26.05.2010
Власти Бурятии предприняли неудачную попытку пересмотра реестра памятников истории и культуры республиканского значения. Но на пути встала нерасторопность Москвы.
Одним из тех, кто ратует за пересмотр реестра памятников, является мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев. Так, объекты, попавшие в социалистической Бурятии в число памятников истории и культуры, мешают развитию центра бурятской столицы, где мэрия планировала, например, расширить проезжую часть улицы Смолина, но натолкнулась на эти объекты. Из-за этого реконструкция улицы застопорилась, а центр задыхается в автомобильных "пробках".

Немало жителей Улан-Удэ поддерживают мэрию в стремлении разрешить "памятниковый" вопрос: или путем исключения из соответствующего списка и сноса, или методом переноса домов, числящихся в реестре, в другое место — в Этнографический музей народов Забайкалья либо предполагаемый "Исторический квартал".

Президент Наговицын в целом поддерживает идею приведения реестра памятников в соответствие с современными, более объективными взглядами на значение той или иной эпохи, события, явления в жизни РБ. Есть объекты, сыгравшие в истории республики большую роль. Но есть такие, чья значимость вызывает сомнение.

Во втором полугодии прошлого года правительством республики было выпущено постановление об изменении категории историко-культурного значения объектов. Согласно этому документу, 435 памятников истории и культуры регионального значения переводились в разряд памятников муниципального значения. Среди них было немало объектов, расположенных на территории Улан-Удэ. В этом есть своя, далеко идущая логика... Доказать несостоятельность какого-нибудь местечкового муниципального объекта-памятника легче, чем памятника республиканского. Доказать и снести. Но на пути встало ТУ Росохранкультуры.

— В нарушение закона не была проведена историко-культурная экспертиза. Нами на имя прокурора Республики Бурятия было направлено письмо, в котором мы известили о нарушении законодательства. Сейчас в правительстве Бурятии подготовлен проект постановления о признании утратившим силу того постановления, — говорит Сергей Костылов, заместитель руководителя Восточно-Сибирского ТУ Росохранкультуры из Иркутска.

По словам нашего собеседника, историко-культурная экспертиза должна была сделать заключение, представляет ли объект по-прежнему серьезную ценность или республиканская власть может исключить его из перечня объектов, охраняемых Бурятией.

— Сегодня вся загвоздка — в историко-культурной экспертизе, — говорит Сергей Костылов. — Эксперты должны быть аккредитованы. В прошлом году правительство России утвердило правила аккредитации. Но сам процесс аккредитации, присвоения полномочий, выдачи свидетельства об аккредитации и т.д. пока не идет никак. Нет нормативных документов.

Нет аккредитованных организаций — невозможно получить заключение экспертизы. Нет заключения - значит, ничего нельзя сделать даже с памятником, наполовину вросшим в землю. Так неповоротливость федерального Центра блокирует работу по очищению реестра памятников истории, культуры от ненужных, потерявших значение и ценность объектов.

Таким образом, можно констатировать, что первая попытка республиканских властей сделать ревизию реестра региональных памятников оказалась неудачной.

^