18.08.2010
Работа над имиджем республики медленно, но верно входит в число приоритетов Бурятии. Грядущий праздник 350-летия присоединения, туристическая зона, приезды высоких гостей делают свое дело. Начали у нас думать даже над брендом республики. Бурятские пропаганды дел мастера ломают голову над тем, что такое Бурятия и с какого бока ее надо подавать. Задача сложнейшая, так как республика умеет упустить все, что может.
Игрушек и оперы недостаточно

С трудом идет битва за то, чтоб Байкал начали ассоциировать в мире не с иркутским берегом, а с Бурятией. Бренд Чингисхана давно и крепко занят монголами. "Гэсэриада", как выдающийся эпос мира, перетягивается Китаем. Гунны сегодня тоже активно осваиваются Монголией. Не видно особых успехов в развитии бренда бурятских целебных источников. Из неких достижений, пожалуй, можно отметить феномен Нетленного тела Хамбо ламы Итигэлова, продвигаемого Буддийской Сангхой.

Говоря о национальном Сурхарбане или Сагаалгане, честно признаем: не дотягивает организация этих праздников до масштабов крупного явления, совсем не дотягивает. Бразильские карнавалы или аргентинское танго известны и раскручены в тысячу раз больше. Даже японский период любования цветущей сакурой в мире знают больше, чем какую-нибудь пору цветущего подснежника в Бурятии.

Европа знает, что такое суши и саке, но становится в тупик при слове "шарбин" и "архи". Года полтора назад в Улан-Удэ приезжал генеральный консул Республики Индия во Владивостоке Вивек Кумар. Его спросили, что знает обычный индиец о Бурятии. Он честно ответил, что рядовой индиец не знает о Бурятии ничего.

В последнее время многих заинтересовало некое экстрим-шоу, что осуществляют на Байкале глубоководные аппараты "Мир". Подводники проводят для известных персон экспедиции с погружением в глубины озера. Окунулся даже Путин. На этой неделе на озеро приезжал режиссер "Аватара" Кэмерон. Ходят сплетни, что в байкальскую пучину желает опуститься и Арнольд Шварценеггер. Однако данное шоу скоро закончится.

В преддверии начала работы туристско-рекреационной ОЭЗ и праздника 350-летия присоединения Бурятии к России немало говорят о том, чем все-таки может запомниться республика приехавшим туристам.

Чаще всего в коридорах власти говорят, что надо развить мощную сувенирную индустрию. И еще — лишить бурятские театры их летнего каникулярно-гастрольного периода. Для достижения последней цели труппы на время "высокого" турсезона — в теплое время года — могут перевести на обычный рабочий режим в стенах родных театров. Оба направления смотрятся предсказуемо.

Везде выпускают сувениры и работают театры. Конечно, это необходимо делать — и летний театральный сезон, и разные игрушки, подарочные национальные шапочки, колокольчики, поделки из дерева, картины, расписанные камни с побережья и прочие приколы для туристов. Только этого мало. И это банально. Надо нечто дополнительное, новое. Им является хорошо забытое старое.

Хорошо забытый опыт

Сегодня в Бурятии под печатной продукцией для туристского потребления стали понимать только туристические брошюры о достопримечательностях, буклеты и карты местности на великом и могучем английском языке. На худой конец, какой-нибудь эпизодически выходящий журнал.

В целом, стратегическое направление понятное. Больше того, разумное. С туристом надо разговаривать о Бурятии на понятном ему языке. Лучше всего — на его родном немецком, французском, японском... Но оперативно-тактическое исполнение не выдерживает никакой критики. Ибо говорить с зарубежным туристом надо не только со страниц рекламных листовок (а республика остановилась именно на таком примитиве), но и со страниц нормальных изданий.

Бурятия имеет определенный опыт такой популяризации себя в иных землях, так как в советское время это делалось.

Взять, к примеру, роман Цыденжапа Жимбиева "Год Огненной змеи". В советское время произведение бурятского писателя было переведено на целый ряд языков, разошлось по разным местам СССР и мира.

Под названием Zyden-shap Shimbijew "Das Jahr der Feurigen Schlange" произведение в 1977 году было отпечатано в ГДР для немецкого читателя. Для них специально пояснили, что Titel der burjatischen Originalusgabe Gal Mogoi shel.

На следующий год книга вышла в советской Молдавии (в издательстве "Картя Молдовеняскэ") на молдавском языке, тиражом 7000 экземпляров. Через четыре года в Тувинском книжном издательстве увидел в свет данный роман в переводе на тувинский язык. Аналогично эту книгу CydenZap Zymbijew Rok ognistego weza поляки издали у себя в 1980 году.

Другой роман Жимбиева был переведен с бурятского на калмыцкий и вышел в Калмыцком книжном издательстве. На языки народов СССР переводились многие писатели Бурятии. Но это опять же далеко до туристического продвижения, даже по советским меркам.

Самым известным произведением бурятской литературы, несомненно, является бестселлер Исая Калашникова "Жестокий век". Его перевели на множество языков мира. А ученые написали более 50 исследований на тему романа. Где сейчас американец-турист, приехавший в республику, сможет купить англоязычный "Жестокий век", украшенный иллюстрациями бурятских художников, и увезти на память в свой Нью-Йорк? Пожалуй, нигде.

Вряд ли в Бурятии появится англоязычная газета Turka times, нацеленная на иностранных туристов... Вряд ли в республике будут снабжать выпускаемые фильмы хотя бы одноголосым закадровым английским переводом на DVD. Да и, честно говоря, "Улан-Удэнская история" вряд ли сильно заинтересует иноязычного туриста.

Издание же книг и сборников в Бурятии вполне можно организовать. Для начала могли бы издать хотя бы сборник бурятских легенд и преданий на английском и немецком. На разные группы туристов: красочный подарочный вариант — для богатых и подешевле (вплоть до карманного) — для небогатых. Этническая экзотика на Западе, уставшем от глобализации и обезличивания, нынче в моде.

Почему бы, предположим, не издать на английском и немецком (в Германии, по неизвестной причине, очень интересуются Бурятией и к нам приезжает много немцев) книгу Виктории Алагуевой и Баяра Жигмытова "Золотая книга о бурятах"?

В русскоязычном варианте, который вышел в Республиканской типографиии в 2006 году тиражом 3 тысячи экземпляров, книга предназначена для читателей школьного возраста. В красочном издании рассказывается о бурятах, их тотемах, онгонах, шаманизме, традициях, народных играх, дается перевод некоторых бурятских имен, есть иллюстрированный рассказ о бурятском национальном мужском и женском костюмах и другом.

После небольшой переработки содержания "Золотая книга о бурятах" могла бы стать хитом продаж среди иностранцев и очень долговечным пиаром. Потому что, вернувшись во Франкфурт, турист-немец непременно покажет книгу своим родственникам и друзьям.

"Звезда кочевника" взошла в США

Пока же издание на языках мира печатной продукции, связанной с Бурятией, превратилось в дело случая.

В издательстве БНЦ СО РАН 10-тысячным тиражом издали в 2001 году путеводитель "Улан-Удэ: история и современность" (Ulan-ude: history and modern day). Или фотоальбом "Байкальский край — Бурятия моя" (Baikal land — my Buryatia) — вышел тиражом в тысячу экземпляров в 2004 году. Есть англоязычный буклет "Иволгинский дацан". Все обычно... Официозно, тяжеловесно, без азарта.

Самым заметным англоязычным изданием Бурятии обозримого прошлого стал альбом The Buryats: traditions and culture, попавший в федеральную целевую программу "Книгоиздание России". Издание отпечатали аж в Финляндии в 1995 году.

В 1996 году бурятский поэт Баир Дугаров выпустил в США на английском языке брошюру со своими стихами. Есть там и его известное стихотворение The Nomad…s Star ( "Звезда кочевника"). Средства были найдены за счет участия Агентства США по международному развитию (USAID). Американская брошюра была небольшой, невзрачной.

Тема требует внимания на уровне республиканской власти. Повод есть — на том же празднике "350-летия присоединения..." соберутся тысячи гостей, в том числе иностранцы. Туристические компании Бурятии, писатели, составители сборников вряд ли смогут решить этот вопрос самостоятельно. Они не смогут скоординироваться и самоорганизоваться. Например, Матвей Чойбонов, председатель Союза писателей Бурятии, понятно заявляет: "Все упирается в финансы. А наши финансы поют романсы". У других возможных заинтересованных лиц энтузиазма вряд ли больше.

^