29.12.2010
Нас миновали катастрофы лесных пожарищ, а засуха вышла не такой уж и страшной, как в остальной стране. Юмористическое поползновение Ледового городка вширь по центру Улан-Удэ даже в сравнение не идет со стихийной закаткой в лед всей Москвы в последние дни уходящего года. Каждый новый катаклизм воспринимался в Бурятии с мыслью: "а нас — пронесло", так весь год и прожили.
Дороги починят, сволочи

Существование Бурятии в составе России в уходящем году привело внутри республики к неожиданному результату. На некие деньги строят сразу несколько десятков объектов — детсады, школы, театры, стадионы. И даже пытаются делать дороги, что является для республики вопиющим случаем.

Понимая неподготовленность местного населения к хорошим дорогам, с таким недоразумением пытаются бороться, в частности, на трассе Улан-Удэ — Курумкан. Но, похоже, боязнь перед миллионами недовольных туристов возьмет свое и Бурятию лишат одного из вековых брендов — отсутствия дорог на Байкал. Очень странно, что по этому поводу молчат экологи.

Потому как на турзоне в Турке можно строить хоть отели, хоть космодромы, но если туда начнут ездить туристы, то Байкал будет как Турция и Египет (только холодный). А местное население не привыкло жить при таких нагрузках. Если пропорция превысит один приезжий турист на сто местных, то это будет засчитано как оккупация.

Кто во всем виноват

Следуя законам шоу-бизнеса, в тихой Бурятии должны были появляться громкие политические скандалы. И иногда публике кидались развлечения типа "РАЛИК-шоу" или "Что-где-когда провинился Чепик".

Новые проекты собрали неплохие рейтинги на площади Советов и в узком сегменте зрителей, хоть немного понимавших, о чем идет речь. Но в результате большая часть населения Бурятии все-таки узнала, что в мире существует зампред по экономике Александр Чепик. И он, как в свое время Чубайс, виноват во всем, что шевелится. Сам Александр Чепик подыгрывал в меру умения режиссерам и свою демоническую сущность не опровергал. В общем, все остались довольны.

Впрочем, иногда в компанию к Александру Чепику пытались присовокупить и Вячеслава Наговицына. Дескать, президент-то менее хорош, чем его рисуют. Но попытки "сорвать покровы" обычно заканчивались публичными "отлупами" последнего, в стилистике Владимира Путина — "от мертвого осла уши они получат". Так оппозиция и работает в паре с главой региона — "на вашу непредсказуемую критику я отвечу необычностью своего комментария. Обе стороны держатся бодрячком, но к концу года стали повторяться. Хотя журналистам по-прежнему весело.

Рейдеры и адвокаты

С бизнесом скандалов было немного. Академичная, для более продвинутых регионов, атака на универмаг "Юбилейный" немного взволновала общественность. Летом журналисты как могли понятливее объяснили населению Бурятии всю пагубную сущность рейдерства на примере данного универмага. Впрочем, самому конфликту участие общественности помогло мало. Он угрюмо толкается в судах.

А некогда громкое дело предпринимателя Турченюка, мэрии Улан-Удэ и других заинтересованных лиц за год успело скатиться в унылый производственный сериал про адвокатов. Время от времени появляются рассказы о тяжелых буднях сидельцев и казуистической борьбе защитников за права заключенных во всем мире. К сути деяний это имеет весьма малое отношение.

Впрочем, один из некогда партнеров Турченюка — господин Глазков взбудоражил заинтересованную общественность на своем новом месте работы в фирме "Сибэнергострой", которая возводит в качестве генподрядчика сразу несколько крупных государственных строек. Впрочем, поразительная живучесть компании, обремененной одиозными личностями и финансовыми сложностями на объектах, готовящихся к "350-летию", уже никого не удивляет. К концу года окончательно перестала быть тайной симпатия к "Сибэнергострою" некоторых представителей законодательной ветви власти Бурятии.

Геннадий Айдаев навсегда

В мэрии Улан-Удэ жизнь прошла под знаком "денег нет, а мы крепчаем". Финансовые дела у города по-прежнему вызывают тревогу у общественности, причем иногда злорадную. Любой муниципальный кредит становится предметом обсуждений на тему "Когда начнется процедура банкротства?". Между тем, чиновники мэрии хладнокровно выходят на брифинги и рассказывают о насущном, словно не замечая игривого настроения журналистов.

К нескольким десяткам слухов об отставке мэра в предыдущие годы в уходящем добавился еще пяток. За основу следует, видимо, принять обратный вариант. И всерьез обратить внимание на слух о безвременном царствовании г-на Айдаева в отдельном муниципалитете.

Другие муниципалитеты Бурятии — сельские районы отличились большой плотностью уголовных дел на количество глав администраций. Один устраивал кулачные бои без правил, на потеху всем информагентствам России. Другие совершали загадочные для следственных органов и судов сделки с имуществом.

Про культуру и пистолет

В культурной жизни Бурятии в уходящем году произошло дивное событие. Только за фразу года: "Когда я заглянул в партитуру, моя рука потянулась к пистолету" стоило приглашать Антона Лубченко на пост худрука оперного театра. Никто еще так доходчиво и наглядно не говорил о кризисе в бурятской культуре.

Молодой менеджер дал с десяток успешных интервью. И привез несколько всемирно известных музыкантов на гастроли "в глушь, в Сибирь", чуть ли не за их же счет. Такое энергичное миссионерство поколебало местные патриархально культурные устои.

Вообще, деятельность министра от культуры Тимура Цыбикова, вкупе с режиссером Олегом Юмовым и музыкантом Антоном Лубченко, кажется самым интригующим проектом в области прекрасного. Хотя бы по принципу "не догоним, так согреемся".

Москва смотрит и улыбается

В общем, год в Бурятии прошел под знаком насыщенной жизни в себе любимой. Сами себе строим, между собой ругаемся, строим планы и прочее. Иногда приглашаем гостей оптом — показать то, что не стыдно. Федеральная власть смотрит на это все свысока и улыбается: "Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало". Ведь и в самом деле, не произошло у нас ничего страшного. Даже вот и вспомнить нечего. Хотя вся остальная страна то и дело содрогалась от диких происшествий и событий.

^