26.05.2010
На прошлой неделе стало очевидным, что в Бурятии есть потенциальный экономический проект федерального масштаба. Его реализация зависит от желания местной власти вступить в долгосрочный спор с населением об экологической безопасности Бурятии и способности предъявить федеральному центру неоспоримые урановые преимущества региона.
Дефицит урана

Ситуация с ураном в России непростая. К 2020 году стране потребуется 36 тысяч тонн этого ценного ископаемого. Но уже сейчас потребности страны превышают ежегодную добычу урана на 40 процентов. Запасы на складах уменьшаются. Добыча не успевает за спросом. По печальным прогнозам, эти запасы могут иссякнуть к 2015 году. Необходимо предпринимать определенные действия. Тем более что заявление премьера Владимира Путина "довести долю атомной энергетики к 2020 году до 25 процентов" никто не отменял.

На прошлой неделе на совещании недропользователей в правительстве Бурятии обсуждалось, как помочь мировому сообществу с ураном. Шутки штуками, но, по заверению директора по развитию ФГУП "Урангеологоразведка" Мунко Дампилова, "в Бурятии есть большой потенциал выявления урановых месторождений. Можно было бы фактически довести производство урана в республике до двух тысяч тонн в год. К 2015 году — до 3 тысяч".

Необходимо заметить, что на сегодня Россия в целом добывает 3,6 тысячи тонн урана. То есть претензии Бурятии весьма амбициозны. Но сомнения в способности Бурятии стать крупнейшим добытчиком урана в стране Мунко Дампилов разбивал весьма успешно.

В погоне за Казахстаном

Самый красноречивый пример был с Казахстаном. Еще в 2005 году некогда провинция Советского Союза добывала 3 тысячи тонн и была весьма средним игроком на этом своеобразном рынке. Однако в 2010 году ее добыча составит не менее 15 тысяч тонн. Казахстан уже крупнейший добытчик урана в мире, намного опережающий идущую на втором месте Канаду с ее 9,8 тысячи.

Правительство просят помочь

Подобный рывок в Бурятии весьма возможен. По мнению г-на Дампилова, этому способствуют схожие геологические условия. И в Казахстане, и в Бурятии находятся так называемые гидрогенные месторождения, то есть легкоизвлекаемые. Тем более что наши месторождения доступны и находятся в экономически развитых районах. Впрочем, на том же совещании прозвучал и более пессимистичный прогноз на "урановую Бурятию". По мнению представителя "Атомредметзолота", гелогическая схожесть месторождений Казахстана и нашего региона совсем неочевидна.

Тем не менее, прозвучало предложение г-на Дампилова о необходимости в регионе политической воли. Правительство республики должно обеспечить добычу нормативными актами, финансовой и организационной поддержкой. Была проведена аналогия с "Бурятзолотом". Вспомнили, что компания образовалась в 1991 году, и тогда из рудных месторождений добывалось всего 600 килограммов металла. Но благодаря программе "Золото Бурятии" сегодня добывает в 10 раз больше.

Источниками инвестиций подобной программы, а было озвучено и ее предполагаемое название — "Уран Бурятии", могли бы стать федеральный центр, "Росатом" и частные компании.

Что касается экологических последствий, то, по мнению "Урангеологоразведки", метод скважинно-подземного выщелачивания добычи ведет к экологическому оздоровлению недр. Само производство уранового сырья не оказывает агрессивного влияния на человека и окружающую среду. "Съездите на Хиагду, посмотрите", — пригласил всех присутствовавших на совещании Мунко Дампилов.

Судя по всему, у экологов республики совсем скоро появится еще одна горячая тема для протестов.

В чем выгода

Однако о прямой выгоде. Мировая цена на уран составляет 200 долларов за килограмм. Себестоимость добычи урана в Бурятии определена в 28 долларов за тот же вес.

Прозвучала мысль: "Если мы будем добывать пять тысяч тонн урана, то реализация может достигнуть до миллиарда долларов". Или, по-другому, в бюджет Бурятии может пойти 100 миллионов долларов. Опять же вспомнилось успешное "Бурятзолото", у которого налоговая нагрузка составляет 14 процентов от реализации, то есть 220 миллионов долларов.

Конкуренцию внутри России может составить Стрельцовский рудный район в Забайкалье со 150 тысячами тонн запаса и Эльконский в Якутии с 344 тысячами. Бурятия, в свою очередь, может похвастать Витимским рудным районом, где лежит 78 тысяч тонн урана. Всего разведанных запасов в Бурятии — около 94 тысяч тонн.

Единственным действующим урановым проектом в Бурятии стоит считать "Хиагду". Первоначально лицензию на нее выдали компании "ТВЭЛ", но в 2008 году "Хиагда" была переписана на ОАО "Атомредметзолото". "ТВЭЛ там ничего не делала", пояснили на совещании причину смены владельца лицензии. По всей территории месторождения идут разведочные работы. В геологоразведку в прошлом году "Атомредметзолотом" было вложено 216 миллионов рублей.

В общем, ситуация выглядит неоднозначной. Мало того, что надо продавить атомный проект через федеральную власть в конкуренции с другими регионами, так еще впоследствии можно войти в историю Бурятии как власти, устроившей локальный Чернобыль. Скорее всего, добыча урана продолжится неспешно, в запланированных ранее объемах, утвержденных федеральным центром. Нужны чрезвычайные обстоятельства и недюжинные усилия, чтобы Бурятии стать урановым центром России.

^