28.07.2004
Эти слова говорила маленькая Аня Черепанова, до недавнего времени проживавшая в поселке Силикатный. Пьяная мать жестоко избивала дочь, однажды выгнала голой в коридор, где та простояла всю ночь. И это далеко не единственный случай из кошмарной жизни семилетней девочки. Если бы не вмешательство соседей и милиции, девочка, скорее всего, погибла бы. Или от голода, или от рук своей горе-матери. Семилетняя девочка самостоятельно расписалась на милицейском протоколе, где описала все ужасы совместного проживания с человеком, который ее родил.
Я вся такая пьяная
Еще в 1996 году двадцатипятилетний Алексей Степанов и семнадцатилетняя Ирина Черепанова стали жить в гражданском браке. Парень работал в Медведчиково на пилораме, девушка, ссылаясь на молодость, полезным трудом не занималась. Через год у них родилась дочь Аня. В 1999 году, через два года, семья пополнилась сыном Павликом. Казалось бы, что еще нужно людям для счастья — живи да радуйся. Но не тут-то было. Молодую Ирину как с цепи сорвало, стала по-черному беленькую заливать. Чем дальше, тем больше. В пьяном угаре женщина запросто могла побить детей, чем она часто злоупотребляла. Потом Аня и Паша стали получать от мамаши в редкие дни трезвости. Главное — ни за что. Пройдет направо — тумак отвесит, налево — оплеуху даст. А рука у мамаши была тяжелой: она до того, как опустилась на дно, была разрядницей по лыжам. В пьяных драках туго приходилось бывалым мужикам, а уж детям и подавно. Как говорилось выше, семья жила в Силикатном, в рабочем общежитии. Быть может, этот факт тоже сыграл свою негативную роль в духовном падении молодой мамы. Беда в том, что в этом доме обитает множество пьяных безработных, которые "катанкой" отмечают каждый день недели. Решила не отставать от них и Черепанова Ирина. В обильных попойках и погоне за дежурной бутылкой она могла на несколько дней исчезнуть из дома, оставив детей одних. Однажды в 1999 году она, плюнув на все, уехала в родной Ангарск. А Павлику тогда было всего четыре месяца от роду. После этого жуткого случая Алексей, забрав сына, ушел жить к своей матери на Бурвод.
Так есть хочется, что переночевать негде
Аня, которой по документам единственным родным человеком приходилась так называемая мама, в одиночестве продолжила адскую жизнь на Силикатном. Она ходила грязной и голодной по общежитию, выпрашивая себе на пропитание. Говорить о книгах, игрушках, одежде и предметах личной гигиены просто неуместно. Мамаша, накачанная "катанкой", не забывала о своих каждодневных "обязанностях" унижать и избивать несчастную девочку, за которую заступались даже ее собутыльники. Когда Анюте исполнилось шесть лет, мамаша Черепанова даже не вспомнила о том, что девочка должна пойти в школу. Хотя школа стоит буквально в двух шагах от пьянствующей общаги. Одиноко слоняющуюся девочку заметила учительница, которая и привела ее в класс . Аня, выросшая в таких нечеловеческих условиях, оказалась на редкость сообразительной. Она быстро догнала по школьной программе своих сверстников, научилась читать и писать, хотя где и когда ей было уроки делать... В школу Аня часто приходила с царапинами, синяками и порезами. На вопросы учительницы об их происхождении она неизменно отвечала: "Мама". Относительно спокойными для первоклассницы выдались полтора осенних месяца в прошлом году, когда Черепанова-старшая укатила в Багдарин. Аня осталась одна. Кормили ее соседи. Отец, к тому времени живший с Павликом отдельно, взял дочь к себе. По приезду из северного поселка Черепанова забрала девочку обратно. Аня Черепанова родилась, по иронии судьбы, первого апреля. На седьмой день рождения к ней с подарками приехали папа, бабушка, папин брат Женя и Павлик. Подойдя к двери комнаты, они увидели плачущую Аню. Оказалось, что мать, в очередной раз перекрывшись суррогатом, спит. Закрытую дверь пришлось выбивать. Войдя таким образом в комнату, они накрыли стол, сели поздравлять Аню. Именинница в кои-то веки поела досыта. Пьяная мамка, еле принявшая вертикальное положение, и в этот день не упустила случай обидеть дочь — ударила по лицу. Дело могло бы быть хуже, не вступись родные. Неизвестно, почему они раньше не забрали Аню к себе. Говорят, что не единожды пытались сделать это, но Черепанова-старшая со скандалами отбивала дочь. Делала она это вовсе не из материнской заботы, об этом говорить просто смешно. Дело в том, что на детей она получала пособия, которых могла бы лишиться. А для нее это означало остаться без стабильных доходов на постоянные пьянки.
Финита ля трагедия
Оставшаяся после празднования дня рождения с матерью Аня стойко продолжала выносить побои. Не будем описывать, как это происходило. Просто скажем, что они продолжались довольно долго. Терпению соседей, которые каждый день оказывались свидетелями жестокости родительницы, пришел конец в мае этого года. Компанию Черепановой тогда составили два местных алкаша. Посреди ночи, разбудив пинками Аню, мать стала требовать от нее деньги и ключи, которые сама где-то потеряла. "Вина" девочки заключалась в том, что она не заметила, куда родительница дела их. В пьяном буйстве Черепанова разбила последнюю посуду, заставила дочь собирать осколки тарелок и рюмок, придавая ускорение пинками и ремнем. Апофеозом "родительского" гнева стал тот факт, что @ня в плавках и тапочках оказалась в холодном коридоре, где она простояла всю ночь. Рано утром ее увидела соседка, которая накормила продрогшую девочку и уложила спать. Терпению соседей и коменданта общежития пришел конец — они позвонили в милицию. Теперь Аня Черепанова живет с отцом, бабушкой и братишкой Павликом на Бурводе и не хочет вспоминать о прошлой жизни. Как отмечает бабушка, у внучки все еще сохраняется страх перед взрослыми, заметно, что она пытается угодить всем, чтобы ей не попало. Мать девочки суд лишил родительских прав.
^