16.06.2010
Обнародованный не так давно Анализ социально-экономического развития Бурятии за январь-апрель 2010 года еще раз подтвердил нехитрую мысль: "экономического чуда" в республике не ожидается. А нынешний опережающий темп роста экономики региона позволяет надеяться на достижение общероссийских показателей через долгие годы. Возможно, на это уйдет жизнь целого поколения.
Не догоним

Есть такое скучное понятие, как "валовой региональный продукт на душу населения" — основной показатель, по которому оценивается благосостояние одного жителя региона. По расчетам минэкономики, в 2010 году рост ВРП составит в Бурятии 108% к уровню прошлого года — это хорошая новость. Но в лучшем случае весь наш валовой доход, в пересчете на душу населения, будет мал — составит 59,5%, то есть мы почти вполовину беднее — это плохая новость. Нетрудно догадаться, что, подрастая такими темпами, жить хуже среднестатистического россиянина жителям Бурятии придется довольно-таки долго.

Догонять среднероссийские показатели было нелегко и до кризиса. Но, оказывается, в декабре 2009 года вообще все стало непросто. Как откровенно сообщает правительство: "Индикаторы Программы социально-экономического развития РБ на 2008—2010 годы и на период до 2017 года были скорректированы в сторону уменьшения". На самом деле это есть сенсация. Правительство призналось само себе, да и населению, в публичном докладе, что не может выдержать тот ритм, который был запланирован программой СЭР — догматическим документом всей экономики Бурятии.

По этому поводу сначала идет диагноз "снижение прибыли в базисных отраслях экономики и в секторе малого предпринимательства и, как следствие, — уменьшение доходов населения". Затем последствие: "темпы роста ВРП снижены от установленных первоначально в Программе в 2009 году — на 12,8%, в 2010 году — на 13,6%".

Затем в Анализе идут причины не столь радужных перспектив. Кстати, непосредственно к кризису последних годов имеющие малое отношение. Зато из цифр можно понять отсталость экономики Бурятии в принципе.

Ситуация запущена

На долю промышленности (реального сектора) приходится только 20% от всей добавленной стоимости Бурятии. Это более чем на 10% меньше общероссийских показателей.

Всегда наибольшая доля добавленной стоимости находится в обрабатывающих отраслях. Это мировая практика. Так вот, в остальной стране доля "обработки" в ВВП составляет 19%, в Бурятии в аналогичных цифрах ВРП — всего 11%. Иначе говоря, можно долго говорить, что в Бурятии мало промышленности, но, только глянув на двукратное отставание, понимаешь "запущенность" ситуации. И ситуация быстро не исправится. Заводы не появляются в течение года по желанию, на это уходят иногда десятилетия.

Раз уж речь зашла о промышленности, надо и упомянуть "насущное" в свете последних событий сельское хозяйство Бурятии. Вопреки стереотипам Бурятию сложно назвать сельскохозяйственным регионом. Оказывается, вклад этой отрасли в общую экономику незначителен. Кроме того, он довольно быстро снижался до последнего времени. В 2004 по 2008 годы — с 9,7% до 6,6%. Правда, в последние годы ситуация несколько изменилась: в 2010 году доля возросла до 7,2%. Но очевидно одно: в ближайшие годы сельское хозяйство на роль локомотива экономики Бурятии пока не претендует.

Малый бизнес не тянет

Зато у нас был устойчивый миф про торговлю, общественное питание и сферу услуг. Дескать, целые страны (или регионы) вполне себе нормально живут "на услугах". Страны, может, и живут, Бурятии это не грозит. Вот уже и Россия почти на 25% свой ВВП формирует за счет услуг. Но доля подобного в Бурятии не превышает 16,7% (данные 2008 года). Можно было бы, конечно, понастроить парикмахерских, позных и турбаз, но есть риск, что они будут полупустыми. Как констатирует тот же минэконом Бурятии, "причина связана с низкой покупательской способностью населения республики (доходы на душу населения по России в 2009 году — 16818, по республике — 12644 рубля)".

То же самое про пресловутый малый бизнес. В развитых странах доля малого бизнеса в экономике составляет порядка 50%, а в Китае — более 60%. По России эта цифра — скромные 17%, в Бурятии еще менее — впечатляющие 10%.

Спрашивается, на что тогда Бурятия существует?

Транспортно-промышленная республика

На "транспорте и связи", во многом. По прогнозам, в 2010 году 28,5% всей экономики Бурятии дадут именно эти отрасли. К Бурятии они имеют не совсем прямое отношение — это в большей степени федеральные проекты на нашей территории. Затем уже идут упоминавшиеся промышленность (20%), торговля (13,4%).

К чему, собственно, все эти расклады? К тому, что экономические проблемы Бурятии, прежде всего, структурные. Мировая практика доказывает, что рост экономики отдельных территорий идет за счет тех отраслей, которые на данный момент в Бурятии находятся не в фаворе. По статистике они минимальны.

Это не значит, что правительство этого не видит. Последнюю пару лет много шума про малый бизнес, сельское хозяйство, инновационную промышленность, туризм. Только на структурные изменения в экономике (без шоковой терапии) уходит не два-три года. Даже не пять-десять, как правило.

Из этого следует, что, во-первых, чудес в ближайшие годы в экономике Бурятии не произойдет: несколько процентов изменений ежегодно в структуре доходов экономики региона будут мало ощутимы для населения. Большое ведь видится на расстоянии, то есть измеряется в годах. Во-вторых, действующей власти надо подготовиться к неудовольствию общественности от отсутствия экономических чудес. Как же так: столько лет — и все по-старому? Обычно это мало кому нравится.

^