18.08.2010
Трое ножниц, два ножа, топор и ружье стали орудиями убийства в руках ревнивого мужа из села Бортой Закаменского района. Расправившись с женой, мужчина пытался застрелиться, но выжил. Недавно суд вынес ему приговор — семь лет и четыре месяца колонии строгого режима.
Последнее Рождество

Это была обычная с виду молодая сельская семья. Муж работал скотником в местном СПК, жена была экономистом в администрации сельского поселения. В семье росли двое маленьких детей. Семейная идиллия разрушилась в рождественскую ночь.

Симонов давно ревновал жену к ее начальнику. Это чувство съедало его. Если жена задерживалась на работе, Симонову казалось: она у него. Вечером 7 января он с супругой пошел в гости к друзьям. Сам ушел с праздника раньше, а жену предупредил: если вернешься домой позже 12 часов ночи, разговор будет не из легких. Именно так и получилось.

Когда Алена вернулась, муж был на взводе. Что происходило между супругами в ту ночь, точно неизвестно. Тела обоих обнаружили только утром. Отец Алены заметил, что из трубы дома дочери не идет дым, обеспокоился. Решил сходить. Когда заглянул в окно, ужаснулся. Топором взломал замок на закрытой изнутри двери и вызвал "скорую" и милицию.

Приехавшая по вызову опергруппа обнаружила тело женщины на полу. Алена была вся в крови: на ее теле эксперты позже обнаружили не менее 24 ранений колюще-режущими предметами. Целый оружейный арсенал лежал рядом на полу. Запачканные кровью ножницы, ножи и топор были отправлены на экспертизу. Каким именно предметом или всеми вместе муж резал жену, установить не представилось возможным.

Когда жена от болевого шока потеряла сознание, Симонов бросился в подполье за нарезным оружием. Для верности выстрелил жене в спину, а потом и сам решил покончить с жизнью. Выстрелил себе в голову. Пуля прошла по касательной, но головной мозг был задет. Симонов успел дойти до кровати и упал без сознания.

Косит под невменяемого

После ранения он целый год находился на лечении. Производство по уголовному делу было приостановлено до выздоровления подозреваемого. Когда Симонов вышел из больницы, дело возобновили. Но произвести его опрос было затруднительно. Не помог даже переводчик с бурятского, которого следствие специально привлекло, чтобы установить контакт с Симоновым и выяснить обстоятельства дела.

Как только к подозреваемому приезжали из органов, он вдруг становился инвалидом. Говорить не мог, еле ходил, ничего не понимал и не помнил о произошедшем. Вместе с тем, у Симонова находились силы угрожать родителям погибшей жены. Все это время его малолетние дети жили у них. К счастью, гостили они у бабушки с дедушкой и в ночь убийства их матери. Когда следствию стало известно, что подозреваемый угрожает, что "убьет их, так же, как жену", подписку о невыезде суд отменил. Симонова взяли под стражу.

Подозреваемого отправили в Хабаровск на комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Республиканские врачи так и не смогли определить, был ли он в момент убийства вменяемым. Около трех месяцев Симонов находился на исследовании в стационаре. В итоге эксперты пришли к выводу: подозреваемый вменяем. Он отдавал отчет своим действиям, когда совершал преступление. И помнит, что произошло, потому может участвовать в следственных действиях.

— На суде Симонов полностью признал свою вину, — сообщил Николай Бондарев, и.о. руководителя Джидинского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по РБ. — Приговором Закаменского районного суда он был признан виновным в убийстве своей жены, а также в "Незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, и боеприпасов".

Имена изменены.

По материалам Джидинского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по РБ.

^