10.11.2010
Кредитный потребительский кооператив граждан "Департамент вкладов и займов" был объявлен банкротом еще в начале 2010 года. А чуть позже было возбуждено уголовное дело по статье "Мошенничество в особо крупном размере". За прошедшее время, однако, деньги вкладчикам вернуть не удалось. И надежды на возврат тают с каждым днем. Поэтому вкладчики решили обратиться за помощью к государству.
Куда ушли деньги?

— Государство не контролировало эту организацию, в которой в числе учредителей был представитель Народного Хурала, и оно должно нести ответственность. Пусть выплатит деньги вкладчикам, а затем призывает к ответу виновников этой аферы и возвращает деньги с них, - говорит пенсионерка Людмила Плюснина, вложившая в "Департамент" 350 тысяч рублей.

В общей сложности, около 800 вкладчиков принесли в "Департамент" свыше 110 миллионов рублей. Больше половины этой суммы ушло в другой кредитный кооператив, но действовавший на территории всей России — "Региональный сберегательный центр". Этот кооператив занял у улан-удэнского "Департамента" свыше 70 миллионов рублей. 49 из них "вернул" в виде 50% акций неработающего юридического лица ООО "Энергомакс", которые не стоят ничего. Остальное так и остался должен. Однако, как говорится в отчете арбитражного управляющего "Департамента", взять с "Регионального сберегательного центра" нечего, долг безнадежный. Безнадежными являются практически все розданные "Департаментом" кредиты.

В ходе проверки деятельности "Департамента" выяснился любопытный факт — резервного и страхового фонда у организации не было. Хотя каждому клиенту предоставлялась информация о том, что такой фонд существует. Именно на эту удочку и попалась пенсионерка Людмила Плюснина:

— Согласно закону при таких организациях должен создаваться резервный и страховой фонд. Деньги должны отдаваться под какой-то залог. Когда я пришла заключать договор, мне все это показали, рассказали — номер закона, Устав. Объяснили, мол, у "Департамента" занимают деньги под хороший залог. И страхуют все вклады.

Впоследствии оказалось, что ни залогов, ни страховок не было. Как говорят теперь в МВД по РБ, такое нарушение подходит под статью 159 часть 4 — "Мошенничество в особо крупных размерах". Но в тот момент об этом никто не догадывался. Внимательно изучив договор, удостоверившись в том, что все вроде бы по закону, Людмила Тимофеевна, как и сотни других пенсионеров, доверила "Департаменту" свои последние сбережения.

Роль депутата

Вкладчики понимают, что государство не несет юридической .b"%bab"%—.ab( за действия мошенников. Поэтому они не требуют, а просят государство вмешаться.

— Должна быть моральная ответственность. Политическое решение. Ведь во всем этом участвовал депутат Хурала, член партии "Единая Россия", — говорит Людмила Плюснина.

Речь идет о депутате Федоре Чебунине, который вместе с некоторыми членами его семьи был в числе первых членов "Департамента", а его дочь, согласно протоколу первого собрания, являлась инициатором создания кооператива. Сам Федор Чебунин свою причастность к руководству Департамента опровергает, называя себя рядовым членом кооператива:

— Тут много неясного и путаного, в СМИ подана неверная информация. Я был в составе членов кооператива. Пользовался теми же правами, но был одним из первых членов. Но налоговая внесла меня в учредители. Нарушила свою инструкцию: туда ведь только члены правления вносились. От этого и пошло все плясать. Если проще — не причастен, не был, не воровал, не брал, не присваивал, — говорит Федор Иванович.

За судьбой обанкротившегося кооператива депутат продолжает следить:

— Слежу за тем, как разворачиваются события. Но там безутешная картина. Создали имидж такой, что теперь то имущество, которое есть, на него сейчас, конечно, будут сбивать цену. Деталей я не знаю. Я не могу вторгаться в процесс, который регулируется законодательством. Там есть процедура банкротства, есть уголовное дело и так далее.

Тем не менее, называть "Департамент" финансовой пирамидой Федор Чебунин считает неправильным. По его мнению, крах кооператива, скорее всего, произошел непреднамеренно:

— Были ошибки управления в период кризиса. Пресса ситуацию подогрела. Вспомните ситуацию с "Байкалбанком", тоже чуть не разорили банк. Там комплекс причин. Надо детально разбираться. Называть это пирамидой тоже неправильно. Все это в рамках закона создано было и действовало, а потом пошло-поехало. После того как кризис объявили, начались судорожные движения разные. Коммерсанты приостановили выплату долгов. Ведь все зависит от чего? Получил — выдал, получил — выдал. А если берут и не отдают, все рушится. Я думаю, преднамеренных действий не было, — считает Федор Иванович.

Государство умывает руки

Вкладчики обращались за помощью и к Федору Чебунину, и к председателю Хурала Матвею Гершевичу, и к президенту Бурятии Вячеславу Наговицыну. Ответ был один: "Мы ничего не можем сделать".

В то же время арбитражный управляющий в своем отчете вынес вердикт — вернуть (и то с большим трудом) получится лишь порядка 12 миллионов рублей. Именно столько составляет обеспеченная залогом дебиторская задолженность перед кооперативом. Вкладчики оказались в ситуации, когда на каждый рубль их сбережений им в лучшем случае вернут 10 копеек.

В свою очередь, уголовное дело по факту мошенничества расследуется крайне медленными темпами. Следователи объясняют это большим количеством потерпевших, а также сложным характером дела. Кроме того, дела об обанкротившихся кооперативах по всей стране сейчас пытаются свести в единое производство. Ведь в аналогичной ситуации оказались и тысячи других вкладчиков Красноярска, Иркутска, Читы, Ангарска. Возможно, и там деньги ушли, например, в КПК "Региональный сберегательный центр", соответственно, главные подозреваемые во всех случаях одни и те же. Вкладчикам Бурятии от этого ничуть не легче.

— Нам сказали, что все 20 томов документов, относящихся к нашему делу, были переданы в Сибирский федеральный округ, где были объединены в общее дело с идентичными делами других регионов. Теперь этим занимается центральное Следственное управление СФО. Похоже, что этот клубок распутают не скоро, — сетуют обманутые вкладчики.

Действительно, обвинение до сих пор никому предъявлено не было, в чьих карманах осели украденные миллионы, так и остается неизвестным.

^