14.07.2004
Это небольшое село в Тарбагатайском районе прогремело три года назад на всю страну. Новость под заголовком "В Бурятии закодировали целую деревню" страна прочитала и со словами "вот чудаки" забыла. Так бы и остаться Верхнему Жириму позапрошлогодней новостью, но не тут-то было. Здесь, пожалуй, впервые в России создают деревенский отряд самообороны. На сельском сходе в минувший четверг решено было назначить местного "шерифа" и дать ему в подмогу мужчин из числа добровольцев с разрешением на ношение оружия.
Деревенский PR
В сельском клубе на скамьях, расставленных рядами, как в кинозале, собралось приблизительно шестьдесят человек — самые активные и сознательные жители села Верхний Жирим. Первый вопрос на повестке дня местного самоуправления касался недавнего криминального случая. Какое-то время назад в Жирим наведались пришлые бандиты. Они целый день терроризировали село, пока из райцентра не приехала милиция.
— Мы все сегодня находимся в депрессии и состоянии пассивности, — начала глава сельской администрации Галина Дорофеева под смущенные кивки верхнежиримцев, — мы все семейские, имеем крепкие корни и упрямый нрав. Мы должны не бояться алкоголиков и наркоманов, а бороться с ними всей своей общественностью. Мы в силах быть активными, не ожидая, когда к нам приедет Путин и поможет нам избавиться от подпольной торговли спиртом и преступности.
Слова главы вызвали бурное одобрение сельского актива. Вопрос создания дружины обсуждался недолго. Мужчины вызвались по очереди поддерживать в селе общественный порядок. Вторым вопросом шел пакет антиалкогольных предложений. Верхний Жирим — это 1029 жителей, из них, по словам Галины Дорофеевой, больше половины — люди "правильные": имеют свое хозяйство и живут в достатке. С людьми "неправильными" здесь решили усиленно бороться. Их буквально приволокли на этот сход.
— Мы все знаем, что у нас сегодня есть "лени" — это 21 человек, которые не хотят работать, еще семеро позорят наш народ и помогают спиваться деревне, продавая круглые сутки спирт. — сказала Галина Дорофеева, — Мы все знаем этих людей. Двое из них сегодня присутствуют на нашем сходе. Дуся и Ира, поднимитесь, скажите, сколько это будет продолжаться?
Одна из присутствующих женщин встала. Сказав, что сама уже устала от пьянства своего мужа, она клятвенно заверила всех присутствующих в том, что больше не будет заниматься этим антинародным делом. Второй бутлегерше такой расклад не понравился. Выйдя вперед, она с гонором начала:
— Это где это я народ спаиваю? У меня только приличные люди спирт берут. Хороший, между прочим, спирт!
Тут на нее накинулись все собравшиеся. Припомнили, и что детям водку продает, и что ночью возле ее дома пьяные шляются и случаются всякие происшествия. В конце концов, обе продавщицы всенародно извинились и пообещали больше не продавать спирт. Чтобы усилить эффект от этого общественного достижения, активисты решили прибегнуть к PR-технологиям — развесить по деревне плакаты с выражением всеобщего презрения к ханыгам, тунеядцам и алкоголикам. На самом деле для жителей села это весьма действенная мера, в их тесном мирке уважение окружающих — главный рычаг воздействия. Тут же решили поднять вопрос досуга верхнежиримских детей и проблему ночных деревенских гонок на мотоциклах.
Комендантский час
— О наших детях заботиться, кроме нас, никто не будет, и если они все-таки вечерами ходят в клуб, — вещала в центре зала глава жиримской администрации Галина Дорофеева, — мы должны знать, что они здесь вечерами делают.
Для поддержания порядка на дискотеках и недопущения детского пьянства, на сходе решили составить список тех детей, которые посещают вечерами клуб, и между их родителями распределить дежурство на дискотеках. Ту молодежь, у которой есть мотоциклы, на всякий случай также внесли в особый список и запретили гудеть моторами после 22:00. За соблюдением комендантского часа должны следить родители и наказывать ремнем провинившихся детей.
Следующий вопрос, к обсуждению которого приступили на сходе — почему закрыта ветеринарная станция: всех специалистов сократили, и теперь не то, чтобы поросенка кастрировать, заключение для продажи забитой на мясо коровы нигде не возьмешь.
Общим голосованием было решено собрать по тридцать рублей на лицензию для ветеринарного врача, зарегистрировать своего и больше не зависеть от обещаний из центра. Далее стали рассматриваться хозяйственные вопросы: сколько можно сваливать мусор в неположенных местах, почему на некоторых улицах деревни дороги остались в выбоинах, когда, в конце концов, жители Верхнего Жирима упорядочат свое право на земельные участки. Собравшиеся согласились с предложением продолжать ежемесячно собирать по 35 рублей, чтобы не ждать, когда на их же собственные нужды выделят деньги сверху.
После бурного обсуждения оставшихся вопросов, когда, размахивая руками, выступали даже те, кто, заклеймленные "ленью", сначала прятались на задних рядах, сход жителей Верхнего Жирима оформил принятые решения в виде большого документа. Все шестьдесят человек вместе с недавними продавцами катанки дружно на нем расписались и разошлись по домам.
Депрессия — враг народа
После сельского схода немного уставшая, но не менее активная Галина Дорофеева объяснила:
— Такие ежегодные сходы в нашем селе призваны сблизить народ и помочь ему не уйти в депрессию. Люди ведь пьют на деревне от безысходности, от нее все беды. Надо жить, любить свою деревню, работать. Это не первый опыт, и мы давно уже поняли: никто кроме нас самих не решит наших собственных проблем. Даже если и сам президент приедет в нашу деревню, он не сможет помочь этим алкоголикам, потому что он не знает их души, не может досконально изучить причины, по которым они спились.
На таких сходах через решение, казалось бы, очень мелких вопросов здесь избавляются от глобальных проблем. Народ благодаря этому не замыкается в себе и понимает, что активностью и собственными решениями можно выживать и поднимать село. Не отрицая никаких федеральных и республиканских законов, здесь создают свои и живут по ним. Законы эти, как отметила Галина Дорофеева, прежде всего направлены на межличностные отношения: напился — получи всеобщее презрение, не работаешь — помощи ни от кого не получишь. Здесь теперь не принято тащить на себе из жалости тунеядцев и пьяниц. Если хочешь получить ведро картошки — пойди и прополи ее на огороде у того, кого просишь. Благотворительность, ведущая к иждивенчеству, всем селом признана вредной. Это решение одного из прошлых сходов. Через местную биржу труда безработному можно устроиться на общественные работы в селе: на свалке яму выкопать или мусор в деревне прибрать, деньги на это также собираются на сходах. Нет участкового — жиримцы не отчаиваются, сами объединяются в дружины и будут охранять себя от преступности.
— Только на непосредственной личной заинтересованности и самостоятельном поиске выхода из сложившейся ситуации можно выживать, — говорит Галина Дорофеева. — Уже не первый год мы проводим такую практику, и, действительно, пусть ненадолго, но я вас уверяю, Дуська спиртом торговать не будет — стыдно ей будет перед деревней.
^