02.06.2010
Согласно статистике, только 65,8% предприятий республики получают по итогам года прибыль. Остальные прочно сидят в убытках. Но, оказывается, причины этого далеко не всегда кроются в плохой экономической ситуации. Большая часть убытков "рисуется" бухгалтериями, чтобы не платить налоги.
Налоговая инспекция поделилась с журналистами своими соображениями на этот счет на традиционном правительственном брифинге в понедельник. Если предприятие годами сидит в убытках и при этом не закрывается, почти гарантировано, что прибыль от налогообложения оно прячет. Как отметила начальник отдела контроля Управления Федеральной налоговой службы России по Бурятии Светлана Барданова, в этих случаях предприятие попадает под пристальное внимание налоговых органов.

— Мы начинаем собирать информацию о нем из внутренних и внешних источников — от контрагентов, поставщиков, — сообщила Светлана Барданова. — После сбора информации на предприятии проводится выездная проверка.

— По большому счету, каждая выездная проверка бывает результативной, — заявила начальник отдела контроля УФНС по Бурятии. — Большинство фактов находит подтверждение.

В течение первого квартала 2009 года было проведено 109 выездных налоговых проверок организаций и индивидуальных предпринимателей. По результатам проверок было дополнительно предъявлено к уплате 259 миллионов рублей. В республиканский бюджет было возвращено 187 миллионов рублей. В первую очередь проверялись предприятия, в отношении которых у налоговой инспекции возникли веские подозрения в использовании схем уходов от уплаты налогов.

Светлана Барданова остановилась и на схемах, которые используют недобросовестные налогоплательщики.

— Как правило, появляются фиктивные фирмы. Посредством этого завышаются расходы, появляется убыток.

При расчетах с подставными фирмами, объяснила начальник отдела контроля, искусственно увеличиваются затраты по производству и реализации.

Использование фиктивных структур было замечено почти во всех отраслях экономики. Например, в добыче полезных ископаемых. Так, там составляются мнимые договоры на выполнение геологоразведочных работ и эксплуатационной разведки с фирмами, не имеющими ни персонала, ни основных средств, ни транспорта. В свою очередь, мнимая фирма заключает договор на проведение этих работ с фирмой-однодневкой, что повышает расходы и занижает прибыль. Такие же схемы используются в строительстве, ремонте, переработке черного металла, сельском хозяйстве.

Отмечаются факты уклонения от налогов и в сфере лесодобычи.

— Это, как правило, связано с ворованным лесом, — сообщила Светлана Барданова.

В ходе проверок были установлены факты, когда индивидуальные предприятия декларировали минимальные доходы, а на самом деле экспортировали значительные объемы древесины.

Большая часть предприятий по бумагам показывают минимальную прибыль, а остальное, под различными предлогами, выводят через фирмы-однодневки и прочие схемы сокрытия налогов.

В свете этой информации становится понятным, что реальное состояние дел в экономике Бурятии не знает никто. Сколько у нас на самом деле убыточных предприятий, а сколько прибыльных? Какова реальная прибыль хозяйствующих субъектов? Что из этого скрывается, сколько потом улетает в "оффшоры", выкачивается за пределы Бурятии, вместо того чтобы вкладываться в наше развитие?

Проблема на самом деле даже больше, чем проблема собираемости налогов или статистики. В условиях того, что мы не знаем о том, что у нас творится в экономике, как нам вообще строить какие бы то ни было планы?

^