06.10.2010
Согласно судебному приговору, жительница Улан-Удэ Наталья Цыганкова является "матерью, убившей своего новорожденного ребенка". В 2004 году ее приговорили к 8 годам лишения свободы, а через 5 лет за хорошее поведение выпустили досрочно. Но наказанную законом и самой жизнью женщину государство не желает оставить в покое - требует заплатить алименты в 150 тысяч рублей.
Случайная смерть

Статья 105 часть вторая — именно по этой статье ей был оглашен приговор в 2004 году "убийство малолетнего ребенка". О произошедшем Наталья вспоминает нехотя и клянется, что в случившемся не виновна. Зимой 2004 года она возвращалась домой из роддома с ребенком, которому было лишь несколько дней, на руках. Встречать ее было некому: мать — инвалид, мужа не было. Денег на дорогу тоже не было.

— Я пошла пешком из 47-го квартала до Ключевской улицы, где проживала. На одной из улиц, уже подходя к дому, я поскользнулась и упала вместе с ребенком на асфальт, — рассказывает Наталья.

По словам Натальи, одного удара от падения хватило для новорожденной девочки, чтобы та умерла на месте. Женщина пришла домой со свертком, в котором жизнь уже не теплилась. Вызванная "скорая помощь" уже ничем не смогла помочь малютке. Врачи только вызвали милицию, тело ребенка увезли в морг.

— Видит бог, я это сделала не специально! — уверяет Наталья. - - Но меня сразу начали обвинять в убийстве. Меня лишили родительских прав на первого ребенка — дочь Яну. Ее поместили в детский дом. Мне и без того было тяжело, а тут такое!

Нашли адвоката, который пообещал: он сделает так, что ей присудят только условный срок. По его словам выходило, что дело выигрышное. Но средств на оплату его услуг не нашлось. Впрочем, как говорит Наталья, дело даже не в деньгах.

"Я все равно виновата"

— Я не стала ни с кем спорить. Согласилась со всеми предъявленными обвинениями. Ведь, как ни крути, я все равно виновата в случившемся, хоть это и была роковая случайность. Я тогда посчитала, что хоть так искуплю вину свою перед своей девочкой, — говорит Наталья Цыганкова.

Женщина уже искупила вину, пройдя и через законное наказание, и через жизненные трудности. Сломана жизнь не только у нее самой, но и ни в чем неповинной старшей дочери, которая стала сиротой при живой матери. Сейчас она живет в детском доме в Малом Куналее.

Через 5 лет Наталью освободили условно-досрочно. Однако встретили в Улан-Удэ ее неласково — приставы требуют погасить долги на сумму в 150 тысяч рублей. Оказалось, что за время нахождения Натальи в местах лишения свободы, детский дом, в котором содержалась все это время ее дочь, подал на нее в суд и выиграл дело об алиментах, которые и присудили заключенной.

— Я работала там в столовой техработником. Пятьсот рублей зарабатывала, и то нам не давали денег на руки, мы их отоваривали в магазине, — говорит Наталья. - Как я могла платить алименты?

Все пять лет, которые Наталья отсидела в колонии в Иркутске, родные считали ее умершей. В Улан-Удэ прошел слух, что сокамерницы до смерти забили ее до смерти за "позорную статью" - - убийство ребенка. В общем, это было недалеко от истины: И эти испытания, и те пять лет, которые пришлось провести в местах лишения свободы, теперь Наталья вспоминает с ужасом. Но тогда все, что ей выпало на долю, она посчитала тяжким испытанием, с которым нужно смириться.

Мечтала начать все заново

В заточении Наталья мечтала, что, выйдя на свободу, начнет новую жизнь: встретится, наконец, со своей дочерью, устроится на работу. Не передать той радости, которую испытала дочь Натальи, Яна, когда узнала о том, что на самом деле ее мать жива и здорова. Ведь и до нее дошли слухи о том, что мать убили сокамерницы. Наталья до сих пор со слезами вспоминает свой первый разговор с дочерью по телефону. Теперь девочка пишет письма маме. В каждом послании — крик души и только одна мольба: "Мама, забери меня отсюда!".

— Как я могу ее забрать, если у меня сейчас нет ни жилья, не средств к существованию? Пока что я не имею на это права, — с горечью говорит Наталья.

Квартира, в которой она когда-то проживала с матерью, оказалась отключена от всех коммунальных услуг из-за долгов, увидеться с дочкой пока не представляется возможным, а приставы регулярно требуют с нее уплаты баснословных денег. Выйдя на свободу, Наталья оказалась без жилья, без средств к существованию, без дочери.

Спас женщину 70-летний отчим. Он пригласил ее жить в свою квартиру, дал все необходимое для жизни. Почти сразу Наталья устроилась на работу. Правда, зарплата не ахти какая — около пяти тысяч рублей. Но и такому заработку можно было порадоваться, если б не те долги, которые постоянно истребуют с женщины.

— Я приставам говорю, что я согласна платить, но не такую же сумму! Откуда у меня такие средства? Но мне сказали, что уже с октября 50% от моей зарплаты будут списывать как уплату долга. А на что мне жить тогда?

Вернуться в жизнь

Приставы посоветовали Наталье послать запрос в Иркутск, в колонию, для того чтобы оттуда пришли документы о том, какие у нее были доходы в течение пяти лет. Если зарплата и вправду была мизерной, сумму долга обещали пересчитать. Однако уже 4 месяца как ответа нет. А раз нет ответа, то деньги начнут взыскивать.

Каждый месяц в определенное время Наталья ходит отмечаться к участковому, и эту процедуру ей предстоит делать еще 2,5 года. Только после этого она станет действительно полноценным членом общества. А пока она хочет только одного — человеческого отношения к себе.

Леонид Кошелев, 70-летний отчим Натальи, — единственный человек, который с пониманием относится ко всему, что происходит с Натальей. Всеми силами он пытается помочь своей подопечной:

— Она не научилась в тюрьме вредным привычкам, блатным манерам, то есть осталась таким же человеком, которым и была когда-то. То, что случилось — то случилось. Но нельзя же так к людям относиться! Должна же быть правда какая-то! А с ней обращаются как? Говорят, иди, работай тогда дворником еще. Не пойдешь — посадим. Вокруг безразличие. Больно смотреть на нее, — сокрушается пенсионер.

^