25.08.2010
На протяжении трех дней — с 16 по 18 августа — в Улан-Удэ можно было услышать живую музыку мира. В город приехали уникальные музыканты, увидеть и услышать которых хотят многие, но не у всех есть такая возможность. У нас же такая возможность появилась благодаря международному фестивалю "Голос кочевников".
Авторитет и известность

Для участия были приглашены музыканты из пяти стран. А во время подготовки фестиваля "Голос кочевников" подружился с популярным в Норвегии фестивалем Riddu-Riddu. В Улан-Удэ приехал директор Центра северных народов Хенри Ульсен и член Оргкомитета фестиваля продвижения коренных народов Норвегии Марина Ульсен. Так что наш фестиваль постепенно обрастает связями и авторитетом в музыкальном мире.

— Мы преследуем две простые цели: во-первых, все самое лучшее, интересное должно происходить здесь, в Улан-Удэ, — говорит Тимур Цыбиков, президент фестиваля, министр культуры РБ. — Во-вторых, мы стремимся к тому, чтобы как можно больше людей имело возможность познакомиться с культурой нашего народа. Думаю, фестиваль станет одной из точек притяжения туристов, меломанов, ценителей живой музыки и просто интересных людей со всего мира.

Фестиваль мировой музыки открылся выступлением Алдара Дашиева, исполнителя с уникальным даром. Летом этого года певец выступил на фестивале Riddu-Riddu в Норвегии и покорил публику мастерством и силой своего голоса. Европейцам казалось невероятным, что можно петь так долго на одном дыхании.

Гармония с природой

Первыми гостями на сцене были музыканты из брутальной группы Nomadic. Фолк-рок бэнд приехал из Внутренней Монголии. Группа молодая, образовалась в 2007 году. Молодые люди считают себя экспериментаторами. Но в то же время стремятся сохранить традиции и обычаи кочевой культуры и огорчены тем, как быстро она забывается.

Лидер группы — Хух Манд — сам пишет музыку. Хотя творчество — это коллективный процесс. В последнее время группа активно сотрудничает с Нар-Оую, которая известна в Бурятии как талантливая певица и композитор.

— Сейчас быстро развивается индустрия, архитектура, строятся фабрики, заводы, — говорит Нар-Оюу. — Как следствие, все более усугубляются экологические проблемы. А в основе кочевой культуры лежит гармония с природой, окружающим миром. У нас даже обувь была завернута так, чтобы не повредить землю.

Группа очень понравилась зрителям. Ребята выходили играть "на бис", их выступление сопровождалось овациями. Их стиль действительно необычен. Несмотря на выдержанность, в композиции добавлены и рэп, и рок, а порой даже клубная музыка.

Еще одна группа из Монголии, которая порадовала гостей на фестивале, — "Буртэ". В отличие от Nomadic группа имеет более чем 10-летнюю историю и 14 выпущенных альбомов. Группа позиционирует себя как "этно-джаз".

— Я всегда немного скептически отношусь к такого рода позиционированию, — делится Наталья Уланова, директор фестиваля. — Но когда я услышала, что "Буртэ" творят, я поняла, что это действительно джаз! Группа также известна своими саундтреками к фильмам. Например, к фильму-номинанту на "Оскар" — The Story of the Weeping Camel.

"Пение дьявола"

Первым "посланием" норвежского фестиваля Riddu-Riddu стал экспериментальный инди-фолк бэнд Adjagas, который выступил на нынешнем фестивале. Участники коллектива — саамы, северная народность, численность которой всего 600 тысяч человек. Саамы распространены в Финляндии и Норвегии. Adjagas — это саамское слово, описывающее состояние сознания в момент между сном и пробуждением.

Особенность саамского пения — это стиль йойк. Он сродни нашей медитации. Йойк — это музыка, которую нельзя сочинить: она приходит сама. Во сне, а может, и не во сне, когда угодно. И выражается посредством звуков, а не слов.

Солистка группы Сара Мариэль рассказывает, что первый йойк она услышала, когда ей было два года: "Петь йойки я начала с тех пор, как начала говорить. Йойки я слышала в детстве все время. Я их пела везде: дома, в машине".

В древней саамской религии, которой больше не существует, были церемониальные йойки. Они использовались во время священных действий, в чем есть некое сходство с бурятским шаманизмом. Йойки также использовались для общения с богами.

— Сейчас почти все саамы — христиане, — рассказывает Сара Мариэль. — Когда пришло христианство, саамам запретили петь йойки. И саамский народ начал верить в то, что йойк — это пение дьявола.

Группа Adjagas — традиционные йойкеры. Но на фестивале музыканты исполнили новые йойки, которые описывают саамскую жизнь. В песнях используются традиционные техники северных и южных саамов. И в то же время звучат современные музыкальные инструменты.

Главный бандурист мира

Джулиан Китасти — следующий уникум, который был найден для фестиваля, родился в Нью-Йорке. Композитор, бандурист, певец и флейтист — Китасти часто приглашают с лекциями во многие престижные университеты Америки и Европы. Джулиан неоднократно сочинял авангардную музыку для инструментальных ансамблей, хоров, театральных постановок и танцев.

На "Голосе кочевников" Джулиан выступил со своими давними друзьями из Бурятии — Баттувшином и Баттулгой. На сцене они продолжили музыкальный диалог, который они ведут практически с начала знакомства.

Джулиан Китасти завоевал сердца бурятских зрителей своим пусть и весьма скромным знанием бурятского языка. Музыкант, чтобы поприветствовать зрителей "Сайн байна", долго разучивал эту фразу.

Девушки в шапках

Когда на сцену вышла эта четверка, возникло ощущение, что в зал сейчас влетят черти и бесы. Украинский экспериментальный этно-хаус бэнд "Даха Браха" — очень стильные, как по содержанию, так и по внешнему виду. Один мужчина и три девушки в высоких черных украинских папахах и пышных свадебных платьях на сцене творят безумную смесь гуцульских песнопений и всего, что попадется им под руку. Музыканты не считают себя инструменталистами:

— Мы берем инструменты или любую вещь, которая попадается под руку, которая звучит, и выбиваем из них звуки и ритмы.

Для завершения образа им не хватало только метлы. Проект "Даха Браха" — это, конечно, высокий уровень мастерства владения музыкальными инструментами.

— Мы создавались как театральный проект, — рассказывают артисты "Даха Браха". — Делали саундтреки к спектаклям. Основной элемент внешнего вида группы — шапки девушек. Это уникальное явление, которое придумала актриса "Даха" Татьяна Василенко. Девушки в шапках — это наш бренд.

Оказывается, Владислав Троицкий, который придумал "Даху Браху", родился в Улан-Удэ. К сожалению, он не смог приехать, хотя очень хотел.

Движение — это свобода

Brazzaville Дэвида Брауна — группа, которую ждали, на мой взгляд, больше всего. Эксцентричный лидер группы поет о портовых городах, о девушках, о любви, о матери, поет о свободе. Своим мягким, стильным голосом и особой манерой исполнения он придал новое звучание песне Виктора Цоя "Звезда по имени Солнце".

Дэвид Браун летел в Бурятию 7 часов. И основным местом, где он смог побывать в нашей республике, была кровать. Музыкант жутко устал. Однако все же успел съездить на Байкал и сделал вывод, что там "красиво и холодно".

Дэвид Браун — удивительный музыкант. Он уверен, что музыку надо создавать для того, чтобы люди получали удовольствие. На сцене он много общался со зрителями, даже не особо владея русским языком. Порой заигрывал с публикой. Заставлял петь вместе с ним и вместе создавать музыку. На середине выступления даже взял свою сумку, сказал "Всем бай" и ушел... Оказалось, что он так шутит.

— Этот фестиваль мы организовали, чтобы в нашем городе началось движение по созданию проектов, экспериментов, — говорит Наталья Уланова. — Ведь кочевая культура — это движение. А движение — это свобода.

^