01.12.2010
В сентябре этого года на одной из чабанских стоянок близ села Белоозерск Джидинского района был обнаружен труп 20-летнего парня. О страшной находке в милицию сообщил управляющий отарой.
Присутствующие на стоянке рабочие первоначально рассказали, что между погибшим и их товарищем вечером вспыхнула драка, в ходе которой один насмерть забил другого. По факту смерти рабочего возбудили уголовное дело по статье "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего". Но в ходе следствия выяснилось, что обоюдной драки, по сути, не было — было целенаправленное избиение одного рабочего другим, т.е. убийство.

В тот вечер на стоянке употребляли спиртное четверо рабочих. Двое начали ругаться. Пьяных парней друзья выгнали на улицу разбираться, "чтобы не поломали в домике мебель". Парни повозились на земле и успокоились. Дальнейшие события рассказал очевидец драки. Когда он выходил на улицу, потерпевший, будучи сильно пьяным, лежал на земле, на нем сидел подозреваемый и бил его до тех пор, пока тот не потерял сознание.

Очевидец попытался успокоить агрессивного коллегу, но тот грозно бросил ему, чтобы не вмешивался — "иначе будет хуже". Свидетель спрятался за угол, а когда через полминуты глянул на парней, то увидел, что подозреваемый сидит с кирпичом в руке на потерпевшем и плачет: "Я его убил!".

Следствию очевидец пояснил, что при этом потерпевший лежал в том же положении, а значит, все еще был без сознания. Подозреваемый же настаивал, что погибший пытался его задушить, а он нащупал на земле кирпич и в целях самообороны ударил парня по голове.

— Но экспертиза показала — никакой самообороны не было: на теле подозреваемого был зафиксирован всего один синяк, на трупе — порядка 25—27 телесных повреждений, — сообщил руководитель Джидинского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по РБ Константин Баженов.

При предъявлении доказательств, подозреваемый признался, что никто его не душил, и согласился с обвинением в убийстве.

Погибший парень не имел постоянного места жительства. В детстве он потерял мать, отец отказался от него. Он жил то в одной, то в другой семье. Став совершеннолетним, кочевал с места на место, как перекати-поле.

^