некую "Силиконовую долину". Местному бизнесу с традиционной промышленностью нужны комфортные площади, власть пытается для бизнеса их предоставить. Уже одно это совсем неплохо.

^