08.09.2010
В Улан-Удэ прошло межрегиональное совещание управлений миграционной службы Сибири, которое показало, что запретить иностранную рабочую силу в отдельной взятой Бурятии не получится.
Правительство республики давно провозгласило курс на замещение иностранной рабочей силы собственными кадрами. В итоге квоты за несколько лет с 40 тысяч гастарбайтеров в год сократились до полутора тысяч.

Курс неоднозначный и вызывающий много споров. С одной стороны, у нас своих безработных хватает, зачем нам иностранцев кормить? С другой стороны, качество доморощенной рабочей силы гораздо ниже, чем иностранной. Особенно это видно в строительстве. В Бурятии, например, нет и никогда не было рабочих, обученных технологии кирпично-монолитного домостроения (когда железобетонный каркас дома заливается на месте). И профессиональные образовательные учреждения республики не могут этому обучить — здесь учат технологиям, принятым еще при СССР и по которым нынешние застройщики работать не хотят.

Но, отбросив все сомнения, республиканская власть устами Александра Чепика объявила, что квоты для Бурятии на привлечение рабочей силы вскоре будут сведены к нулю. Кажется, мы единственный регион в стране, который пошел по этому пути. И именно поэтому эта политика не может быть реализована в полной мере.

Совещание управлений миграционной службы показало это в полной мере. Так, например, по данным Миграционной службы, с начала 2010 года в два раза увеличился поток туристов, въезжающих в Россию из Китая.

— Этих туристов мы отлавливаем сейчас на стройках, лесозаготовках, на рынках, в сельском хозяйстве, — пояснил заместитель директора Федеральной миграционной службы Анатолий Кузнецов.

По словам замдиректора Миграционной службы, проблема с лжетуристами возникла из-за бреши в российском законодательстве. Приглашения туристам, в отличие от трудовых мигрантов, выдают турфирмы, а не миграционщики. Особую головную боль для миграционной службы создают фирмы"однодневки", торгующие и приглашениями, и чистыми бланками, куда потом можно вписать любые данные.

Сам Александр Чепик отметил, что бизнесмены республики обходят республиканские установления довольно нехитрым способом. Попросту оформляют разрешения в других регионах с высокой квотой и привозят рабочих в Бурятию. Кроме того, облегчают игнорирование желаний республиканского правительства и последние нововведения в сфере миграционной политики. Например, введение трудовых патентов. С помощью этих документов любой житель Бурятии может легально нанять иностранца для выполнения различных работ. Раньше это делали юридические лица.

— Для Бурятии это угроза того, что в республику приедет больше иностранной рабочей силы, чем это предусмотрено, — отметил Александр Чепик.

У Бурятии немного рычагов влияния на ситуацию. Один канал ввоза гастарбайтеров — квоты — мы закрыли. Все другие, в соответствии с федеральным законодательством, продолжают работать.

Как отмечают в правительстве, целенаправленная политика по сокращению квот позволила трудоустроить около 35 тысяч жителей Бурятии. Точность цифры вызывает, конечно, сомнения. Особенно при сопоставлении с другой: в 2010 году, по данным с января по июль, Бурятия заняла четвертое место в Сибири по числу въезжающих иностранцев — свыше 78 тысяч человек.

На стройках действительно стало меньше иностранцев и больше наших соотечественников. Но вот насколько? Бизнес быстро переориентировался и нашел массу других законных способов ввезти более выгодную ему иностранную рабочую силу. И поделать с этим мы почти ничего не сможем.

^