11.08.2010
Приближается очередной нерестовый период. По этому поводу в правительстве республики обсудили омулевое положение республики. Разговор вышел конкретный. Правительство, судя по всему, неожиданно захотело показать, кто на Байкале хозяин.
По оценкам экспертов, большая часть омуля в Бурятии вылавливается до его подхода к нерестилищам. Браконьеры применяют средства массового вылова.

Особенно на совещании возмущался представитель Кабанского района:

— Мне уже неудобно об этом говорить, потому как на каждом рыбохозяйственном совете сообщаю об очень агрессивном засилье иркутских браконьеров. Вот и сейчас на мелководье снова сконцентрируются косяки... А эти браконьеры технически очень здорово вооружены. Не секрет, что наши правоохранительные органы с этим делом не справляются. Перекроют им, как говорится, кислород на суше — у тех появляются приемные базы на воде. Это все абсолютно заметно.

То, что омулем занимаются организованные преступные структуры, вовлекшие в свою деятельность массу жителей Бурятии, давно не секрет. Наши прибрежные граждане не могут съесть всю пойманную рыбу и продают ее подпольным "деловым партнерам".

Дальше начинает раскручиваться цепочка из посредников, оптовых продавцов, розничных. В общем, пока рыба дойдет от сетей до покупателя, ее оприходуют десятки людей. Это целая промышленность.

"Под раздачу" попала и фирма "Данак", занимающаяся оборотом конфискованного нерестового, с икрой, омуля. Сейчас власти также вдруг обратили внимание на цену, по которой "оборачивается" рыба.

На совещании красочно обрисовали картину, царящую в некоторых районах Бурятии в то время, когда приходит омуль. Население бросает работать. Александр Чепик заявил, что в этот период там резко возрастает количество больничных. Чиновник также отметил, что люди, занимающиеся рыбой, всем известны в деревнях.

В правительстве Бурятии царят необычайно крутые омулевые настроения. Если в обычных общегражданских условиях с браконьерством справиться не получится, Александр Чепик призвал обращаться в правительство. Было, в частности, заявлено:

— Если надо, мы объявим ЧС по Бурятии и обратимся к Иркутской области. Деньги выделим, вертолеты направим. Проблему надо решать. Сколько можно, каждый год... перед населением уже неудобно... Мы не можем быть беспомощными в отношении тех лиц, которые браконьерствуют на озере Байкал. Почувствуете, что ситуация выходит из-под контроля, сразу реагируйте. Мы объявляем ЧС и начинаем действовать.

В ходе совещания родилась идея на время нереста прекратить выдачу ветеринарных документов на омуль. Сезон ловли закончился — больше разовые ветсвидетельства на провоз рыбы не выдаются. А на будущее надо свидетельства делать на номерных бланках, максимально защищенными, с регистрацией в журналах.

В этом году бурятская сторона провела совещание с Западно-Байкальским природоохранным прокурором. Говорили, как противостоять перевозке криминальной рыбы из Бурятии на территорию Иркутской области. Между Бурятией, соседней областью и Забайкальским краем достигнуто соглашение о взаимодействии — проведении совместных проверок, обмена информацией, аналитикой и т.п.

В рамках подготовки к надвигающемуся нересту-2010 разработана схема расстановки 40 постов рыбоохраны. В нерестовой кампании примет участие 91 работник Ангаро-Байкальского ТУ Росрыболовства (в т.ч. из Иркутской области и Забайкальского края), 105 внештатных инспекторов рыбоохраны. Выйдут в рейды 6 теплоходов, 63 моторные лодки, несколько десятков автомобилей.

К местным властям на совещании обратились с просьбой провести в каждой деревне на побережье Байкала сходы населения, с ведением протокола. Разместить баннеры и аншлаги на дорогах, ведущих к реке. Должно сообщаться о запрете появляться там в темное время суток и о запрете лова нерестовой рыбы. А в местах торговли надо сообщать об опасности ботулизма.

Кроме того, рыбопромысловые предприятия призвали представить своих кандидатов на должность внештатных общественных инспекторов рыбоохраны и принять участие в рейдах со своими техническими средствами.

Милицейские структуры попросили принять меры, "исключающие самопроизвольный выход участковых милиционеров на воду для проведения рыбоохранных мероприятий".

Стражи порядка, со своей стороны, заявили: "В целом, министерство внутренних дел готово к проведению мероприятий. Но хотелось бы обратиться к органам местного самоуправления по оказанию помощи в обеспечении ГСМ. Еще местные милиционеры пообещали сделать и воздвигнуть на федеральной трассе "Иркутск—Чита" антибраконьерский щит "три на шесть".

Также на совещании обсудили проблемы легальных рыбаков. Почином нынешнего нерестового сезона можно считать заявление республиканских властей, что назрел вопрос создания общественной организации рыбаков. Цели сугубо экономические.

Александр Чепик:

— У нас количество предприятий, которые занимаются добычей и переработкой рыбы, каждый год снижается. Мы начинали с 200, сейчас у нас два десятка, будет пять организаций... Они рыбой торгуют по 50 рублей, по 40 рублей. По самой низкой цене продают. Почему? Естественно, нужно их всех садить за стол и говорить о цене рыбы. С 50 рублей они ничего не зарабатывают. За стол посадить и утвердить — цена будет, например, 100 рублей за килограмм омуля".

Впрочем, если это единственная цель правительственных чиновников, то не ясно, зачем ради цены на рынке омуля лес городить, создавать аж общественную организацию. Все можно обсудить и решить вне юридически зарегистрированной структуры, на неофициальном сходе. Но в случае наличия у правительства Бурятии иных интересов к легальным переработчикам (пока необъявленных) создание организации рыбаков смотрится логично.

^