16.06.2010
Присяжные заседатели вынесли вердикт по делу об убийстве семьи Мазыревых, совершенном в феврале прошлого года. Коллегия присяжных заседателей единодушно признала обвиняемых виновными. Теперь судья Андрей Богомолов должен назначить наказание. Максимальный срок, который грозит подсудимым, — пожизненное заключение.
15 минут обвинения и 3 часа защиты

10 июня судебное разбирательство наконец перешло к финальной стадии — прениям сторон. В этой части рассмотрения дела стороны резюмировали перед присяжными свое видение дела. Гособвинитель Александр Телешев уложил свое выступление в 15 минут, адвокат подсудимой Александр Захарченко выступал почти три часа кряду. Адвокат подробно расписал присяжным те расхождения в деле, которые, на его взгляд, полностью опровергают виновность не только его подзащитной, но и Жубрина. Обстоятельства, которые адвокат счел нестыковками в версии следствия, имелись практически во всех доказательствах. Перечисление их и заняло почти все время выступления защитника.

Под конец адвокат Захарченко озвучил перед присяжными возможную версию совершения убийства, которая бы объяснила зверскую жестокость тройного убийства. Адвокат предположил, что погибшая Лариса под прикрытием распространения книг и косметики могла заниматься торговлей наркотиками. Дело в том, что в квартире убитых была обнаружена коробочка с медицинскими весами. "Такие весы используются либо для развешивания наркотиков, либо при торговле драгоценными металлами, — говорил адвокат присяжным. — Насчет золота вряд ли, наркотики — почему нет? К сожалению, весы не исследовали". За эту версию судья сделал адвокату замечание и попросил присяжных не принимать ее к вниманию как необоснованную и надуманную.

Финал драмы

Когда в ответ на выступление адвоката взял слово гособвнитель, Жубрин не сдержался и крикнул: "Тебя так не мутузили, как меня! У меня седые волосы появились после этих допросов. Показать?". На попытки судьи призвать подсудимого к порядку Жубрин продолжил: "Я устал от издевательств, понимаете? Можете удалить меня из суда, так будет лучше, потому что я терпеть это все больше не могу".

Когда Жубрин в очередной раз выкрикнул в адрес гособвинителя упрек в том, что тот постоянно улыбается, судья был вынужден удалить Жубрина из зала суда. Уже на выходе из клетки подсудимый бросил: "Такие защитнички закона позволяют убийцам гулять на свободе".

Для последнего слова Жубрина вернули в зал суда. Первой перед присяжными несколько слов сказала Ирина Манзырева:

— В декабре и январе 2009 года меня волновало только одно: юбилей института — 50 лет. Я с Академией культуры в один год родилась. Мы хотели восстановить фотоклуб "Кедр", который основал мой отец, готовили выставку его работ. В последний тот вечер я ездила к маме подбирать фотографии для нее... У нас была самая лучшая семья. Мама умерла, и семьи не стало. Папы нет, а я здесь, и выставки тоже нет...

Слезы осужденных

Подсудимая села в слезах. Следом встал Сергей Жубрин. Он попытался сказать первую фразу, но не смог. Губы задрожали и потекли слезы. Он с трудом боролся с волнением:

— Меня обвиняют в том, что я убил шестилетнюю девочку. Я всегда мечтал иметь собственных детей. Прокурору не известен факт, который не имеет отношения к делу, когда я вынимал девочку с оторванной ногой из разбитого автомобиля, а тут меня обвиняют в таком кощунстве! Обвиняют голословно, тупо подтасовав все факты. Мне трудно что-то говорить в свое оправдание. И вообще, стоит ли оправдываться, когда попадаешь в такую машину, как наше правосудие, к нашим славным оперуполномоченным! Можете меня еще раз удалить из зала, но я скажу: если на гражданина Телешева надеть наручники и отдать его гражданину Попову, назавтра вся Бурятия узнала бы, кто убил Кеннеди и кто застрелил Листьева. Это был бы Телешев.

После того как вердикт был объявлен, оставалось определить меру наказания. Эта часть процесса находится в ведении судьи, профессионального юриста. Судья исходит из норм Уголовного кодекса, подробно определяющего меру наказания за каждый элемент преступления. 17 июня председательствующий судья объявит подсудимым меру наказания. Многие наблюдатели ожидают, что наказание будет максимальным, с учетом всех обстоятельств.

Адвокат Ирины Манзыревой намеревается лететь в Москву на рассмотрение по делу кассационной жалобы. Сам вердикт присяжных оспорить нельзя, однако, по мнению адвоката, при рассмотрении дела были допущены многочисленные процессуальные нарушения. Если кассационная инстанция признает правоту адвоката, приговор будет отменен, а дело направлено на новое рассмотрение, с новым составом присяжных.

^