24.11.2010
Маленький Саша родился в положенные сроки абсолютно здоровым. Долгожданного сына вместе с мамой выписали из роддома, как положено, на четвертые сутки. До трех месяцев маленький Саша ничем не болел и только радовал родителей своими ежедневными достижениями. В медицинской карте малыша знакомые всем родителям фразы: "активный, улыбается, пытается держать головку, рефлексы в норме, фиксирует взгляд, начал гулить".
Роковой день

Однако в марте 2010 года все изменилось. Началось все, по словам Инны Набоковой, мамы малыша, с того, что ребенку поставили плановые прививки АКДС. Через два дня после вакцинирования мальчика в тяжелейшем состоянии увезли в реанимацию. Спасти младенца удалось, но вот будет ли его дальнейшая жизнь полноценной — за это теперь не ручается ни один врач.

— 20 марта в поликлинике нам сообщили, что нужно срочно ставить прививки. У нас взяли анализы, мы прошли педиатра, невропатолога. В этот же день, не дожидаясь результатов анализов, нам поставили прививки. Сразу три за один раз, — рассказывает Инна Набокова.

Вечером у малыша поднялась температура. Мама, предупрежденная о том, что такая реакция возможна, дала ребенку жаропонижающее. Температура прошла. Однако уже через двое суток с ребенком начало происходить нечто невообразимое:

— Он стал кричать, как резаный, побледнел, потом даже посинел от крика. Видно было, что ему очень больно. Снова температура — около 38.

Приехавшие по вызову врачи "скорой помощи" заявили, что ничего страшного нет. Нужно дать жаропонижающее средство. Но вечером все стало еще хуже. Начались судороги.

— Одна часть лица в одну сторону, другая — в другую. Все тело неестественно выгибалось от спазмов, он громко кричал. Это было страшно, — вспоминает Инна.

Приехавший педиатр напугал маму еще больше.

— Она сказала, что ребенок и ночи не проживет — "подозрения на серозный менингит", — говорит мама Саши.

Конкретного диагноза не было

Ребенка на "скорой" увезли в инфекционную больницу, затем перенаправили в детскую городскую клиническую больницу на Модогоева, в отделение реанимации. Точный диагноз врачи поставить сразу не могли.

— Нам говорили, что это то серозный менингит, то нейроинфекция, то демиелинизирующий панэнцефалит. Вроде понятно, что не так что-то с головой, а вот что конкретно, никто сказать не мог. То, что заболевание могло быть вызвано прививками, все отрицали, — говорит Инна Набокова.

Только через четыре дня ребенок стал открывать глаза и подавать признаки жизни. А врачи тем временем пытались сделать точный диагноз:

— Говорили и о том, что, возможно, коклюшный элемент из прививки мог повлиять так, ведь он полностью парализует нервную систему, головной мозг. Потом сказали, что все из-за того, что я при беременности была носителем вируса герпеса, который от меня перешел к нему и вызвал такое состояние, — рассказывает Инна.

У ребенка был выявлен вторичный иммунодефицит. Из-за чего снова появилась версия о прививках. Медики объясняли растерянной маме, что вероятна и такая ситуация: пока слабый иммунитет боролся с прививкой, вирус герпеса выбрался наружу, попал в головной мозг и сделал свое страшное дело.

— Если у него был вирус герпеса, почему ни в одних анализах его не обнаружили, мы ж сдавали их по несколько раз. Более того, я съездила на обследование в Иркутск, сдала анализы на ПЦР — отрицательный результат. Вообще в организме нет ни антител, ни самого вируса, — говорит Инна Набокова.

Врачи готовят к худшему

После выписки из больницы ребенок вернулся домой совсем другим. У Саши появились серьезные проблемы со зрением, слухом, моторикой. Периодически бывают судороги, боль от которых родители хотя бы частично пытаются убрать, сжимая ребенка обеими руками. Теперь фокусировать взгляд Саша больше не может, так же как и держать головку. Часто плачет и плохо спит. Врачи стараются не обнадеживать, говоря о том, что теперь ребенок вряд ли будет жить полноценной жизнью, потому как клетки мозга будут постепенно отмирать. Недавно ребенку оформили инвалидность.

В ноябре в ответ на обращение в министерство здравоохранения Инне Набоковой пришел ответ, в котором сделано заключение об отсутствии связи заболевания ребенка с вакцинацией. При личной встрече с министром последний даже сообщил, что по этому поводу была проведена экспертиза вакцины, показавшая, что она была качественной. Вот только результаты этой экспертизы на руки семье Набоковых так никто и не выдал. "Вероятно, имел место вирусный менингоэнцефалит, протекавший на фоне вторичного иммунодефицита", — написано в официальном ответе министерства здравоохранения.

— То есть они даже сами не знают точного диагноза, раз говорят "вероятно"! — возмущаются Набоковы.

И все-таки родители мальчика остались при своем мнении — именно прививки повлияли на то, что ребенок стал инвалидом. А вернее тот факт, что, скорее всего, их ребенку они были противопоказаны.

Прививки идут на пользу всем?

Педиатры считают иммунизацию ребенка основой его здоровой жизни в дальнейшем, вакцинация остается самым действенным средством предотвращения опасных детских заболеваний. Но всем ли детям они показаны? Почему маленькому Саше прививки поставили, даже не дожидаясь результатов предварительных анализов, а консультация невропатолога перед вакцинацией была лишь для галочки?

Инна Набокова нашла в медицинских книгах информацию о том, что дети, иммунная система которых ослаблена, не должны проходить вакцинацию тривакциной против кори, эпидемического паротита и коревой краснухи или вакциной против ветрянки, поскольку компоненты живого вируса могут вызвать у них непредсказуемые последствия.

— Мне кажется, эта прививка ребенка с ослабленным иммунитетом сделала свое дело. Нужно было перед прививкой выявить иммунодефицит и потом уж решать, ставить или нет прививку. А может быть, нужно было их ставить хотя бы по одной, а не сразу три за один раз? — предполагает Инна.

Спасти ребенка

Как бы то ни было, сейчас Набоковы не хотят ни спорить, ни судиться с врачами. Несмотря ни на что, они надеются, что Саша выздоровеет. И ждут обещанной помощи от министерства здравоохранения:

— Нам обещали, что направят нас на лечение в московскую клинику, но время идет, а мы все не лечимся. А ведь счет идет на минуты! — опасаются родители мальчика.

Вопреки всем прогнозам мама Саши уверена: прогресс есть. Ребенок стал ее узнавать, реагировать на интонации в голосе, пытается переворачиваться. У малыша появляется аппетит и нормализовался сон. Судороги стали реже. Теперь главное — не упустить момент, а взяться за лечение всерьез, причем как можно скорее.

^