04.08.2004
Об этом отделении знают только медики. Посторонним вход сюда строго-настрого запрещен, а от внешнего мира его отделяет толстая железная дверь. И даже матерям, чьи новорожденные по воле рока проходят здесь лечение, без спецодежды (маски, хирургического халата, бахил и колпака) проходить внутрь нельзя. Собственно, и врачи при лечении малышей придерживаются самых строгих санитарных правил: проводить процедуры без специальных средств защиты — опасно для жизни. Полтора года в ожидании смертельного приговора — таков удел этих едва успевших появится на свет младенцев. Судьба милует не всех.
Врачи бьют тревогу
В городской больнице 4 на окраине поселка Машзавод есть специализированное отделение по лечению и диагностике детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей и от матерей, болеющих сифилисом. Отделение небольшое, но с каждым годом число его маленьких пациентов растет. Врачи бьют тревогу: если молодежь срочно не начнет заботиться о своем здоровье, то о счастливом будущем нации говорить будет нельзя. Только за последние полгода через руки врачей прошло шестеро детишек, которые родились от матерей с диагнозом ВИЧ. Многим детям, попадающим сюда сразу после рождения, приходится снимать наркотическую и алкогольную ломку: во время беременности их матери курили, употребляли спиртное и наркотики. Работа по возвращению этих детей в нормальную жизнь просто титаническая, но на вооружении врачей лишь профессионализм, минимальный набор необходимых медикаментов и ласка.
— Наши детки, как правило, очень ослабленные, маловесные, — рассказывает Светлана Юрьевна Исаева, заведующая отделением. — Практически у всех наблюдается перинатальное поражение нервной системы, в восьмидесяти процентах случаев — кардиопатия и затяжная форма желтухи. А в отделении нет ни одного аппарата для выхаживания недоношенных детей, аппарата искусственного дыхания. Все, что мы можем использовать для лечения младенцев, — это профессионализм сотрудников, их опыт и необходимый набор медикаментов. Наши дети лежат в старых кроватях, оставшихся отделению в наследство еще с советских времен, пеленальные столики — самодельные, хотя им требуются столики с подогревом...
Отделение, в котором начинают свою жизнь дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей, не просто единственное в республике, оно одно на весь регион. Ни в Иркутске, ни в Чите такого нет. Врачи, работающие здесь, не раз обращались в различные инстанции с просьбой о покупке необходимого оборудования, но воз и ныне там.
Первые дети, рожденные от матерей с ВИЧ-инфекцией стали поступать в отделение в 2000 году, за четыре года число таких малышей достигло сорока. За последние полгода прибавилось еще шесть. Сейчас в стационаре находятся двое детишек с подозрением на ВИЧ. Сказать о том, станут ли они носителями самой страшной инфекции, можно будет лишь по прошествии полутора лет — за такой срок из крови ребенка уходят антитела матери. Когда с этими детьми работают медики, они соблюдают самые строгие санитарные правила, все процедуры проводят с помощью специальных средств защиты. После того, как дети "вырастут" из отделения, они попадают под строгий контроль педиатров и сотрудников СПИД-центра. Из сорока детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, у семи подтвердилось наличие вируса. Станут ли эти младенцы взрослыми, никто не знает.
— Этот мальчик поступил к нам вчера, — рассказывает Светлана Юрьевна. — У мамы ВИЧ-инфекция и туберкулез, то есть потенциально ребенок заражен микс-инфекцией. Сейчас ему проводятся все необходимые процедуры. Но узнать, будет он здоров или нет, мы сможем только через полтора года. У этого ребенка есть мама и папа. Знаете, вич-инфицированные семьи хотят такого же счастья как и все остальные: некоторые рожают и по второму ребенку.
Но не всем детям в этом отделении везет с родителями. По болезням матерей можно, как правило, совершенно точно сказать, что родители этих малюток неблагополучные люди — бомжи, алкоголики и наркоманы.
— Иногда очень жаль отдавать детей в руки родителей, большинство из них асоциальны. Но поскольку официального отказа от родительских прав многие из них не пишут, прекрасно понимая, что за ребенка государство выплачивает различные пособия, то мы вынуждены возвращать им детей. Порой такие родители приходят забирать их пьяными, аж сердце кровью обливается, — продолжает Светлана Юрьевна. — И чтобы хоть как-то помочь малютке в таких случаях, мы снабжаем нерадивых родителей соской, питанием, пеленками и очень надеемся, что все у них будет хорошо.
Как спасли Олесю
Когда врачи видят, что родители нормальные люди, которые сомневаются, оставить ребенка или нет, они делают все возможное, чтобы вопрос решился в пользу семьи.
— У нас проходит лечение девочка, которая к нам поступила с Аршана, — рассказывает старшая медсестра отделения Анастасия Потаповна Порывай. — Ее мама, семнадцатилетняя девушка, решила отказаться от своей дочки. Ребенок у нас пролежал в отделении восемь месяцев, и мы сообща решили сфотографировать Олесеньку и отправить матери фотографию. Мы надеялись, что, когда мама увидит это чудо, она изменит свое решение, ведь девочка просто прелесть, с большими смышлеными глазами, и она так красиво улыбается. Кроме того, она здоровенькая, совсем недавно мы получили анализы, которые подтвердили это. И когда мама получила фотографию, видимо, в сердце у нее что-то дрогнуло, и она решила оставить девочку себе. Если бы не отправили эту фотографию, еще один ребенок рос бы в детском доме.
За судьбу каждого своего маленького пациента медики очень беспокоятся. "Они все как родные, — говорят сотрудники отделения, — не зависимо от того, кто их родители". Действительно, будь отношение врачей другим, вылечить этих детишек было бы нельзя. Ребенок в буквальном смысле неспособен пережить отсутствие ласки.
— Для этих детей самое главное — уход, — рассказывает Анастасия Потаповна. — Медсестры им вяжут носочки, игрушки покупают, баюкают на ночь, ласкают и так привязываются, что, когда приходит время везти их в дом ребенка, ненароком плачут. Материнские чувства ведь никуда не денешь. А дети, словно чувствуя расставание, такими глазками смотрят на нас, будто хотят сказать: "Что же вы нас оставляете?" Маленькие ведь очень быстро привыкают к тем, кто о них заботится.
Работники отделения говорят, что уже с двух месяцев дети начинают различать людей по шагам, по голосу.
— У нас есть медсестра, которая носит очки, — рассказывает Инга Дмитриевна Очирова. — Она все время приходила кормила Ваню в очках, а однажды сняла их. Так малыш ее не узнал! Испугался, начал плакать и плакал до тех пор, пока она очки не одела. Наши дети очень чуткие. Они, когда слышат, что дверь открывается, даже замирают, ждут, когда к ним подойдешь. Поэтому в нашем отделении строго запрещено плохое настроение, все свои проблемы мы оставляем за дверью и идем на работу с легким сердцем и надеждой на лучшее.
^