02.06.2010
По делу об убийстве семьи Манзыревых на прошлой неделе перед присяжными был допрошен подсудимый Сергей Жубрин. Он так же, как и его бывшая жена Ирина Манзырева, не признает себя виновным.
"Вину не признаю"

Допрос второго подозреваемого Сергея Жубрина начала его адвокат Марина Морокова. Ни по одному пункту предъявленного ему обвинения он не признал себя виновным. Жубрин сообщил, что в сговор с бывшей женой не вступал, желания причинить смерть Манзыревым у него "даже в мыслях не было".

По словам подсудимого, 2 февраля (в день убийства) он, как обычно, приехал в ТД "Надежда", где работал слесарем-механиком. По плану, утром он с водителем должен был снять двигатель с "ЗиЛа", стоявшего во дворе. Замерзшую машину попытались "уазиком" перетащить на тросе в тепло, но не смогли.

— Машина буквально вросла в землю, под ней был мусор, я был без перчаток, тогда и порезал руку, — рассказал Жубрин. — Руки были без перчаток, замерзли, потому порез сразу не заметил, а увидел, только когда мыл руки перед обедом.

Позже, когда перед судом был допрошен водитель "ЗиЛа", он сообщил, что пореза до обеда у Жубрина не замечал, тот показал ему порез только вечером. Мусора под машиной не было, лишь снег и камни, хотя рядом находится мусорка. А для работы им выдают перчатки.

Маршрут следования

Дальше, по словам подсудимого, он доложил о ремонте начальнику, взял свою папку с документами, спросил у водителя, нужен ли он ему, а потом поехал на Гагарина, где у него с невестой была назначена встреча. С Ларисой Калмыниной они собирались подавать заявление в загс, но в тот день он по ошибке взял не свое свидетельство о разводе, а Ирины Манзыревой. По словам Жубрина, он выехал с работы примерно в 13.30, где-то в 14 часов встретились и пошли по Добролюбова на квартиру знакомой Ларисы.

Тогда, по его словам, он и заменил в телефоне симку, чтобы свиданию не мешали звонки с работы. В три с небольшим он поехал домой на Урожайную. По дороге скинул Ирине Манзыревой сообщение, чтобы она ему перезвонила: "Я позвонил Ирине, узнать, когда она придет с работы, чтобы забрать свое свидетельство о разводе".

Старую симку он вставил уже на Бурводе. Дома затопил печи, поставил варить кашу собакам.

"С Ириной мы развелись в сентябре 2008 года, но отношения у нас с ней разладились задолго до этого, — рассказал Жубрин. — Дома я практически не был, Ирине и ее дочери Кате помогал дров наколоть, воды накачать".

С Урожайной, по словам подсудимого, он поехал на работу. К Манзыревым на Пушкина за каталогами AVON он в тот день не заходил.

"Аудиозапись не моя"

В ходе допроса подсудимый заявил, что не согласен с генетической экспертизой, которая подтвердила, что образцы крови с полотенца, изъятого с места преступления, принадлежат ему. Жубрин не исключал, что его кровь могла остаться в квартире Манзыревых, когда он приходил к ним что-нибудь подремонтировать. Не признал Жубрин и другое вещественное доказательство по делу — аудиозапись его разговора с двумя сокамерниками из ИВС.

"С этими людьми я не сидел, ни того ни другого я не знаю", — сказал Жубрин.

На вопрос судьи, каково было его материальное положение и были ли долги, подсудимый сообщил, что зарплата на тот период у него была нормальная — порядка 15 тысяч рублей. Долгов перед физическими лицами не было, был кредит на восемь тысяч в ТД "За рулем". Гособвинитель представил присяжным справку из "Восточного экспресс-банка", из которой следовало, что в августе 2008 года на Жубрина был оформлен кредитный договор на сумму в 161 тысячу рублей. Подсудимый объяснил, что кредит был оформлен действительно на него, но деньги фактически получил знакомый, который потом исчез и по кредиту не платил.

— Я обратился в службу безопасности банка, — рассказал Жубрин. — Это дело было поставлено на контроль, а после установлен факт мошенничества.

Как менялись показания

По ходатайству стороны обвинения перед присяжными был оглашен ряд показаний, данных Жубриным в ходе предварительного следствия. 11 февраля подсудимый показал, что 2 февраля ушел с работы в 14 часов, хотел ехать к Манзыревой на работу, потому как взял не свое свидетельство о расторжении брака, но передумал и поехал сразу на Урожайную. О том, что произошло убийство, он узнал от Ирины и ее дочери. Он попросил Ирину предоставить ему алиби, которого у него на тот день не было. На вопрос гособвинителя, когда он говорил правду — в зале суда или тогда — Жубрин ответил, что правдивые показания он дает здесь, перед присяжными. И добавил, что тогда не говорил о встрече с невестой, потому что не хотел ее во все это ввязывать.

В показаниях, данных Жубриным 15 апреля 2009 года (гособвинитель обратил внимание присяжных на то, что эти показания были даны Жубриным после того, как была получена экспертиза крови), подсудимый рассказал, почему и как он убил Манзыревых. Тогда Жубрин показал, что с матерью Ирины и ее сестрой Ларисой у него сразу сложились неприязненные отношения. Негативные отношения были и у Ирины с матерью. По его словам, после смерти отца Ирины деньги от продажи его дома в Баргузине должны были быть поделены между родственниками, но мать оставила их себе.

"Мать недолюбливала Ирину, — сообщил Жубрин на допросе. — После каждого визита к матери Ирина возвращалась в слезах. Меня это бесило. Я очень люблю Ирину".

Далее Жубрин рассказал, что в августе 2008 года попал в ДТП, в результате которого ему пришлось выплачивать кредит. Тогда же он оформил три кредита на знакомого на общую сумму в 420 тысяч. Зная, что его обманули и кредиты за него никто платить не будет, он предложил Ирине оформить фиктивный развод, чтобы долги ее не коснулись.

"К ноябрю 2008 года у меня возросли долги перед кредитными организациями по кредитам, — показал тогда Жубрин. — Именно в то время я стал задумываться, чтобы убить Манзыревых Екатерину Прокопьевну и Ларису Валерьяновну, и дочь последней, чтобы завладеть квартирой по Пушкина. А после ее продажи купить квартиру для меня и Ирины, а также квартиру для дочери Ирины".

По словам Жубрина, делая вид, что интересуется продукцией, которую распространяет Лариса Манзырева, он выяснил график ее работы. О том, что маленькая Аня не ходит в детский сад, он не знал. Когда он поделился идеей с Ириной, та испугалась и пыталась его отговорить. В ночь с 1 на 2 февраля он решился на убийство. Взял дома нож, положил его в кармашек спортивной сумки, туда же положил одежду и в 14 часов поехал на Пушкина. После убийства нож и ключи выбросил в протоку.

Но эти свои данные в ходе следствия показания Жубрин в суде также не подтвердил, сказав: "Я ни при чем".

"Хотели сбить машиной"

В следующих оглашенных перед присяжными показаниях Жубрин дополнил, что после последней ссоры с родными Ирина сказала, что хочет их убить, а после оформить над Аней опекунство. Ларису хотели сбить машиной или ударить ее на улице по голове, потом Ларису и мать решили просто зарезать. От этих показаний Жубрин на суде также отказался.

Был озвучен перед присяжными и еще один протокол его допроса, сделанный в январе 2010 года. Из его слов следовало, что 2 февраля он по просьбе невесты зашел к Манзыревым за каталогами AVON. Дверь в квартире родственников была не заперта. Зашел и увидел лежащую на окровавленном полу Ларису. В тот момент он подумал, что Ларису покусала собака, хотел оказать ей помощь, но от вида крови потерял сознание. Когда очнулся и понял, что произошло, решил, что если в квартире обнаружат его следы, решат, что это он всех убил. Еще больше запаниковал, когда у Ларисы зазвонил сотовый, на дисплее которого высветилось имя ее друга Ашота. Свои следы на полу он решил замыть. Чтобы тела Ларисы и Ани не мешали, перетащил их на кухню. После чего вытер свои отпечатки тряпкой, надел на собаку поводок, выпустил ее в подъезд, взял в коридоре ключи, закрыл квартиру и ушел. Эти свои показания Жубрин в суде также не признал.

^