22.09.2010
На прошлой неделе в Бурятии произошел довольно редкий случай — фермер отстоял свое право на возмещение ущерба страховой компанией за погубленный непогодой урожай. Как правило, страховщики ничего не платят крестьянам, это тормозило процесс развития агробизнеса в Бурятии.
Учитывать риски

Спор возник из-за того, что Владимир Будаев ведет свой сельхозбизнес грамотно, весьма по-современному. Просчитывает возможные угрозы своему аграрному направлению, предпринимает шаги по уменьшению размера потенциального ущерба. В зоне рискованного земледелия, к которой относится вся территория республики, жить надо именно так — с умом, с трезвым расчетом.

В прошлом году селенгинский фермер решил застраховать урожай. В середине апреля 2009 года индивидуальный предприниматель и страховщик заключили между собой договор страхования урожая сельскохозяйственных культур. Объектом страхования являлись имущественные интересы, связанные с риском утраты урожая сельскохозяйственных культур — картофеля, свеклы, моркови, которые выращивал фермер.

Под этот риск попали опасные для сельского производства гидрометеорологические явления и события. В приложении к договору стороны согласовали даже критерии опасных для сельскохозяйственного производства погодных явлений. Среди них оказались и заморозки. И надо было такому случиться, что через два месяца после подписания как раз и случились заморозки.

Страховщики отрицали очевидное

Специалисты зарегистрировали выпадение осадков в виде ливневого мокрого снега с установлением временного снежного покрова, высотой 1 см, со степенью покрытия 10 баллов (сплошное покрытие). На поверхности снега минимальная температура была минус 1 градус по Цельсию, а в воздухе 0,2 градуса по Цельсию. Поэтому сам факт заморозков оспаривать никто не отважился...

Впоследствии фермер написал в страховую компанию заявление о наступлении страхового случая.

Вскоре на поля Владимира Будаева прибыли посланцы страховой компании. В итоге был составлен акт, установивший, что сельхознасаждения повреждены ночными заморозками на этапе активной вегетации растений. Фермер ждал компенсации. Однако компания решила ее не выплачивать. Свое решение страховщик мотивировал тем, что урожай погиб не от заморозков, а по не включенным в договор страхования причинам.

Истец-сельчанин потребовал взыскать с ответчика порядка 2 млн 160 тыс. рублей — страховое возмещение в связи с недополучением урожая моркови, свеклы, картофеля. А также компенсировать средства, затраченные им на адвоката. Страховая компания иск не признала.

8 месяцев споров

Представитель страховщиков продолжал настаивать в зале Арбитражного суда на том, что "истец уведомил страховщика о страховом случае с нарушением срока, не доказал факт наступления страхового случая и утраты урожая". "Фермерско-страховое" дело растянулось на 8 месяцев и 3 дня.

При рассмотрении дела судья даже назначила агротехническую экспертизу. Эксперт установил, что снижение урожайности картофеля, свеклы и моркови связано с комплексом факторов, в том числе поздними заморозками — в результате заморозков с 18 на 19 июня 2009 года наблюдалось частичное повреждение растений.

Суд пришел к выводу, что страховой случай в прошлом году у фермера все-таки наступил. Для справедливости — ведь урожай сгинул не полностью, сельчанин все же собрал маленький урожай — она вычла фактически полученные корнеплоды. В итоге было принято решение взыскать с ответчика с пользу фермера-истца сумму, которая как раз совпала с запрошенной им, — около 2 миллионов рублей. Ну и, конечно, расходы на адвоката тоже. Иск удовлетворен полностью. Правда, страховая компании уже подала апелляцию.

Растет правосознание

Однако независимо от решения, которое примет вышестоящий суд, надо отметить радостный факт. Уровень правового сознания предпринимателей республики растет.

Они уже не так сильно, как раньше, боятся связываться с "сильными мира сего" — крупными компаниями федерального масштаба, громкими именами и т.д. Наоборот, как мы видим, если предприниматель считает, что его права ущемлены, он решительно идет в Арбитражный суд, чтобы доказать свою позицию. Если так будут поступать все фермеры, риски агробизнеса в Бурятии снизятся.

Засуха лета 2010 года, кстати, еще раз напомнила аграриям, что жизнь может подкинуть очень неприятные сюрпризы. Многие сельхозпроизводители Бурятии пострадали от засухи, понесли экономический ущерб, стали ждать помощи из бюджета, компенсации за сгоревший под палящим солнцем урожай. Если бы их урожай был застрахован, возможно, и помощь государства не понадобилась бы.

^