11.08.2010
Курятина в Бурятии стала одним из самых быстро дорожающих продуктов питания. Покупатели не успевают запоминать все новые повышенные цифры, что пишут продавцы на своем "курином" товаре. Да и остальные тоже весьма удивлены резвым взлетом цен. Зря говорят, что куры плохо летают. С другой стороны, альтернативы привозной птице нет, несмотря на традиции птицеводческой промышленности в десятки лет.
Бурятию кормит Бразилия!

Недавно министерство экономики Бурятии официально обнародовало результаты анализа социально-экономического положения в Республике Бурятия в первом полугодии 2010 года. Региональные чиновники особо обращают внимание на то, что в обозначенном периоде был зарегистрирован значительный рост цен на куриные окорочка. Розничные цены на них взлетели с начала января по конец июня сразу на 47,2 процента. В том числе в июне цены выросли сразу на 20 процентов.

В июне, по сообщению www.gks.ru, средняя цена килограмма куриных окорочков составила в республике 127,87 рубля. В декабре же 2009 года килограмм шел в среднем по 83,5 рубля. Здесь получается даже примерно 53-процентный рост.

Объясняя жителям Бурятии ценовый катаклизм окорочков, минэкономики говорит, что он стал возможен вследствие "запрета на ввоз из США" и "замещения их более дорогой продукцией". Фактически потребители региона стали заложниками экономическо-санитарных трений между крупными мировыми державами. Замещение произошло за счет продукции птицефабрик из соседней Иркутской области, Бразилии (пришли в конце первого полугодия) и других поставщиков.

Объяснение, конечно, звучит более чем солидно. Вот и жители Бурятии вовлеклись — правда, против своей воли — в глобальную экономику. Однако граждане как-то не испытывают особой гордости от такой своеобразной вовлеченности, приводящей к потерям для кошелька. Скажем больше: она их огорчает. В промышленных объемах в Бурятии кур не производят. Разве что Улан-Удэнская птицефабрика порой продает своих кур-несушек.

Чужие куры уносят бурятские деньги

Говоря о мясе домашних птиц, заметим, что, по статистике, в прошлом году в розничной торговле Бурятии его было продано почти на 1 млрд 200 млн рублей. В первом квартале нынешнего года в розничной торговле продано мяса домашней птицы на сумму более 290 млн. Если розничные темпы сохранят динамику января-марта, то по результатам года мы увидим тот же миллиард "с хвостиком".

Соответственно, на банковских счетах производителей курятины из других регионов РФ оседают сотни миллионов рублей, вывезенных из Бурятии. А налоги, заплаченные иногородними птицефабриками в их родных регионах, успешно подпитывают бюджеты последних. Куры очень сильно "клюют" деньги Бурятии.

Зато здесь птица не в фаворе. Дошло до того, что в статистике курятина зачастую не выделяется в отдельную строчку. Она слита в единой графе со скотом. А ситуация рисуется общими фразами наподобие "увеличены объемы производства скота и птицы на убой в (живом весе) на 1,4% (7,5 тыс. тонн)". Много говорят, что в Бурятию, предположим, завезли очередную партию племенных высокопродуктивных коров. А про завоз в республику новой партии каких-нибудь элитных, быстро растущих кур, честно говоря, не слыхать...

На руинах птицеводства

Грустнее всего вспоминать о птицеводстве Бурятии в Кабанском районе. Здесь долгие годы работали две птицефабрики — Кабанская и Твороговская. Сегодня нет ни одной.

Вместе с одним из местных жителей мы едем посмотреть на то, что осталось от крупнейшего промобъекта — Твороговской птицефабрики.

Она расположена невдалеке от поселка Кабанск. К ней идет дорога, некогда на совесть асфальтированная. Добрый асфальт продержался долго. По нему вполне еще можно ехать на машине, хотя рытвины и ухабы с каждым годом становятся все больше и глубже.

Проржавевшие, облупившиеся, покосившиеся металлические ворота с грустью встречают приехавших. Они на электроприводе. Были. В свое время дежурный, находившийся в сторожке, легким движением руки приводил в действие электромеханизм, открывая и закрывая проезд. Когда предприятие разваливалось, последний работавший вахтер не полностью закрыл ворота и ушел с поста. Так они и стоят поныне — оставив проход шириной в два шага. Сторожка, кстати, стоит. Еще не упала.

На той территории, где раньше работали сотни человек, а в воздухе стоял птичий гомон, теперь стоит тишина. Повсюду нетронутая трава, кусты, кучи мусора. Единственное, что не разрушено и не разграблено, — труба котельной. Она по-прежнему гордо возносится к небу возле порушенного трехэтажного здания самой котельной, где снесены ворота, двери, стены зияют пустыми проемами. В стеновых панелях пробиты безобразные дыры. Зачем это кому-то понадобилось делать, непонятно. На разбомбленной крыше здания растут густые кусты.

Энергетический комплекс птицефабрики уничтожен полностью. Внутри того, что было котельной, нет ничего, кроме разрухи и куска какого-то воздуховода. Он уцелел по причине своей абсолютной никчемности. А вот кирпичная кладка уцелела, наверное, благодаря своей исключительной прочности. Иного объяснения не видится.

На территорию бывшей Твороговской птицефабрики может зайти любой. В ограждении вокруг промзоны — масштабные бреши. Люди и бродят. Некто на первом этаже даже нацарапал крупную надпись, назвав кого-то "дурой" и здесь же признавшись: "я тоже". Очевидно, писала девушка.

Бродя по территории, мы с нашим местным провожатым подходим к птичникам. Это длинные, вытянутые строения. Непосредственно в них содержались домашние птицы. Птичники построены в ряд, уходящий вдаль. Идешь мимо птичников, и каждый смотрит на тебя своим черным входом. Внутри все ободрано, летают воробьи, на земле груды камней, мусора.

Пару строений смогли перепрофилировать под хранение сена и сохранить. Остальному пришел конец... "Куриный тупик" республики находится именно тут, на кабанской земле. Как отмечалось выше, в районе закрылись две птицефабрики. Они давали яйцо и мясо птиц. Для жителей Кабанского района это был ужасный удар.

Верните птицу!

Ежегодно две птицефабрики производили тысячи тонн мяса птиц. В обороте было несколько миллионов птиц! На Твороговской птицефабрике работал убойный пункт. Кроме того, ежедневно несколько больших машин с прицепами увозили птицу на убой в город. Люди работали в три смены.

В советское время птицефабрики Кабанского района производили и уток, и кур. Птицеводство было выгодным делом. К примеру, утенок за 56 дней вырастал во взрослую утку и шел на забой. Завозились и породы с более высокими темпами роста.

Но в годы реформ птицефабрики прекратили снабжать комбикормами в плановом порядке. Это произошло в тот период, когда рушились привычные экономические связи, производственные цепочки, связи со смежниками, все отдали на волю свободному рынку и оставили на самовыживание. Сначала закрылась Кабанская птицефабрика, потом, через несколько лет, и Твороговская.

В Кабанском районе есть специалисты, хорошо знакомые с птицеводческим делом. Тут помнят давние птицеводческие традиции. Ведь на Кабанской птицефабрике работали 720 человек, на Твороговской — 850. По словам главы сельского поселения "Кабанское", фактический уровень безработицы в поселении составляет около 12 процентов.

"Как бывший начальник Управления сельского хозяйства, как сельхозник — 43 года проработал в сельском хозяйстве — считаю: для нашего района необходимо строительство новой птицефабрики . С новыми технологиями, современной техникой. Тем более при развитии туристических зон нужно будет обеспечивать туристов свежайшей птицеводческой продукцией — бройлерами, яйцом", — говорит Виталий Михайлович Коршунов.

В свое время у продукции птицефабрик был весьма широкий рынок сбыта. Утиное мясо из Кабанского района гремело на всю Сибирь. Возили в Иркутскую и Читинскую области, другие регионы. В некоторые годы мясо уток отсюда было самым дешевым в России. Курятина же шла на внутренний рынок Бурятии. В прежние времена птицеводство в Бурятии было поставлено так, что на каждого жителя производилось по одному яйцу в день. Кабанская птицефабрика работала с 1959 года. Твороговская заработала в 1973-м, отделившись от Кабанской.

Ныне Кабанский район порабощен курятиной со всего мира.

"Завозят все. Яйцо идет белореченское, красноярское, новосибирское... Мяса кур у нас своего нет. Шведские куры есть. Есть новосибирские, омские, красноярские, даже оренбургских видели. Вообще, человеку лучше питаться продуктами, произведенными там, где он живет. Это биологический закон. Цена курятины, которая у нас продается, — от ста рублей за килограмм. Ясно, что на местном производстве будет дешевле. С учетом транспортных услуг. Сколько стоит завезти из Подмосковья в Кабанск? Сколько стоит одна железная дорога! А наша продукция была бы всегда свежей. Еще Модогоев называл Кабанск "бурятской Украиной", — говорят местные жители.

Строительство новой птицефабрики дало бы толчок развитию — рабочие места, поступления в бюджет, уверенность в будущем, удержалась бы молодежь на селе. А в Бурятии появилось бы мощное перспективное предприятие.

В республике сейчас обсуждаются пути выхода региона из "куриного тупика". Об этом заставляет думать сама жизнь. Потому что бурятский рынок мяса домашних птиц объемом в миллиард рублей нельзя полностью отдавать на откуп привозным курам.

^